Нефтяная отрасль Норвегии устроена так, что частные компании возводят в Северном море нефтедобывающие платформы — это так называемая офшорная экономика страны.

78% прибыли нефтедобывающей отрасли изымается государством в виде налогов

При этом 78% прибыли нефтедобывающей отрасли изымается государством в виде налогов. Соответственно, падение нефтяных котировок негативно сказывается на государственном секторе и бюджете страны. Другая сторона медали кризиса в том, что начиная с 2013 года объем инвестиций в нефтегазовый сектор существенно упал.

ВВП Норвегии разделяется на материковую и офшорную части. Динамика промышленного производства нефтегазового сектора такова, что существеннее всего упало производство именно в данном секторе, другие сектора экономики чувствую себя значительно лучше. Сейчас объем инвестиций в нефть и газ находится на минимальных отметках — темпы роста этого показателя меньше 1% ВВП. В тоже время если очистить ВВП страны от всех связанных с добычей и переработкой нефти отраслей, то темпы роста ВВП Норвегии демонстрируют более 2% по данным за первый квартал 2016 года, отметил Кейтель Ольсен.

Экономика Норвегии чувствует себя хорошо благодаря трем подушкам безопасности

13% населения Норвегии занято на работе в нефтегазовом секторе. При этом добычей в офшорных областях Норвегии занимается всего 30 тыс. человек. Но в западных районах страны практически половина населения так или иначе связана с отраслью добычи нефти. На западе страны живет 25% населения. И если брать всю страну, то безработица затронула примерно 5% населения Норвегии, и этот показатель вырос за последние годы всего на 0,3%.

Несмотря на падение нефтяных цен на мировом рынке кризиса в Норвегии удается избежать.

Экономика Норвегии чувствует себя хорошо благодаря трем подушкам безопасности. Кейтель Ольсен подробно остановился на каждой из них.

Первый фактор — обменный курс кроны снизился на 35%, и это хороший стимул для экономики. Стоимость рабочей силы в Норвегии за прошедшие 10 лет выросла на 30% по отношению к цене рабочей силы в других европейских государствах. Ранее страна из года в год теряла свою конкурентоспособность. Но из-за снижения курса кроны страна по стоимости рабочего ресурса вернулась на 10 лет назад. Инфляция в Норвегии поднялась до 3%, а рост зарплаты прибавил всего 2,5%.

Из резервного фонда может расходоваться примерно 4% в год

Подушка безопасности экономики Норвегии номер два — это фискальная политика страны, позволившая доходы нефтегазового сектора накапливать на протяжении многих лет в бюджете. 737 млрд евро — таков объем фонда национального благосостоянии страны. Сам размер фонда дает возможность государству поддерживать экономику за счет расходования средств фонда. Из резервного фонда может расходоваться примерно 4% в год, и это соответствует доходности тех вложений, в которые инвестированы средства фонда. Все инвестиции средств фонда осуществляются за пределами Норвегии. При этом 5% денег вкладывается в недвижимость, 60 % — в облигации, и 35% в акции, сообщил Кейтель Ольсен. Прямого запрета на реинвестирование средств фонда внутри страны нет. Но государство стремится слезть с нефтяной иглы, поэтому старается валюту, полученную от продажи нефти, вкладывать за рубежом, чтобы избежать перегрева экономики внутри страны.

Это правило инвестирования средств резервного фонда говорит о том, что объем денег в фонде никогда, по сути, не может быть израсходован до конца. В терминах ВВП государство потратит на поддержку экономики в 2016 году всего 1%.

Нордеа-банк: Мы в России остались один на один с рынком нефти.
За счет слабости рубля в исторических терминах цена на нефть в России на уровне 3 тыс. руб за баррель комфорта для государства и для нефтяных компаний. Правда, этого нельзя сказать о населении. Группа Nordea исторически более скептически смотрит на российский рынок, чем официальная власть, но при этом Нордеа-банк вынужден признать, что 2016 года начался лучше, чем того ожидали аналитики.

Третья подушка безопасности — снижение ставки Центробанком Норвегии до 0,5%. Сейчас ставки в реальной экономике близки к историческому минимуму — то есть к нулю. При этом у ближайших соседей — в Швеции и Дании учетные ставки центробанков уже находятся в отрицательной зоне, подчеркнул эксперт.

Нефтяные кризисы цикличны, но при этом не похожи друг на друга.

В 1986-1987 годах цена на нефть упала примерно так же, как и сегодня. Это закончилось кризисом в банковском секторе

Такое же, как и сегодня, падение нефтяных цен наблюдается с 80-х годов прошлого века третий раз. В 1986-1987 годах цена на нефть упала примерно так же, как и сегодня. И эти события закончились существенным кризисом в банковском секторе. В 80-е годы ЦБ Норвегии таргетировал валютный курс, сейчас – инфляцию и ставки привлечения и размещения денег. В 80-е годы стране пришлось существенно сокращать госрасходы и госпотребление. В 1986-87 годах реальные ставки в экономике были 7-8%, сейчас - около 0%. Это исторически самые низкие ставки в экономике Норвегии. В кризис 80-х годов население перестало сберегать средства, и объем сбережений упал на 5%. Сегодня накопления населения с начала кризиса выросли на 9%.

Вывод спикера — в Норвегии нет никакого кризиса, если рассматривать экономику в целом, а не только ее нефтегазовый сектор. И страна надеется его избежать и в будущем.