В эпицентре кризиса: Турцию штормит

Рубль открыл неделю новым падением. Во вторник, 21 августа, курс российской валюты продолжал снижаться, потеряв к доллару 36 копеек. С начала недели доллар подрос в цене на 0,6%. Не помогла рублю даже растущая цена нефти. Даже пятничный позитив от агентства Fitch, сохранившего 17 августа страновой рейтинг России на уровне «ВВВ-» с «позитивным» прогнозом, не стал драйвером для укрепления национальной валюты.

Покупателей рублевого госдолга явно беспокоит не столько запрет на покупку новых выпусков сам по себе, сколько сопутствующая волатильность на валютном рынке после введения санкций

Релиз рейтингового агентства, похвалившего Россию за устойчивость экономического курса, низкую инфляцию и разумную бюджетную стратегию, похоже, порадовал только первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова. Иностранцы ответили на это новой распродажей гособлигаций. В результате доходность индекса гособлигаций RGBITR уже превысила 8,5%. Еще в начале года он торговался на уровне 7,3%. «Покупателей рублевого госдолга явно беспокоит не столько запрет на покупку новых выпусков сам по себе, сколько сопутствующая волатильность на валютном рынке после введения санкций», — написал в своем обзоре аналитик «Открытие Брокера» Тимур Нигматуллин.

Из-за низкого спроса 21 августа Минфин даже отменил аукционы ОФЗ (второй раз за год, в прошлый раз это случилось 10 апреля на фоне обвала российских рынков из-за новой порции американских санкций, а до этого аукционы ОФЗ не отменялись почти три года). В финансовом ведомстве прокомментировали решение возросшей волатильностью на финансовых рынках.

Впрочем, и без санкций ситуация для рубля складывается не очень хорошо. На этой неделе практически все валюты развивающихся стран ослабели к доллару. Эпицентром финансового кризиса весь август остается Турция. После введения пошлин на сталь и алюминий курс лиры упал на 20%. Обвал удалось остановить только после того, как турецкий ЦБ повысил процентные ставки по операциям РЕПО. Президент Турции Эрдоган заявил при этом, что не будет бороться с девальвацией национальной валюты с помощью повышения ключевой ставки и не прибегнет к помощи МВФ.

Однако финансисты считают, что этих мер явно недостаточно, чтобы остановить кризис. «Этот кризис будет продолжаться, потому что они не сделали ничего, чтобы принципиально изменить ситуацию», — заявил телеканалу CNBC генеральный директор Principal Global Investors Джим МакКоган. Главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова также считает, что экономический кризис в Турции еще далек от завершения. Больше всего инвесторов пугает огромный долг турецкой компаний — 340 млрд долларов, из которых 180 млрд долларов нужно погасить в ближайший год. Но с учетом собственных резервов ЦБ (30 млрд долларов), по мнению аналитиков, это нереально. Аналитики J.P. Morgan Asset Management отмечают, что у страны имеется крупный дефицит платежного баланса и значительный внешний долг.

«Неудивительно, что перспективы стабилизации ситуации в Турции выглядят призрачными и экономический кризис в стране только начинается. Мировые рынки отыгрывают негативные последствия кризиса в Турции не только на развивающиеся рынки, но и на Европу — курс евро ослаб до 1,14 к доллару, отражая ожидания по потенциальным потерям европейских банков», — написала Орлова в своем обзоре.

При чем здесь рубль

Прямой зависимости между курсом лиры и курсом рубля, по сути, нет — ярко выраженная отрицательная динамика к доллару характерна для валют фактически всех развивающихся стран

Прямой связи между курсом рубля и курсом турецкой лиры, указывают эксперты, не существует. Несмотря на обширные торговые связи между двумя нашими странами (товарооборот в прошлом году составил 22 млрд долларов), объем расчетов в локальных валютах мизерный. По словам руководителя управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниила Егорова, Турция занимает значительное место в торговом балансе России и является одним из потребителей российского газа и нефти. «Вместе с тем прямой зависимости между курсом лиры и курсом рубля, по сути, нет — ярко выраженная отрицательная динамика к доллару характерна для валют фактически всех развивающихся стран», — отмечает он. То есть рубль падает из-за лиры не сам по себе, а за компанию с другими валютами развивающихся государств.

С другой стороны, если посмотреть на то, как менялся курс доллара к рублю, то тренды очень схожи. Хотя при этом доллар вырос к рублю не так сильно, как к лире. «Отток средств инвесторов с одних рынков провоцирует аналогичные действия на других. Турция же «отличается» сейчас тем, что падает сильнее других, поэтому инвесторы и говорят в основном о ней. Однако если сравнить динамику валют с начала года, то российский рубль, бразильский реал и южноафриканский рэнд движутся в «одинаковом ритме», — говорит глава департамента управления активами General Invest Денис Горев. И если раньше динамика рубля определялась изменением цен на нефть и внешнеполитическими рисками, то сейчас, по его словам, к этим факторам добавился фактор негатива на остальных развивающихся рынках.

По словам аналитика «Открытие Брокера» Тимура Нигматуллина, дело в структуре экономики и рынков капитала. Движение на валютных и фондовых рынках часто создают глобальные индексные фонды и ETF, под управлением которых огромные деньги. И, по его словам, кризис в отдельной части света, в отдельной стране может легко перекинуться на соседние страны, спровоцировав эффект домино.

Поэтому под давлением не только лира, но и другие валюты. Например, бразильский реал с начала года потерял к доллару 15%, а индийская рупия — 8%. Главный экономист Института международных финансов (IIF) Робин Брукс заявил, что потоки капитала развивающихся рынков после падения курса турецкой лиры свидетельствуют о потенциальной возможности «заражения». Экономисты Bloomberg также считают, что финансовое «заражение» может постигнуть и другие страны. В их число могут попасть Аргентина, Колумбия, Южная Африка и Мексика.

О негативных ожиданиях инвесторов свидетельствует рост стоимости рисков. Пятилетние российские CDS сейчас торгуются на рекордно высоком уровне — 164,5 пункта. Даже в апреле, после американских санкций, уровень риска на Россию не был столь высок. «Инвесторы опасаются, что обострение валютного кризиса в Турции станет предтечей кризиса финансового, который, в свою очередь, распространится на еврозону», — отмечает аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. Поэтому, по ее словам, в результате капитал ускорил бегство из наиболее рисковых активов, в том числе российских, в безрисковые. «Ускорение оттока капитала, в свою очередь, создало дополнительное давление на рубль», — считает аналитик.

В то же время нельзя сбрасывать со счетов и локальные факторы, которые даже в большей степени влияют на курсы. В частности, интервенции Минфина. На прошлой неделе ЦБ возобновил покупку валюты на Московской бирже. В пятницу, 17 августа, регулятор потратил на это 17,5 млрд рублей. Изначально планировалось, что ежедневные интервенции в августе составят 16,7 млрд рублей. По оценкам стратега Газпромбанка Дмитрия Долгина, чтобы выполнить план, ЦБ придется скупить до 70—90% всей свободной валюты на рынке. Тем не менее эксперты полагают, что резкого роста курса доллара и евро может не случиться. «Приближение пика налоговых платежей, приходящегося на 27 августа, может оказать некоторую поддержку рублю, но потенциал укрепления российской валюты за счет данного фактора весьма умеренный», — считает экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова.

Продолжит ли Турция «валить» рубль

Динамика турецкой лиры, на которую рубль в последнее время весьма чутко реагирует, по-прежнему несет в себе довольно много рисков

На прошлой неделе сразу два агентства, Moody's и S&P, понизили рейтинг Турции, подбросив новую порцию негатива на фондовые рынки. В Moody's пишут, что власти Турции демонстрируют «отсутствие ясного и убедительного плана ответа на кризис», а это, считают аналитики агентства, приведет к усилению инфляции и подорвет экономический рост. Экономика Турции в следующем году скатится к рецессии, солидарны в S&P. Эксперты опасаются, что понижение рейтингов может вызвать усиление продаж турецких бумаг с последующей девальвацией лиры. Это подорвет интерес ко всем обязательствам и валютам развивающихся рынков. «В ближайшие две недели ситуация на развивающихся рынках, на наш взгляд, останется ключевым фактором динамики курса рубля. Динамика турецкой лиры, на которую рубль в последнее время весьма чутко реагирует, по-прежнему несет в себе довольно много рисков», — считает Татьяна Евдокимова.

«Пока Турции удалось стабилизировать ситуацию на финансовом рынке, но турецкая лира в целом нацелена на дальнейшее снижение. Хотя, возможно, темпы падения ее курса станут более плавными», — комментирует аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. Сейчас, по ее словам, ситуация на финансовых рынках нормализуется, и рубль почти не реагирует на «турецкой фактор».

Есть ли риск, что валютный кризис в Турции повлияет и на Россию? Такой сценарий вполне вероятен. По словам Сосновой, негативно отразиться на рубле могут только панические настроения на мировых финансовых площадках. В «Открытие Брокере» прогнозируют доллар по 70 рублей к концу года. Но это если в Турции все же случится полномасштабный кризис, плюс ко всему замедлится рост ВВП Китая, упадут цены на нефть и американский сенат примет все в предложенные санкции против России — тогда отечественную валюту не спасет даже отмена интервенций ЦБ.

Но это не основной сценарий. Большинство аналитиков пока считают, что санкции США будут более мягкими, а Стамбулу удастся взять ситуацию под контроль. На прошлой неделе турецкой регулятор сообщил, что заключил соглашение с ЦБ Катара о валютном свопе. Общий лимит — 3 млрд долларов. «Самое страшное уже позади: больше чем 6,2 лиры доллар в этом году, скорее всего, стоить не будет», — успокаивает Егоров из Dukascopy Bank SA. И тут же уточняет, что дальнейшее поведение лиры будет зависеть от поведения юаня по отношению к доллару, а также позиции Белого дома. Но главное все же зависит от финансовых властей Турции. Как считает Нигматуллин, если турецкий ЦБ так и не сможет хотя бы частично восстановить независимость от политических властей и продолжит уклоняться от повышения основной ставки, риски в турецкой экономике продолжат нарастать и на горизонте одной-двух недель могут стать драйвером нового ослабления рубля.