Тайное сокровище

Природные ресурсы, высокие технологии, налоги и законы — от чего зависит экономика той или иной страны? Помимо этих факторов, которые можно «пощупать», богатство страны зависит еще и от такой, казалось бы, эфемерной субстанции, как доверие. Все больше исследований подтверждают, что это реальная сила, определяющая в том числе размер ВВП на душу населения и приток инвестиций.

Когда компании и население доверяют властям, они чувствуют себя более уверенно, охотнее инвестируют и потребляют, больше склонны действовать в рамках закона (например, в налогообложении). Все это способствует росту экономики. А стабильный рост экономики, в свою очередь, способствует росту доверия к политикам. Влияние доверия и экономического развития всегда обоюдное.

Наоборот, дефицит доверия приводит к крупным кризисам — финансовым или экономическим. Яркий пример — дефолт в России в 1998 году.

Об экономическом эффекте доверия между гражданами, бизнесом и государством написано много научных работ

Об экономическом эффекте доверия между гражданами, бизнесом и государством написано много научных работ. Их анализ лег в основу исследования «Доверие в России и его связь с уровнем экономического развития», опубликованного экспертом «Центра развития» НИУ «Высшая школа экономики» Дарьей Авдеевой. Автор пишет, что доверие бывает разным: межличностным (друг к другу), политическим (населения к государству), институциональным (к организациям — государственным, частным, некоммерческим, СМИ), международным (к другим странам). И находит, что россияне слишком подозрительны, чтобы жить хорошо. Как это можно исправить?

Человек человеку кто?

Чем выше уровень межличностного доверия, тем выше показатель доходов на душу населения. Так, рост оценок доверия на 10 процентных пунктов связан с увеличением среднедушевого ВВП на 21%, показали расчеты, которые сделали во ВШЭ, используя статистику Всемирного обзора ценностей и Всемирного банка за 1998—2017 годы.

Причинно-следственная связь еще исследуется, очевидно также, что эта связь не абсолютная. Тем не менее расчеты показали, что 40% разницы в уровне среднедушевого ВВП между странами можно объяснить именно разницей в межличностном доверии. Если говорить о России, то недостаток доверия объясняет десятую часть отставания нашей страны от Великобритании, Германии и США, четверть отставания — от Японии, треть — от Канады и Чехии, половину — от Нидерландов и Норвегии, говорится в исследовании.

«Тут все довольно просто, — поясняет директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов. — Чем выше степень доверия граждан, тем более эффективно взаимодействие друг с другом. Появляются стартапы, реализуются различные новые проекты. Упрощаются процессы и повышается скорость принятия решений, вплоть до реализации. Успешность того или иного проекта, как и сделки, строится на доверии участников».

Причем влияние доверия и личного благосостояния взаимное

Причем в последние годы, вместе с появлением инноваций, роль доверия в экономике растет. «Важнейшую роль играет торговля технологическими товарами и услугами, связанными с человеческим капиталом, где отношения между двумя сторонами основаны прежде всего на доверии, которое появляется с репутацией, рекомендациями, — говорит Абрамов. — С высоким уровнем доверия повышается эффективность организации работы, что позволяет добиться более высокой производительности».

Причем влияние доверия и личного благосостояния взаимное. «Согласно исследованию французских экономистов Яна Алгана и Пьера Каюка «Врожденное доверие и рост», если бы доход на душу населения в России был на 69% выше, то уровень доверия был бы такой же, как в Швеции», — продолжает Вячеслав Абрамов.

Какова же ситуация с межличностным доверием в России? По данным ВШЭ, доверять большинству людей готовы менее 17% граждан, доверять отдельным людям при определенных условиях — 41%. По данным Всемирного обзора ценностей, средняя оценка обобщенного доверия в России составляет 29%. Это чуть выше среднего уровня в 27%, но гораздо ниже лидирующей с 66% Норвегии.

Трудом праведным не наживешь палат каменных

Доверие к организациям — бизнесу, СМИ, общественным структурам — в России крайне слабое, свидетельствуют ежегодные доклады американской консалтинговой компании Edelman Trust Barometer. В 2018 году в списке из 28 стран Россия оказалась последней, набрав 36 баллов из 100. Лидирующие позиции заняли Китай (74 балла), Индонезия (71), Индия (68) и ОАЭ (66).

О низком доверии россиян к бизнесу говорят и другие исследования. Так, доверие к банкам и крупным компаниям испытывает лишь треть граждан: 38% и 33% соответственно, показывает исследование Всемирного обзора ценностей. Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ показал похожие результаты: 35% граждан доверяют крупным частным предприятиям, около 24% — малым и средним.

Почему так происходит? Больше трех десятилетий мы живем в рыночных отношениях, но настороженность по отношению к частному бизнесу не проходит. Исследователи приходят к выводу, что это может быть связано с недостаточной прозрачностью бизнеса, а также с его слабой социальной ответственностью, которая является результатом незаинтересованности самого бизнеса в повышении доверия клиентов.

«Сформированные регуляторами жесткие налоговые, монетарные и регулятивные нормы не позволяют реальному бизнесу рассчитывать на высокие темпы роста, — говорит аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин. — В поисках высоких темпов роста бизнес уходит из легальной сферы, становится спекулятивным, теневым, криминальным. Наличие и рост такого полукриминального и криминального кластера в экономике и является источником социальной напряженности в обществе».

«Россияне в массе своей не спешат верить на слово: с начала 1990-х Россия славилась крайне низким уровнем доверия, — отмечает президент холдинга Mikro Kapital и General Invest Винченцо Трани. — Очевидно, что это связано с масштабными изменениями, происходившими в те годы в стране. В результате чего сложилась такая практика, где государство и общество не доверяют бизнесу, а бизнес зачастую отвечает тем же и под давлением начинает работать не так эффективно».

Не обманешь — не продашь

Главный страх потребителя в России — быть обманутым

Особенно остро недоверие проявляется в отношениях «потребитель — продавец». Главный страх потребителя в России — быть обманутым. Поэтому россиянин всегда настороже, он готов к обману, что не может не сказываться на его отношении к бизнесу.

Показательны результаты исследования социолога ВШЭ Регины Решетеевой, проведенного на основе Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения и дополнительного опроса жителей Москвы. Москвичам задали вопрос: «Представьте, что в крупной партии молочных продуктов обнаружена опасная инфекция. Как вы считаете, что сделают их производители и магазины?» 60% респондентов ответили: «Скроют информацию».

В Советском Союзе люди жили при постоянном дефиците. Сейчас есть свобода выбора, но нет ощущения безопасности. Опрос показал, что почти 60% жителей Москвы не уверены, что смогут защитить свои права на качественные и безопасные покупки и услуги, на возврат денег за бракованный товар, на его ремонт по гарантии и т. д.

Люди хотят справедливости, которая в их понимании означает адекватные цены и качественные товары. И признают: производители и продавцы принцип справедливости нарушают. По мнению респондентов, производители способны экономить на качестве продуктов (42% опрошенных), а продавцы действуют исходя исключительно из своей выгоды (68%) и могут безосновательно повышать цены (46%).

Впрочем, постепенно потребители учатся отстаивать свои права. «Россияне стали чаще жаловаться на представителей торговли в Роспотребнадзор, — пишет Регина Решетеева. — Динамика обращений прогрессировала с 2005 года и достигла максимально высокого уровня в период экономического кризиса (2014—2017 годы). По данным Верховного суда РФ, в 2013 году в суды поступило 383 458 исков от потребителей, а в 2016 году — уже 503 110».

И все же, учась отстаивать свои права перед бизнесом, значительная часть россиян заявляет, что хотела бы, чтобы государство, а не рынок было главным в экономике — устанавливало цены на продукты питания, лечило и обеспечивало работой. Российский мониторинг экономического положения и здоровья показал, что почти 80% населения выступают за то, чтобы государство устанавливало стоимость продуктов питания. Среди участников московского опроса за контроль со стороны государства выступают 55% респондентов.

Но вот что интересно: выступая за патерналистскую модель государства, россияне не доверяют ему до конца. Опрос жителей Москвы показал, что 83% его участников уверены: в критических условиях манипулировать правдой будет и само государство.

Отношения россиян и государства — это любопытная смесь доверия и недоверия. Которая в итоге тормозит развитие страны.

Вот приедет барин, барин нас рассудит

В целом у россиян довольно высокий уровень доверия к власти

В целом у россиян довольно высокий уровень доверия к власти. Эксперты Pew Research Center проанализировали данные 37 стран и пришли к выводу, что в той или иной мере действия правительства одобряют 67% населения России. Из западных стран доверчивее лишь жители Нидерландов (71%) и Германии (69%).

Но это величина непостоянная. Взлет доверия произошел в 2014 году, на него большое влияние оказали присоединение Крыма, ухудшение отношений с Западом и вызванный всем этим рост патриотизма. В свою очередь, падение доверия к президенту, премьер-министру и правительству в 2018 году объясняется принятием непопулярных мер: увеличением пенсионного возраста и ставки НДС. Остановимся на этих событиях чуть подробнее.

Рост доверия к власти в 2014 году произошел на фоне очередного экономического кризиса и был вызван действиями России на международной арене. «Страна защищала свои интересы, интересы народа в далеко не благополучной экономической ситуации и с огромным риском ее ухудшения — это вызвало ощущение принадлежности к великой стране, — говорит директор Центра финансовых технологий Финансового университета Дмитрий Трофимов. — Попробуйте не доверять такой стране — это невозможно». Население в массе своей согласилось, что ухудшение экономической обстановки — это своеобразная «плата за Крым». «Все поддержали государство, и что в ответ? — продолжает Трофимов. — Пять лет население беднеет, а небольшая часть богатеет. Всем, даже не имеющим возможности профессионально оценить принимаемые в экономике решения, стало понятно, что их просто используют для решения своих проблем. И есть все основания считать, что так будет продолжаться дальше. У людей сформировалось четкое понимание того, что их просто в очередной раз использовали и обманули».

Доверие особенно снижается в последние годы, и на то есть причины. «Один из последних ярких примеров подрыва доверия к государству — это пенсионная реформа, — говорит Вячеслав Абрамов. — Реальные доходы населения падают шестой год подряд, долговая нагрузка увеличивается, люди не стали жить лучше, именно поэтому уровень доверия к государству такой низкий».

Высокие инфляционные ожидания, несмотря на долгий период низких цен (на что так жалуется глава ЦБ Эльвира Набиуллина), отсутствие долгосрочных инвестиций в экономику как от частных лиц, так и от бизнеса (на что жалуются представители экономических властей) — все это следствие недоверия к государству. «Даже если не брать крайние точки — кризисы, — то при недостатке доверия между населением, бизнесом и государством снижается уверенность в завтрашнем дне, горизонты планирования бизнеса становятся короткими, — поясняет управляющий партнер Exante Алексей Кириенко. — Бизнес старается как можно больше заработать «здесь и сейчас», среди чиновников наблюдается высокий уровень коррупции, доходы населения остаются на низком уровне».

Биткоин как индикатор

Для стран Евросоюза характерен высокий технологический уровень, однако число пользователей криптовалют в ЕС заметно ниже, чем, скажем, в Турции или Венесуэле. Почему? «Интерес к криптовалюте — своеобразный индикатор недоверия населения к местным деньгам и финансовой системе в целом, — считает управляющий партнер Exante Алексей Кириенко. — Если же люди при всех недостатках традиционных денег не торопятся их ни на что менять, то уровень доверия к государству довольно высок, население не видит серьезных для себя угроз в монетарной политике».

Александр Осин сравнил динамику экономических показателей, отражающих уровень жизни в средне- и долгосрочном периоде, и динамику рейтинга ведущих политических партий. Так, средние темпы роста денежной массы и базы в России упали с 34% год к году в 2000—2012 годах до 10% год к году в среднем в 2013—2019 годах. Параллельно произошло ужесточение налоговых условий и введение ряда норм регулирования, снижающих экономическую активность. В итоге инфляция снизилась, но ценой стало падение промпроизводства: средние показатели годовой динамики промпроизводства в стране упали с 4,02% год к году в 2000–2012 годах до 1,68% в 2013—2019. Темпы роста розничных продаж упали с более чем 9% в 2000–2012 годах до минус 0,44% в 2013–2019 годах. Как это отразилось на рейтинге «Единой России»? Он упал с 48% по итогам 2012 года до 33% в ноябре 2019-го.

Впрочем, полагает Осин, к следующим выборам в Госдуму, которые ожидаются в 2021 году, у «Единой России» есть шанс вернуть рейтинг к 40—45%. Причиной будет рост доходов населения РФ, правда, это станет результатом не внутренней политики, а следствием общемировой тенденции, в первую очередь стимулирующих мер в ведущих странах Азии, которые постепенно окажут положительное влияние и на европейскую экономику, а потом и на российскую. «Очень характерным, подтверждающим данную взаимосвязь выглядит прозвучавшее в конце ноября на съезде ЕР заявление лидера единороссов Дмитрия Медведева, в котором он раскритиковал практику самовыдвижения, активно применявшуюся фактическими членами ЕР на всех последних выборах», — говорит Александр Осин.

Как повысить доверие?

Как повысить уровень доверия в стране? Действовать можно на нескольких уровнях.

Универсальный уровень — решать существующие в стране экономические проблемы. «Улучшение материального положения будет напрямую влиять на рост доверия и к государству, и к бизнесу», — считает Вячеслав Абрамов.

Новые технологии, как мы говорили выше, могут способствовать росту доверия. Так, одним из инструментов повышения межличностного доверия и доверия к бизнесу можно назвать развитие краудфандинга, считает один из руководителей краудфандинговой платформы Planeta.ru Наталья Игнатенко. «Краудфандинг во многом строится на доверии, — делится эксперт. — Российский рынок reward-краудфандинга (когда понравившиеся проекты финансируют за нефинансовое вознаграждение) развивается в течение 7,5 года. Общий сбор крупнейшей российской краудфандинговой платформы Planeta.ru за это время составил 1,15 миллиарда рублей при среднем чеке 1 300 рублей. Учитывая то, что это не инвестиции, не гранты, не деньги крупных меценатов, это достаточно большая сумма, которая напрямую говорит о связи доверия в обществе и уровня экономического развития». Тем не менее российским платформам пока далеко до показателей зарубежных аналогов. И это тоже вопрос доверия. Вероятно, требуется время и значительное число успешных кейсов, чтобы краудфандинг превратился в реальный инструмент экономического роста.

Способствовать росту доверия к бизнесу будет международное сотрудничество, считает Винченцо Трани. «Бизнес в России в последние годы очень успешно развивается, в том числе и за счет кооперации с другими странами, в которых принята другая бизнес-культура, — рассказывает Трани. — Например, японские предприниматели считают, что доверие позволяет экономить энергию и получать больше удовольствия от творческого сотрудничества. Высокий уровень доверия присутствует и в немецком бизнесе: он во многом определяется немецкой судебной системой, которая обеспечивает общую деловую уверенность. Взаимодействие с иностранными партнерами и с отечественными компаниями, перенявшими такой взгляд на работу и жизнь, будет априори успешнее».

Ключевая роль в повышении уровня доверия отведена государству

Но, конечно, ключевая роль в повышении уровня доверия отведена государству. «Глобально, чтобы бизнес начал доверять государству, необходимо создать сильные правовые институты, снизить уровень коррупции, долю участия государства в бизнесе, — считает Алексей Кириенко. — Важную роль играет ориентация государства на экономический рост и умеренная позиция во внешней политике. Такую ситуацию мы видели в России в начале 2000-х». Сейчас ситуация, к сожалению, практически противоположная.

Свой рецепт предлагает Александр Осин. Он говорит о необходимости преодолеть кризис, чтобы сделать возможным само доверие. «Необходим комплексный подход, который, как представляется, должен включать докапитализацию банков, ремонетизацию экономики, сокращение налоговой нагрузки (прежде всего это касается НДС и «плоской» шкалы НДФЛ — смягчение условий ее администрирования), отмену повышения пенсионного возраста, усиление регулирования валютного рынка, реформирование системы стабфондов, — перечисляет Осин. — То есть политика регуляторов должна быть изменена диаметрально».

Винченцо Трани назвал доверие индикатором экономики: подобно тому, как спидометр в машине указывает скорость движения, уровень доверия показывает состояние экономики. Сможем ли мы добиться ситуации, когда люди, компании и государство перестанут видеть друг в друге врага? И когда вместо того, чтобы давить на тормоз, мы будем давить на газ?