Если покупка нацелена лишь на консолидацию и укрупнение с сопутствующим повышением эффективности за счет исключения дублирующих функций и систем, значит надо брать курс на гармонизацию IT-ландшафта с постепенной централизацией и выводом из эксплуатации нецелевых IT-компонентов.

Ценность имеет модель в целом, а значит и встраиваться она должна тоже целиком

Если же речь об интеграции успешной финтехистории или перспективного стартапа, то все становится значительно сложнее. Ведь в этом случае речь не об IT-системах, речь об организации со своей культурой, ценностями, успешной командой, производственными практиками, IT-архитектурой и многими другими уникальными активами.

Для успешной интеграции надо понимать цели на среднесрочный горизонт. Но очень редко такие покупки делаются для простого повтора продукта для своей аудитории — это можно сделать гораздо проще. Как правило, ценность имеет модель в целом, а значит и встраиваться она должна тоже целиком.

В нашей практике мы остановились на подходе, который назвали «невмешательство и вспоможение», суть которого сводится к инкапсуляции IT приобретенного финтеха для самостоятельного развития и исключения внешних негативных воздействий. Одновременно с этим ему должны предоставляться все имеющие сервисы, практики, процедуры, лицензии и технологии в области классического банкинга.

Многие финтехистории развиваются как некоторая оппозиция банкам, как сервис, нацеленный на революцию консервативного и закостеневшего финансового сообщества

Все искусство заключается в балансе между невмешательством и помощью, постоянно осложняющемся тем фактом, что в рамках одной организации не все сущности могут быть полностью разделены.

Второй сложностью является разница деливери подходов и циклов, а также пропасть в толерантности к ошибкам и сбоям. Рецепт мы нашли в разделении ответственности за сервис: тот, кто отвечает за конечный сервис, определяет подходы и процедуры, но вместе с тем несет и ответственность за результат.

Различие корпоративных культур также оказывает крайне сильное влияние. Ведь не секрет, что многие финтехистории развиваются как некоторая оппозиция банкам, как сервис, нацеленный на революцию консервативного и закостеневшего финансового сообщества. Но, оказавшись внутри как раз такой организации, трудно резко сменить курс и найти общий язык, причем с обеих сторон. Лишь совместная работа над общей целью может помочь сблизить позиции и прийти к компромиссу.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть: для интеграции инновационных финтехисторий лучше идти по пути сохранения самобытности приобретаемого актива. Самобытность нужно сохранять в рамках определенной автономии со своей самостоятельностью, своими правами, но и обязанностями и ответственностью.