Первоначальными членами консорциума стали крупнейшие банки мира, такие как Goldman Sachs, JP Morgan, UBS, Credit Suisse. Позднее к ним присоединились остальные мировые лидеры (среди них Bank of America, Deutsche Bank, Morgan Stanley) и множество других банков. На данный момент консорциум включает более 70 финансовых институтов со всего мира.

Что сподвигло мировые банки на такое масштабное сотрудничество и почему некоторые начинают от него отказываться?

В ноябре группа приняла решение сделать свою блокчейн-платформу Corda открытой, держа в голове мысль о превращении платформы в рыночный стандарт. В настоящий момент компания R3 — в процессе оформления инвестиционного раунда в $150 млн от банков—членов консорциума.

Неожиданностью для многих стало недавнее объявление банков Goldman Sachs, Morgan Stanley, Santander и National Australian Bank о выходе из консорциума.

Что сподвигло мировые банки на такое масштабное сотрудничество и почему некоторые начинают от него отказываться?

Само по себе объединение такого количества финансовых институтов со всего мира под эгидой одной компании — событие любопытное. Помимо потенциальных выгод от использования технологии и движения в инновационном авангарде (почему бы не делать это в одиночку в своих внутренних лабораториях, в партнерстве со стартапами или выкупая стартапы вместе с их технологией?) должны быть причины, подталкивающие институты именно к объединению усилий.

  1. Стимулы не топ-финансовых институтов относительно прозрачны. Сам по себе факт сотрудничества с мировыми лидерами, гигантами финансовой индустрии имеет большой маркетинговый эффект, подтверждая высокий статус и профессионализм этих институтов. На деле они действительно имеют уникальную возможность набраться опыта и экспертных знаний от «старших». К тому же исследования в области блокчейн-технологии, требующие большого масштаба и кооперации, совсем трудно выполнимы для компаний, сильно ограниченных в ресурсах.
  2. Желание крупнейших банков, которые никогда не шли с большой охотой на сотрудничество между собой, кооперироваться, да еще и с «младшими по званию», вызывает намного больше вопросов. У них должно хватать и ресурсов, и опыта для самостоятельных разработок или сотрудничества с технологическими компаниями. «Также, учитывая количество компаний, участвующих в консорциуме, можно предположить, насколько неизбежно было много разногласий по поводу того, что должно быть disruptive-технологией, с учетом количества минимально реализованных проектов и proofs-of-concepts».
Крупные банки не ожидали, что консорциум разрастется до таких размеров

Так что же заставило лидеров рынка пойти на сотрудничество? Как всегда, обсуждается множество версий причин этого явления, и, как всегда, реальность, скорее всего, где-то посередине. Самое простое объяснение (оно же самое распространенное) заключается в том, что изначально крупные банки не ожидали, что консорциум разрастется до таких размеров. Такие структуры, как Goldman Sachs, хотят иметь контроль над любым проектом, в котором принимают участие. Инвестировать в R3 вместе с десятками других сторон им не интересно. В случае же сохранения небольшого размера консорциума они получают и достаточную силу контроля, и выгоды от сотрудничества. Это может объяснить не только изначальное желание банков создать консорциум, но и недавний выход из него Goldman Sachs, Morgan Stanley и Santander. С другой стороны, JP Morgan и остальные банки из вершины мирового рейтинга пока не изъявили желания покинуть консорциум.

Ключевая цель банков—инициаторов проекта — установление контроля над развитием технологии блокчейн

Альтернативный взгляд, предлагаемый некоторыми участниками рынка, например Патриком Бирном, управляющим компанией Overstock, состоит в том, что ключевая цель банков—инициаторов проекта — установление контроля над развитием технологии блокчейн и ее применением в финансовой отрасли. По мнению Бирна, платформа оттягивает ресурсы и таланты от развития других блокчейн-проектов, в особенности криптовалюты биткоин, до тех пор пока она не выйдет на рынок со своей платформой, а потом использует политические и финансовые рычаги и связи членов консорциума для лоббирования законодательства об утверждении платформы в качестве рыночного стандарта, которому все должны соответствовать. Как мы видим, часть этого заявления, сделанного Бирном в конце 2015 года, уже подтвердилась.

Консорциум — один из наиболее эффективных путей и будет востребован финансовыми институтами

Каковы бы ни были изначальные стимулы у крупных банков для входа в консорциум, разрастание проекта заставляет их задуматься, и вероятность того, что в ближайшее время мы увидим новые объявления о выходе, высока. Однако о распаде самого консорциума речи не идет. Как говорит СЕО проекта Дэвид Раттер, они ожидают, что состав будет меняться с течением времени, как часто и бывает с проектами такого масштаба. Учитывая необходимость сотрудничества участников отрасли для успешного развития технологии блокчейн, консорциум — один из наиболее эффективных путей и будет востребован финансовыми институтами.