Имущественный ценз

Документ, по задумке авторов и регулятора, призван защитить инвесторов, не имеющих достаточного опыта для оперирования со сложными и наиболее рискованными финансовыми инструментами. Его первоначальная версия вызвала много споров — закон рассматривался Госдумой и обсуждался в профсообществе более полутора лет.

Деление на квалифицированных и неквалифицированных инвесторов де-факто существует давно — статья о квалифицированных инвесторах была внесена в закон «О рынке ценных бумаг» в 2007 году. Однако теперь четко определено понятие «квалифицированный инвестор» (на языке брокеров — «квал»). Этот человек должен соответствовать одному из следующих критериев:

  • работать не менее двух лет в организации, совершавшей сделки с ценными бумагами;
  • владеть финансовыми активами не менее чем на 6 млн рублей (включая банковские вклады);
  • совершить сделки на 10 млн рублей в течение года (сделки должны проходить не реже одного раза в месяц).

Статус квалифицированного инвестора присваивает брокер. Лишиться этого статуса можно только в том случае, если будет доказано, что клиент получил его обманом. Это значит, что инвестор, доказавший брокеру наличие активов на 6 млн рублей, при падении их стоимости уже не теряет квалификацию.

Инвесторы, которые уже имеют статус «квала», сохранят его после вступления в силу нового порядка.

Откуда все пошло

Понятие квалифицированного инвестора — калька с европейского законодательства, где существуют ограничения для розничных клиентов с относительно небольшими суммами на счетах, отмечает Валерий Емельянов, аналитик ИК «Фридом Финанс». «Квалифицированный инвестор за рубежом — это VIP-клиент с капиталом от определенной суммы и доходом выше определенного порога. Например, в США это человек с состоянием от 1 миллиона долларов, который зарабатывает более 200 тысяч долларов в год. В Европе — человек, имеющий в активах 500 тысяч евро или торговый оборот от 50 тысяч за квартал», — поясняет он.

Также статус квалифицированного инвестора автоматически получают специалисты фондового рынка, включая личных финансовых советников, чтобы они могли совершать сложные сделки в интересах состоятельных клиентов. Эти люди, как правило, сдают профильный экзамен для получения профессионального аттестата. Сами клиенты никаких экзаменов никогда не сдают, подчеркивает Емельянов.

Экзамен для «неквала»

Для квалифицированных инвесторов со вступлением закона в силу ничего не изменится, а вот ограничения для «неквалов» будет определять Банк России. По состоянию на сегодняшний день их хотят лишить доступа ко всем производным инструментам и маржинальным сделкам, иностранным ETF. Есть ограничения и по структурным нотам, которые не гарантируют сохранность капитала.

Сейчас российское законодательство не сильно ограничивает физлиц, не имеющих статуса квалифицированного инвестора. Им доступны даже рискованные бумаги третьего эшелона, где совершается пару сделок в год и цены могут меняться сразу на десятки процентов в считаные секунды, рассказывает Валерий Емельянов.

Для «неквалов» также недоступно большинство еврооблигаций (валютных) и значительная часть рублевых корпоративных выпусков. Но это чисто номинальное ограничение, так как эти бумаги в принципе не предназначены для физических лиц

«Для «неквалов» также недоступно большинство еврооблигаций (валютных) и значительная часть рублевых корпоративных выпусков. Но это чисто номинальное ограничение, так как эти бумаги в принципе не предназначены для физических лиц — минимальный лот от 200 тысяч долларов, — говорит эксперт. — Также «неквалам» сейчас закрыт доступ в низколиквидные паевые фонды: венчурные, кредитные, девелоперские — и по закону, и по факту. Там высокий порог входа и закрытый пул инвесторов. В остальном «неквал» сейчас может инвестировать во что угодно и как угодно, вплоть до сделок РЕПО и свопов».

Со вступлением в силу закона «неквалам» придется ограничиться низкорисковыми и, соответственно, наименее доходными инструментами. Это акции компаний из котировальных списков, ОФЗ, облигации российских компаний с высоким рейтингом, паи открытых, биржевых и интервальных ПИФов, суверенные бонды стран ЕС или ЕАЭС, Великобритании и Ирландии, а также корпоративные облигации компаний, зарегистрированных в этих странах. Если вы нашли здесь все, чем до сих пор пользовались, не удивляйтесь. По мнению экспертов, этот перечень ценных бумаг покрывает 99% потребностей рядового инвестора.

Для доступа к определенным инструментам (фьючерсам, опционам и сделкам на заемные средства, паям ЗПИФов, не включенных в котировальный список биржи) придется проходить тесты, которые должен организовать брокер. Брокеров, допустивших «неквалов» к недопустимым бумагам, будут наказывать — вплоть до выкупа бумаг у клиента за свой счет и возмещения всех связанных со сделкой расходов.

«Завалить» экзамен, который должен быть бесплатным, не страшно — количество пересдач не ограничено. В крайнем случае можно воспользоваться «последним словом» и купить желаемые инструменты на сумму до 100 тыс. рублей или больше, если лот или акция стоят дороже. В последнем случае можно приобрести лишь один лот или акцию.

Заграница нам поможет

Давать ли «неквалам» доступ к иностранным «голубым фишкам» — один из ключевых вопросов дискуссии вокруг закона. Часть чиновников и депутатов считала эти бумаги более рискованными, чем российские акции, якобы из-за языкового барьера, с которым сталкиваются инвесторы, пытающиеся самостоятельно анализировать положение дел в компаниях, а также из-за валютной составляющей, говорит Валерий Емельянов.

Часть, напротив, указывала на то, что иностранные бумаги дают более стабильный и предсказуемый результат, зарубежные корпорации лучше регулируются. «Сейчас спор закрыт, у клиентов будет выбор как из рублевых крупных «фишек», так и из зарубежных, номинированных в валюте. То есть новички, как и профессионалы, смогут получать доходность в рублях, долларах, евро или другой валюте, не опасаясь, что их как-то ограничат в этом вопросе», — поясняет эксперт.

Список доступных «неквалам» бумаг иностранных эмитентов все же будет формально ограничен бумагами, входящими в ведущие мировые фондовые индексы.

Список доступных «неквалам» бумаг иностранных эмитентов все же будет формально ограничен бумагами, входящими в ведущие мировые фондовые индексы. Список индексов также определяет регулятор, пока их около 40. Другой вариант доступа к иностранным бумагам — назначение маркетмейкера (участника рынка, который поддерживает котировки на определенном уровне, покупая и продавая бумагу за свой счет). Если ценные бумаги выходят из одобренных индексов или теряют маркетмейкера, то они могут обращаться на бирже еще полгода, но потом должны быть делистингованы. Есть один нюанс: если бумаги уже торгуются на одной из российских бирж, они могут торговаться и на другой. Например, Мосбиржа сможет добавить иностранные ценные бумаги, уже торгующиеся на Санкт-Петербургской бирже.

Что не устраивает брокеров в новом законе

После окончания дискуссии вроде бы бессмысленно махать кулаками, тем не менее у российских брокерских компаний остались сомнения по поводу принятого документа и его влияния на рынок инвестиций. В частности, запрет на торговлю бумагами иностранных эмитентов можно легко обойти, открыв счет в иностранной компании — тогда инвестор сможет проводить все операции без тестирования. «Для открытия счета инвестору нужен лишь паспорт и выход в Интернет, после чего потенциальный клиент уходит из зоны ответственности регулятора, при этом он может пользоваться полным спектром инвестиционных предложений со стороны иностранных брокерских компаний», — говорит Олег Чихладзе, директор по брокерскому бизнесу «БКС Брокер».

С ним соглашается Владислав Кочетков, президент — председатель правления ГК «Финам». Он также подчеркивает, что отдельные продукты, имеющиеся в России (например, ИСЖ), представляют по своему наполнению набор запрещенных для неквалифицированного инвестора инструментов, но их можно покупать и т. д. «Но стоит признать, что в финальной версии закона наиболее неприятные моменты были сняты. Да, жить инвесторы будут хуже, затраты у брокеров тоже вырастут, но в целом рынок продолжит развитие», — отмечает он.

Чихладзе также считает, что закон повлечет за собой усложнение техническо-программной инфраструктуры брокера, усложнит работу с клиентами, повысит риски ухода клиентов к иностранным брокерам. По своей сути в проекте закона предлагается не две категории инвесторов, а больше, обращает внимание эксперт: квалифицированный; неквалифицированный, не проходивший тестирование; неквалифицированный, прошедший тестирование с положительным результатом; неквалифицированный, прошедший тестирование с отрицательным результатом. Он также опасается, что без серьезной фундаментальной подготовки тест будет сложно пройти и закон станет запретительным. Чихладзе считает целесообразным убрать лимит в 100 тыс. рублей и ограничиться уведомлением о рисках и заявлением клиента о принятии рисков, например, с детализацией требований к этим двум элементам. «Прогнозируем, что закон замедлит развитие рынка и в долгосрочной перспективе подорвет благосостояние инвесторов», — говорит представитель по бизнесу «БКС Брокер».

Андрей Салащенко, заместитель генерального директора АО «Открытие Брокер» по взаимодействию с органами власти и общественными организациями, отмечает, что для начала регулятор должен разработать подзаконную базу и утвердить базовые стандарты, а тонкие места проявятся только после начала работы по данному закону.