— Заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова объявила о том, что в России для изучения технологии блокчейн создается консорциум при участии регулятора. Как появилась идея создания консорциума? Правильно я понимаю, что инициатором создания консорциума выступил Банк России?

— Работа над изучением технологии распределенных реестров началась примерно год назад. Мы понимали, что развитие финансовых технологий уже определяет и будет определять конфигурацию финансового рынка и финансовых услуг, и нам необходимо знать возможности, риски и области применения таких технологий.

Работа над прототипом длилась полгода. К процессу были привлечены и банки, что позволило нам определить его готовность к работе в реальных условиях

В Банке России была сформирована рабочая группа по анализу перспективных технологий и инноваций на финансовом рынке, которая занялась в том числе разработкой прототипа на блокчейне.

Работа над прототипом длилась полгода. К процессу были привлечены и банки, что позволило нам определить его устойчивость, эффективность, быстроту и готовность к работе в реальных условиях. Тогда же и родилась идея создания консорциума.

Параллельно мы создали департамент финансовых технологий, проектов и организации процессов, поскольку поняли, что реализация проектов и процессов должна осуществляться с учетом понимания и анализа финтехнологий и направления их развития.

— В чем вы видите задачи консорциума?

— Как я уже говорил, мы хотели и хотим понять, какие новые возможности технология распределенных реестров может дать участникам рынка в реальной жизни применительно к конкретной сфере. А для этого необходимы совместные усилия всех заинтересованных сторон.

Наша инициатива по созданию консорциума направлена на изучение того, как могут быть использованы новые технологии в российских реалиях, и не только в банковском секторе

Мы рассматриваем консорциум прежде всего как партнерство ведущих игроков финансового рынка. Ведь здесь очень важно не только наличие стандартов и единых решений, но и доверие друг к другу в использовании этих решений.

Наша инициатива по созданию консорциума направлена на изучение того, как могут быть использованы новые технологии в российских реалиях, и не только в банковском секторе. Есть продукты и сервисы, в которые помимо банков вовлечены и другие участники рынка, например нотариусы. Интерес к этой теме проявляют и страховые компании.

Партнерство в рамках консорциума позволит его участникам получить ответы на многие вопросы по применению тех или иных технологий непосредственно в их бизнесе, избежать ошибок, которые бы они совершили, разрабатывая прототип самостоятельно.

— Сколько банков войдет в консорциум? Кто они?

— У нас уже есть видение того, каким должен быть консорциум; осталось обсудить некоторые детали, в том числе состав участников. Это крупнейшие российские банки и заметные игроки в области финтех-инноваций. На согласование открытых вопросов уйдет какое-то время, после чего информация о составе и принципах организации консорциума будет доведена до участников рынка.

Центробанк создает блокчейн-консорциум В Центробанке разработан технический прототип системы передачи сообщений на базе распределенных реестров (блокчейн).

— Каковы условия вхождения в консорциум? Как вы предполагаете, сколько банков в него войдет?

— Ответ на эти вопросы будет сформулирован в ближайшие недели. Многие услышали об идее создания консорциума несколько дней назад. В то же время потенциальные участники уже подтвердили свою заинтересованность.

— Для каких целей предназначен прототип, о котором было объявлено на МФК?

— Наша рабочая группа ставила перед собой задачу создать прототип, который позволяет обмениваться сообщениями между участниками. При этом участники видят только свои сообщения, а центральный администратор — все сообщения.

У нас уже есть видение, каким должен быть консорциум. Это крупнейшие российские банки и заметные игроки в области финтех-инноваций

Банк России выступает в двух ролях: как обычный участник при проведении платежей и как администратор с правом мониторинга, и тогда мы можем видеть все платежи.

Прототип создан исходя из принципа закрытости, идентификации и конфиденциальности передаваемой информации.

Ряд стран тоже создает и тестирует свои прототипы. Это абсолютно нормальный подход и вполне понятный этап, который помогает осознать и принять новые технологии как платформу для промышленных решений.

— Это так называемый частный блокчейн?

— Да, это непубличный блокчейн, где все участники идентифицированы. Мы создали несколько узлов, доступ к которым был предоставлен всем участникам, которые проводили тестирование по переводам. Мы можем отправлять сообщения в любых форматах: ISO, УФЭБС и любых других.

— Какая именно разновидность технологии блокчейна используется в прототипе?

— Мы использовали Hyperledger. Это технология с открытым кодом. Для нас было принципиально важно, чтобы у нас не было никакой зависимости и никаких лицензионных рисков.

Российский банковский блокчейн создан на технологии с открытым кодомПервый промышленный банковский прототип на технологии блокчейн создан с использованием платформы с открытым кодом Hyperledger.

— Когда ваш прототип начнет эксплуатироваться в промышленных масштабах?

— Мы должны еще провести нагрузочное тестирование, согласовать все необходимые вопросы по информационной безопасности и определить подходы к регулированию.

— В чем Банк России видит наибольший потенциал для использования технологии блокчейна именно в банковском секторе? Вы создаете единую блокчейн-платформу для всех банков?

— Далеко не все, о чем можно думать, обязательно должно быть реализовано на базе именно этого прототипа. Он может оказаться хорошим коммерческим продуктом для обмена сообщениями либо ценностью, если мы к этому перейдем. Но, возможно, для других задач могут быть созданы параллельные системы. И участники систем могут быть разные: для работы с залогами одни, для факторинга другие, для лизинга третьи и т. д.

Банк России выступает в двух ролях: как обычный участник при проведении платежей и как администратор с правом мониторинга

— Консорциум R3 тестировал порядка восьми разных технологий. Вы сейчас остановились на Hyperledger. Будете ли вы что-то еще тестировать или это окончательный выбор?

— На текущий момент мы видим, что это наиболее востребованная open source платформа. Многие альтернативные решения — либо частные, либо несут в себе определенные риски. Есть технологии с коммерческой составляющей, и участникам придется платить за нее.

Мы проанализировали различные варианты. С выбранной платформы достаточно быстро можно было получить практические результаты, она хорошо развивается, так как в этом проекте много участников.

Но мы не исключаем возможности изучения и тестирования других технологий.

— После ряда инцидентов с технологиями распределенного реестра, в том числе после того, что произошло с Ethereum, появились серьезные опасения по поводу защищенности или невзламываемости этих систем. Что заставляет вас думать, что ваша система безопасна?

— Невзламываемых технологий или систем, наверное, не существует. Все зависит от набора мер при создании системы, который уберегает от комплекса рисков. Только в комплексе можно оценить риск работы с той или иной системой.

Для нас было принципиально важно, чтобы у нас не было никакой зависимости и никаких лицензионных рисков

Кстати, в инциденте с Ethereum взлома как такового не было. Человек воспользовался теми правилами, которые существовали в системе. Это говорит о том, что любая система должна быть тщательно проверена на то, чтобы она не позволяла участникам совершать нежелательные действия.

Надо понимать различия в открытых и закрытых системах, построенных на распределенных реестрах. Открытые системы находятся в достаточно токсичной среде. В закрытой часть рисков уходит: есть правила пользования сетью, есть консенсус по поводу того, как эти правила должны работать.

— Если технологии на основе блокчейна будут активно развиваться в России, кто будет их разрабатывать? Откуда возьмутся разработчики?

— Сама по себе технология представляет симбиоз технологии распределенных баз и криптографии. Мы надеемся, что подготовка специалистов будет происходить достаточно быстро. Основной вопрос — коммерческая привлекательность продуктов и сервисов, сделанных на базе новых технологий. Если рынку это будет интересно, ресурсы для подготовки решений на базе технологии распределенных реестров появятся в достаточном объеме как за рубежом, так и в России.

 

Напоминаем, первая практическая конференция «Bank.Bot – 2016: банковские чат-боты и робоэдвайзинг» состоится 18 августа в Москве. Организатор мероприятия — Банкир.Ру, модератор — Антон Арнаутов.