С января активы банков (кредиты, инвестиции в ценные бумаги, счета в других банках и т. д.) в иностранной валюте перестали полностью покрывать валютные пассивы (вклады, кредиты, привлеченные на межбанковском рынке и у ЦБ и др.). На это обратил внимание Центробанк — такое происходит впервые за 11 лет статистики, которую публикует регулятор. И «разрыв» в валютном балансе с начала года только вырос. Так, на 1 февраля обязательства банков в валюте достигали 310,8 млрд долларов, а активы — 309,5 млрд долларов. К марту «дыра» увеличилась до 1,6 млрд долларов, на начало апреля она составляла уже 2,4 млрд. На 1 мая валютные активы банков составляли уже 309,6 млрд долларов, данных по пассивам ЦБ не предоставил. Это плохо: в случае резкого ослабления рубля банкам придется дополнительно закупать валюту на рынке по менее выгодному курсу, чтобы расплачиваться с валютными вкладчиками.

Отношение валютных пассивов ко всем обязательствам банка снижается медленнее, чем доля валютных активов

Отношение валютных пассивов ко всем обязательствам банка снижается медленнее, чем доля валютных активов.Разница в соотношении валютной составляющей активов и пассивов по 20 крупнейшим банкам была отрицательной еще с начала года (22,1% против 22,4% на 1 января). На 1 мая она достигала уже -0,8 процентного пункта, говорится в  обзоре банковского сектора ЦБ.

Такое «смещение» — результат политики ЦБ по сокращению доли валюты в банковских балансах после девальвации рубля 2014—2015 годов. ЦБ повышал коэффициенты риска по валютным кредитам и увеличивал нормы отчисления в фонд обязательных резервов по валютным вкладам физических лиц. Политика сработала только частично. Объемы валютных кредитов, выдаваемых юрлицам, действительно снизились, но ситуация с депозитами до конца не исправилась. Люди продолжают открывать вклады в валюте.

По итогам I квартала 2019 года банки столкнулись с притоком на валютных счетах: 5,5 млрд долларов от физических лиц и 5,8 млрд — от юридических. Согласно данным из  «Обзора финансовой стабильности» ЦБ, на 1 апреля годовой темп прироста вкладов физлиц в иностранной валюте составил 2,2%. Если рост остатков на счетах юридических лиц Банк России объясняет сезонными факторами, то увеличение объема валютных вкладов физлиц вызывает у регулятора настороженность. «ЦБ ничего с этим сделать не может. Народ понимает, что рубль — слабая валюта в долгосрочной перспективе. Пусть хоть нулевая ставка будет, равно люди будут хранить в долларах», — отмечает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Валютный долг платежом красен

Многие крупные банки предлагают клиентам конвертировать валютные кредиты в рублевые

Ограничительные меры ЦБ привели к тому, что многие крупные банки предлагают клиентам конвертировать валютные кредиты в рублевые. Банку они приносят большую доходность и к тому же оказывают меньшую нагрузку на капитал. Получается, заемщик банку должен рубли, а банк вкладчику — все еще доллары.

«По сути, такая ситуация означает, что банки сейчас в какой-то степени фондируют рублевые активы валютными пассивами. Возникает соответствующая валютная позиция и риски, связанных с ее поддержанием», — отмечает аналитик компании «Фридом Финанс» Александр Осин. В случае рублевого шока необходимая валютная ликвидность будет формироваться за счет капитала и резервов банков. Но на данный момент банковские резервы и капитал достаточны для сохранения стабильности банковской системы, считает Осин.

Банки накопили солидную «подушку» валютной ликвидности — на 1 мая она составляла 12,3 млрд долларов. Разрыв валютного баланса при этом составляет менее 1% валютных активов и всего 0,2% от всех активов. «Это немного для банковской системы. Валютная ликвидность при этом, наоборот, растет, поэтому риск недостаточности валютной ликвидности снижается», — подчеркивает пресс-служба Сбербанка.

Аналитик аналитического центра Банки.ру Вадим Тихонов при этом не исключает, что в случае крупных экономически шоков валютной ликвидности банкам все же может не хватить. «Если в короткий срок нужно будет погасить 1/4 или даже 1/5 часть пассивов, существующего запаса ликвидности, конечно, не хватит», — отмечает он. «В случае если клиенты будут вынимать деньги из банков, этим банкам придется где-то валюту брать, и это, конечно, будет оказывать давление на валютный рынок», — считает Денис Порывай.

При этом в Сбербанке полагают, что у правительства и ЦБ достаточно вариантов управления валютным риском. «У ЦБ есть возможность поддержать банки продажей валюты из ЗВР, а Минфину достаточно снова приостановить покупки валюты, как в августе прошлого года, чтобы обеспечить приток валютной ликвидности в банки», — считают в пресс-службе банка.

Чем рискует валютный вкладчик

В случае проблем с наличной валютой, как это бывает с вкладами в критические моменты для банков, кредитные организации вводят лимиты сумм выдачи или переносят ее на определенные дни. Конвертировать валюту вклада в рубли, если соответствующего пункта не было в договоре, банк не имеет права. «Хотя со стороны одного санируемого банка был ход — обслуживать валютных вкладчиков только в головном офисе в региональном центре, остальным клиентам предлагалось получить валютные вклады наличными в рублевом эквиваленте по установленному банком курсу либо перевести валютные средства в любой другой банк», — вспоминает Тихонов.

Лишение банка лицензии валютному вкладчику серьезного урона не нанесет: формально АСВ страхует и валютные депозиты. Однако страховое возмещение по ним выплачивается в рублях по курсу ЦБ на дату наступления страхового случая.

Тем не менее повторения сценария 2014—2015 годов аналитики в ближайшем будущем не ожидают. «Во-первых, валютных кредитов существенно меньше, чем тогда, — одной проблемой для банков меньше. А во-вторых, у Банка России есть инструменты и ресурсы, способные точечно гасить острую необходимость в валютной ликвидности на рынке», — отмечает Вадим Тихонов. Новых санкций и резкого падения цен на нефть, способных обрушить рубль, тоже пока не предвидится.

ЦБ давит на валютные вклады

Банки будут вынуждены еще сильнее снижать ставки по валютным вкладам, что, по мнению регулятора, и должно сократить объемы таких вкладов на балансах кредитных организаций

С июля ЦБ снова повышает отчисления банков в фонд обязательных резервов по валютным вкладам физических лиц — с 7% до 8%. Банки будут вынуждены еще сильнее снижать ставки по валютным вкладам, что, по мнению регулятора, и должно сократить объемы таких вкладов на балансах кредитных организаций.«Такая мера может сократить валютную долю в обязательствах банков, но эти средства уйдут не в рубли, как считают сами банкиры, а в более рисковые инструменты инвестирования или в зарубежные банки», — полагает Тихонов.

Александр Осин считает, что решение ЦБ ограничит рост рублевых активов, фондируемых долларовыми пассивамии, и тем самым поддержит доллар США по отношению к рублю.