Никто не нашел никаких  новых uber-подобных идей для финансовой сферы за минувший год. Все пробуют, но работающих моделей нет. Много разговоров, много шума. Но если вы посмотрите на любой нормально работающий финтех-бизнес, они все дотируемые. И работать оно может только в Кремниевой долине, где много свободных денег. И вроде капитализация растет. Но это ничего не значит.

Почему банк Открытие купил Рокетбанк? Есть безусловные потенциальные клиенты, которым такие сервисы подходят. Это не значит, что все должны броситься заниматься одним финтехом. Большинство клиентов пользуется тем, чем пользуются. Они приносят деньги, их нельзя забывать или обижать. Но есть нормальное движение от классики к новому, которое тоже постепенно становится классикой.

Когда приходят новые ребята с идеями, которые банк внутри себя не в состоянии произвести, это раздражает

Мы считаем, что абсолютно правильно желание создать интерфейс, позволяющий интегрировать сервисы. Мы в свое время купили екатеринбургский банк 24.ру. Для малого бизнеса, работавший без офиса. Он существует до сих пор, как самостоятельный филиал, со своим ПО, процессами, клиентами. Развивается, используя возможности большого бренда. Мы интегрировали его долго, месяцев 8. «Рокет» интегрировали уже за 2 месяца, причем много времени ушло на комплаенс. И с каждым разом все быстрее.

У нас смешанная модель.

Во-первых, мы уникальны с культурной точки зрения — мы не поглощаем стартапы. Они работают в нашем составе, как работали прежде. Изменения ощущаются ими очень незначительно.

Во-вторых, присутствие стартапов является внутренним раздражителем для основной команды. Когда приходят новые ребята с идеями, которые банк внутри себя не в состоянии произвести, это раздражает. По-хорошему. У нас внутри банка около 200 разработчиков. Сотрудники стартапов работают сами по себе. Они делают свой продукт. А мы копируем идеи внутренними силами для всего банка.

Кого-то на работу с финтехом мотивирует страх. Кому-то важен драйв. Есть мода, есть маневры менеджмента, есть вещи, связанные с реальностью. Все, кто занимается стартапами, пытаются сделать внешнюю историю. А у банка вызов другого свойства.

Открытые API – это пока очень искусственная вещь в наших реалиях

Банк — огромная структура, совершенно неперспективная с точки зрения будущего. Изменить его процессы изнутри — очень долго и дорого. Стартапы не могут построить процесс на 150 человек, потому что у них не хватает для этого знаний. Они строят простой, на трех. И он работает. Если банк сумеет это скопировать, это и есть движение вперед.

Открытые API — это пока очень искусственная вещь в наших реалиях. Регулятору тема еще не интересна. Любой банк, внедривший Базель, становится в России «медленнее», чем не внедривший. Зачем пытаться что-то сделать, что еще не дозрело? В Москве куплено около десятка автомобилей Tesla. В Калифорнии их ездит многие тысячи. Вопрос зрелости темы в конкретной точке мира.

Нам интересны стартапы, которые что-то сделали и генерируют платежный трафик.

Если кто-то сделает оценку кредитоспособности заемщика за 3 секунды, мы это обязательно купим. И все, что изменяет банковские процедуры. Или банковские процессы. Мы, банки,  очень большие и очень неэффективные внутри, как бизнес. И все еще мало знаем о своих клиентах. Все, что исправляет это, нам интересно.