Как финансировать хай-тек и цифровую экономику в России

Бюджет нацпроекта по цифровой экономике составляет 1 трлн 634,9 млрд рублей, из них 67% – федеральные средства, 74% будут направлены на создание информационной инфраструктуры и развитие отечественных цифровых технологий. Такие данные представлены в опубликованных 11 февраля на сайте Кабинета министров  информационных материалах о национальных проектах

Майский указ президента о национальных целях развития и Стратегия научно-технологического развития России провозглашают одним из приоритетов государственной политики формирование несырьевого глобально конкурентоспособного сектора. Для мониторинга этой цели эксперты РАНХиГС и Ассоциации инновационных регионов России(АИРР) подготовили  национальный доклад «Высокотехнологичный бизнес в регионах России», представленный на  Гайдаровском Форуме. В докладе определены потенциальные точки несырьевого роста отечественной экономики и предложены меры для реализации потенциала в регионах. 

Выращивание технологических компаний и создание условий для их превращения в глобальных игроков – стратегическая задача развития России и ее регионов на ближайшие годы. Понятен и основной результат такой политики – рост вклада высокотехнологичного сектора в экономику. Сейчас весь хай-тек сектор составляет около 22% ВВП, доля цифровой экономики – от 3 до 4%, что существенно ниже, чем в развитых странах. Но споры относительно того, каким образом должны выбираться направления и меры поддержки высоких технологий в России, продолжаются. 

Как поддерживают хай-тек в России

В России внимание к необходимости стимулирования высокотехнологичных отраслей явно начало расти в конце 2000-х годов. Тогда российская власть впервые публично поставила задачу технологической модернизации страны.

На данный момент действует несколько госпрограмм, сформирована нормативно-правовая база поддержки российского хай-тека. Основные направления поддержки – финансовая, информационно-консультационная, кадровая, содействие в выходе на внешние рынки, действуют специализированные налоговые льготы.

Причем  объем поддержки в сопоставимых ценах в 2017 году был даже ниже, чем в 2010-м

Но если суммировать объем прямой поддержки высоких технологий на федеральном уровне от всех основных институтов развития (Группа «Роснано», АО «РВК», Фонд содействия инновациям, Фонд «Сколково», Фонд развития промышленности)  с 2010 по 2017 год она составила лишь около 6% от бюджетных затрат на НИОКР, идущих на финансирование исследований в РАН,  госкомпаниях и вузах страны. Причем  объем поддержки в сопоставимых ценах в 2017 году был даже ниже, чем в 2010-м.

Наши институты развития существенно различаются по своей  стратегии в отношении регионов. Фонд содействия инновациям относительно равномерно по всей стране поддерживает стартапы; так же, как Фонд развития промышленности – производственные проекты. А вот  «Российская венчурная компания» и Фонд «Сколково», наоборот, более 95% финансирования выделяют на проекты в регионах-лидерах, причем более 60% - в Москве.  

Кроме Москвы, лучшие показатели развития высоких технологий и привлечения финансирования показывают регионы, в которых уже сформировались конкурентоспособные на мировом уровне кластеры: Санкт-Петербург, Московская, Калужская, Новосибирская,   Самарская,  Ульяновская, Томская области, Красноярский край, Башкортостан и Татарстан. В них сконцентрировано более трети всех стартапов и всей финансовой поддержки. 

Как поддерживают хайтек в мире

Высокие технологии кардинально меняют не только экономику, но и реальность в целом, поэтому во многих странах ведется соответствующая политика поддержки. Существует два крупных направления поддержки: прямая (субсидии, госзакупки, кредиты) и экосистемная (содействие формированию инфраструктуры и институтов развития, создание стимулов для взаимодействия между фирмами, инвесторами и вузами). 

Среди примеров лучшего международного опыта часто упоминаются: субсидирование НИОКР  через частные фонды (SBIR в США), поддержка частных венчурных фондов (Yozma в Израиле), инновационные ваучеры (Евросоюз).Эффективность прямой господдержки хай-тека ниже, чем реализация проектов частных венчурных фондов и государственно-частных инвестиций, так как во втором случае созданы рынки венчурных инвестиций, появились профессиональные инвесторы и сформировались соответствующие институты.  

Для высокотехнологичных фирм значим доступ к новым технологиям, поэтому необходимо формирование рынка интеллектуальной собственности. В ряде стран созданы специализированные институты, например ANVAR во Франции. В США с 80-х годов прошлого века приняты меры, стимулирующие коммерциализацию государственных разработок вузами и частными компаниями, например закон Бэя–Доула, программа STTR. При этом наиболее эффективна поддержка трансферта технологий вблизи крупных научных и образовательных центров. Например,  вблизи Кремниевой долины в США действует несколько крупных вузов – Стэндфордский университет, Калифорнийский университет в Беркли, Калифорнийский технологический институт. 

Значима политика привлечения человеческого капитала извне: индийская и китайская диаспоры сыграли важную роль в формировании цифровой экономики США. А затем вернувшиеся специалисты способствовали развитию хай-тек кластеров в Индии, Китае и на Тайване. Для творческих профессионалов в менее развитых странах привлекательны условия вблизи крупнейших агломераций, например Шанхай, Гуанчжоу в КНР, Бангалор, Мумбаи в Индии, где есть доступ к крупным и разнообразным рынкам труда и сервисов, лучшие возможности самореализации.  

Технологически сложные отрасли требуют большого набора компетенций, важны связи между значительным числом контрагентов, желательно сконцентрированных на одной территории. То есть, нужны инновационные кластеры, такие как Кремниевая долина в США, София-Антиполис - во Франции, Кембридж – в Великобритании, Бангалор – в Индии т.д.

Что делать для развития высоких технологий в российских регионах  Невозможно создать равные условия для развития хай-тека повсеместно: слишком высоко в России цифровое неравенство, человеческие и финансовые ресурсы распределены неравномерно. Поэтому необходимо определить перспективные центры специализации и сконцентрировать меры поддержки в лидирующих регионах. В этих условиях важна эффективная политика региональных властей по формированиюпредпринимательской экосистемы, то есть развитие специализированной инфраструктуры и соответствующих институтов. 

Фаблабы, предоставляющие оборудование на безвозмездной основе начинающим предпринимателям и изобретателям для разработки нового продукта, могут стать новым инструментом повышения технических компетенций людей и стимулировать развитие производственного предпринимательства. Регионам России потребуется формирование сети частных и некоммерческих фаблабов, консультационных центров и акселераторов для масштабирования бизнеса (опыт формирования успешных экосистем Боулдера, Филадельфии, Канзас-Сити в США).

Важна поддержка кластерных инициатив, направленных на взаимодействие стартапов, крупного бизнеса, образовательных и научных организаций

Важна поддержка кластерных инициатив, направленных на взаимодействие стартапов, крупного бизнеса, образовательных и научных организаций. Такие примеры в России есть: в кластере «ИнноКам» Республики Татарстан выработаны инструменты сотрудничества малого бизнеса и КАМАЗа; налажено взаимодействие участников авиакосмического кластера в Самарской области. 

Для развития институтов венчурного рынка необходима поддержка корпоративных и региональных фондов, инвестиционных компаний, в том числе в рамках государственно-частного партнерства. Это позволит сформировать пул профессиональных технологических инвесторов. 

Необходима дифференцированная поддержка хай-тека в зависимости от типа предприятия, стадии их развития: 

  • для фирм творческих индустрий (искусства, ремесла, молодежные проекты): льготная аренда, коворкинги, упрощенное налогообложение, электронные сервисы, массовые мероприятия; 
  • для технологических стартапов (например, участников Национальной технологической инициативы) – программы венчурного финансирования, технологические брокеры, экспортный консалтинг (лицензии, переводы и т.д.), льготная аренда жилья; 
  • для производственного бизнеса – кооперация с крупными госкомпаниями в рамках конверсии и программ закупок, льготные кредиты на обновление фондов, cвязанные гранты; 
  • для региональных чемпионов (быстрорастущих компаний) – прямые субсидии на обновление оборудования, система акселерации ( так действует программа NIY в Финляндии). 

Уже созданная инновационная инфраструктура требует дополнительной инвентаризации и оценки эффективности. Простой, но эффективной мерой может стать обеспечение свободного доступа к инфраструктуре всем технологическим компаниям региона. Расширение ИКТ-инфраструктуры (в том числе мобильных сетей 5G) в рамках нацпроекта создаст условия для формирования новых секторов экономики: аддитивных технологий, технологий виртуальной и дополненной реальности,  телемедицины и других. 

Важным направлением станет повышение комфортности городской среды для привлечения и сохранения творческих профессионалов. Успешным примером тут можно назвать формирование частного технополиса в городе Гусев Калининградской области, а также федеральные проекты  ИНО «Томск» и  ИнноКам, разработанные экспертами РАНХиГС. 

В будущем при проведении структурной политики, на наш взгляд потребуются также стимулирование внутрифирменного предпринимательства (интрапренерства) в крупных компаниях и госкорпорациях путем создания корпоративных венчурных фондов, выделения отдельных подразделений в рамках перспективных направлений, покупки стартапов, поддержки затрат на НИОКР, поощрения разработки ноу-хау и повышения квалификации сотрудников. На наш взгляд, потребуется создание и увеличение управленческой самостоятельности гражданских подразделений предприятий оборонно-промышленного комплекса. Это позволит проводить региональную промышленную политику с привлечением таких предприятий к взаимодействию с вузами, стартапами в рамках кластеров, включая реализацию совместных инвестиционных проектов.

От эффективности мер поддержки развития высокотехнологичных секторов экономики напрямую зависит экономическая мощь России и ее место в мире в ближайшие годы и десятилетия, а также уровень жизни россиян.