1. Мы много говорим о важности идентификации, доступа к данным, но давайте что-то сделаем уже в этом году.  Давайте посмотрим, как это работает, а если появятся сложности — посмотрим, как их преодолеть.
  2. Нам, как стране, нужно решить две вещи: как научиться жить при низких ценах (на нефть) и где могут быть источники роста. И таким источником роста могут стать технологии. Вопрос в том, сможем ли мы быть в одном тренде с миром и сможем ли где-то даже опередить другие страны.
  3. Трансформация финансового рынка — это трансформация бизнес-моделей. Это касается не только банков, которые становятся также финтехкомпаниями, но и всех компаний, которые сейчас выходят на рынок с предложениями финуслуг.
  4. Европейский Центральный банк признал, что определенный перечень банковских услуг может оказываться и небанками. Конкуренция в финансовом секторе повышается, в Европе решили допустить больше участников к предоставлению финуслуг. В результате стоимость услуг для потребителя должна понизиться, а оперативность их предоставления повыситься. Мы изучаем этот опыт, там есть много как плюсов, так и минусов. Но очевидно, что это устойчивый тренд.
  5. Еще один мировой тренд — все крупные игроки уходят в дистанционные услуги. В Северной Европе, например, электронный банкинг получил развитие еще десять-пятнадцать лет тому назад. Мы отстали в этом и сейчас догоняем. Но мы можем выйти на качественно новый уровень технологий. И финансовые сервисы смогут получить люди даже в самых удаленных местах, если, конечно, удастся решить вопрос с удаленной идентификацией.
  6. Проблема идентификации делится на две части. Первая — это база данных физических лиц. Желательно, чтобы это была государственная инфраструктура. С этим может быстро справиться Минкомсвязи. Второе — это каналы и возможности проведения удаленной идентификации при проведении операций. Мы как регулятор должны при этом минимизировать риски. Необходимо определить, какой перечень операций и с помощью каких технологических возможностей должен быть разрешен. Это может регулироваться и лимитом операций, и их более сжатым перечнем. Простые и сложные операции должны быть поделены и для электронных каналов.
  7. Для России имеют особое значение следующие тренды в технологиях: идентификация, облачные технологии, технологии больших данных, мобильность. Так, за последние три года спрос физических лиц на услуги, оказываемые через мобильные приложения, вырос в три раза.
  8. Мы в Банке России активно прорабатываем идею создания регулятивной песочницы, то, что по-русски называется «эксперимент». Регулятивная песочница — это создание такого режима для участников финансового рынка, когда регулятор сознательно разрешает протестировать технологии в рамках эксперимента, не применяя наказаний на период этого эксперимента. В рамках эксперимента изучается, как работает новая технология, нужны ли изменения в регулировании, и принимает решения уже по результатам пилота.
  9. Банк России считает удаленную идентификацию, создание базы данных физических лиц приоритетной задачей, которая должна быть решена быстро. Центральный банк совместно с Минкомсвязи подготовил свои предложения, которые будут озвучены на форуме «Инновационных финансовых технологий Finopolis 2016» в Казани. Мы уже детально знаем, как будут обрабатываться потоки информации, какую информацию и кто должен получать. В октябре будет озвучена верхнеуровневая карта того, как это будет реализовано.
  10.  По поводу открытых интерфейсов (API) можно сказать, что здесь мы находимся с Европой на разных уровнях зрелости, у наших банков различные модели. Мы сейчас общаемся и с банками, и с небанковскими организациями по этому вопросу. Если идти на такой шаг (открытие API), то надо понимать риски, надо понимать, кто будет гарантировать, что клиента не обманут. Также мы хотим понимать, что клиенту это будет удобно. Только после решения таких вопросов можно двигаться вперед.