Есть мнение, что отсутствие регулирования или избыточное регулирование может сильно тормозить развитие финансовых технологий. Например, появилась новость, что из-за отсутствия нормативной базы по виртуальным активам российская экономика потеряла 2 млрд долларов. Возможно, оценка спорна. Но государство не легализовало оборот криптоактивов, в этот сектор не идут инвестиции, не создаются рабочие места, не платятся налоги.

Инвестиции в новое — всегда высокорискованное дело, поскольку неизвестно, как в итоге сложится правовое поле

С одной стороны, новость неприятная, но с другой — повода посыпать голову пеплом нет. Индустрия, особенно финансовая, нередко идет на шаг впереди регулирования. Государственная машина всегда отстает в этом вопросе. Можно понять: на разработку правовых норм нужно время, надо сначала наработать практику. Инвестиции в новое — всегда высокорискованное дело, поскольку неизвестно, как в итоге сложится правовое поле. Как правило, первая реакция государства бывает с запретительным уклоном. Но в итоге удается найти компромисс, который позволяет развиваться индустрии, хотя при этом на бизнес накладываются многочисленные регуляторные требования.

Регулирование сильно влияет на котировки публичных компаний. Это легко увидеть на примере QIWI. Стартап, образованный 12 лет назад, стал крупным игроком на рынке FinTech и пять лет назад разместил акции на Нью-Йоркской бирже. На волне хайпа акции разгонялись почти до 60 долларов. Но затем капитализация начала падать. Падения котировок порой сопровождали новости, что на рынок обратило внимание государство. Не только жесткое регулирование электронных кошельков, но и конкуренция со стороны крупного бизнеса, который вступил в борьбу уже в условиях новой правовой базы, привело к сокращению рыночной стоимости компании. Ее акции в настоящее время торгуются около 14 долларов, капитализация составляет 840 млн.

Однако прогресс уже не остановить. По прогнозам EY, к 2020 году объем трансакций с использованием финтех-сервисов в России достигнет 641 млрд долларов, а в 2035-м — 14,8 трлн (это в девять раз больше нынешнего ВВП России). Безусловно, надежность долгосрочных прогнозов под вопросом, но тренд на активное развитие финтех-продуктов сомнений не вызывает. Среди драйверов роста называют проникновение гаджетов и Интернета, потребности в повышении благосостояния с помощью инвестиций, альтернативных традиционным депозитам.

В России число активных или полуактивных инвесторов не превышает 2% трудоспособного населения. В США и странах Европы этот показатель доходит до 30—40%

Не стоит думать, что регулирование только препятствует развитию финсервисов. Наоборот, часто мешает именно отсутствие нормативной базы. Например, внедрение удаленной идентификации (которая, в свою очередь, была бы невозможна без цифровизации госуслуг) увеличило доступность финансовых услуг в разы. Почти каждый новый счет на российских биржах открывается с использованием системы удаленной идентификации. Если для того, чтобы на бирже был открыт первый миллион торговых счетов, понадобилось 19 лет, то второй миллион был открыт за три года. При этом рынку есть куда расти: в России число активных или полуактивных инвесторов не превышает 2% трудоспособного населения. В США и странах Европы этот показатель доходит до 30—40%.

Регулирование рынка FinTech совершенствуется. Большую помощь в этом оказывает Банк России. Одна из концепций предусматривает апробацию цифровых проектов в регулятивной «песочнице». В этой «песочнице» Сбербанк уже провел тестовое ICO. Токенизация инвестиций и вообще финансов — вопрос, возможно, не ближайшего, но неизбежного будущего. Но для того, чтобы денежное обращение получило приставку «крипто», необходимо отрабатывать как технологии, так и нормативную базу. Важно, что некоторые услуги финтех-бизнес готов предложить уже сейчас: проекты находятся в высокой стадии готовности или отложены про запас: ожидают только официального разрешения.

Государство понимает, что полностью запрещать или долго тянуть с разрешением на работу рынка с огромным потенциалом нецелесообразно и трудозатратно. Теневой рынок криптоактивов, по некоторым данным, в прошлом году оценивался в 600 млрд долларов, и он будет расти, поскольку есть спрос, даже несмотря на падение цен на многие из криптоактивов в прошлом году. Кроме того, серый бизнес создает дополнительные проблемы: ведь чем дольше государство не выводит рынок из тени, тем сложнее это будет сделать, потому что серый рынок теснее вовлекается в криминальную сферу.

Государство, на мой взгляд, готово опираться на крупных игроков, дав им большие полномочия на рынке. Логика понятна: представители крупного бизнеса в первую очередь входят в рабочие группы, где обсуждаются аспекты нормативного регулирования; несколько крупных игроков проще контролировать, чем множество мелких; и крупным государство больше доверяет. В том смысле, что большинство из них с госучастием, и риск их вовлеченности в противозаконные практики минималенИменно гиганты, скорее всего, будут двигать рынок. К стартапам традиционно будут относиться с подозрением. Судьба большинства из них — изобрести инновационный продукт и продать его крупному игроку.