Такие законодательные инициативы мешают увеличению финансовой доступности, способствуют развитию «черных кредиторов», что напрямую вредит интересам потребителей финансовых услуг.

Последствия закона могут быть катастрофичны для рынка потребительского кредитования в целом. Компании не смогут работать с заемщиками, предлагать им решение финансовых проблем, к примеру реструктуризацию задолженности. Вместо этого кредиторы вынуждены будут сразу обращаться к коллекторским компаниям, что затруднит контроль качества работы профессиональным кредитором и увеличит издержки.

Это будет толкать потребителей на теневой рынок заимствований, возвращая клиентов в те самые «лихие 90-е»

Это, в свою очередь, повлияет на доступность кредитов для населения, и именно в случаях, когда такие кредиты потребителю необходимы максимально оперативно. Это же будет толкать потребителей на теневой рынок заимствований, возвращая клиентов в те самые «лихие 90-е», от которых мы так усердно убегали последние пятнадцать лет.

Очевидно, что законопроект появился как реакция на ряд будоражащих воображение новостей в прессе о «зверствах коллекторов». Но проблема лежит не только в плоскости регулирования взыскания специальным законом. Все необходимые санкции предусмотрены Кодексом об административных правонарушениях (КоАП РФ) и для особо вопиющих случаев — Уголовным кодексом.

Если проводить аналогии, получается, что каждый выявленный случай коррупции в области ЖКХ должен был бы приводить к запрету работы ЖЭКов и ДЕЗов. Несомненно, надо бороться с проблемой и формулировать стандарты работы по взысканию, что уже активно делается саморегулируемыми организациями. При этом необходимо совершенствовать работу правоохранительных структур и наказывать виновных за нарушение законодательства, а не проходиться по рынку широкой гребенкой.

Регулирование, которое будет внедрено с новым законом, никак не коснется нелегального рынка

Необходимо обратить внимание, что новации направлены на регулирование компаний, находящихся в правовом поле. В то время как практически все резонансные случаи недобросовестного взыскания долгов связаны с людьми и организациями, никакого отношения к регулируемому рынку микрофинансирования не имеющими. Как правило, долги, образовавшиеся при незаконно выданных кредитах компанией или группой частных лиц, выбивают обыкновенные хулиганы или бандиты. И регулирование, которое будет внедрено с новым законом, никак не коснется этого нелегального рынка.

Институционализация потребительского микрофинансирования привела к сокращению черного рынка кредитования примерно на 30% ежегодно начиная с 2013 года. В результате принятия закона с резонансными поправками пострадают законопослушные компании, которые всегда под рукой у регулирующих и надзорных органов, а нелегальные подпольные конторы, расклеивающие объявления о доступном кредите на остановках общественного транспорта, продолжат заниматься противозаконной деятельностью. Только из-за давления на прозрачный сектор микрозаймов клиентов у таких теневых кредиторов станет еще больше.

В нынешнем виде законопроект о коллекторской деятельности потенциально вреден для финансово-кредитной системы страны. Если инициаторам действительно удастся перекрыть некредитным организациям доступ к самостоятельному взысканию долгов, это только увеличит просроченную задолженность. Все компании на рынке микрофинансов, которые пришли на рынок не на один день и заинтересованы в понятных и универсальных правилах игры на прозрачном рынке альтернативного кредитования, имеют в штате прекрасно подготовленную службу взыскания дебиторской задолженности.

Увеличатся расходы на взыскание, а значит, увеличится ставка по займам

Как правило, коллекторы in-house гораздо лучше внешних агентств знают заемщика компании, учитывают репутационные риски и нацелены не просто на взыскание, а на построение долгосрочных отношений с клиентами. Это и не коллекторы вовсе, а скорее консультанты, которые могут и должны помочь должнику вернуться в нормальный график платежей или разработать для него новый с учетом интересов обеих сторон. Лишив компании этого эффективного инструмента взыскания, законодатели вынудят кредиторов на первых же этапах просрочки обращаться в агентства, которые будут взыскивать долги от имени кредитора. Это увеличит расходы на взыскание, а значит, увеличится ставка по займам.

Если к этому добавить фактический запрет на переуступку прав требования, прописанный в законопроекте, то мы потенциально получим лавинообразный рост просроченной задолженности, катастрофическое ухудшение качества кредитных портфелей микрофинансовых компаний. Это приведет к тому, что часть игроков покинет рынок, часть перейдет в тень, оставшиеся существенно снизят уровень одобрения заявок на займы. При этом потребность россиян в микрозаймах оценивалась ФАС в 2012 году в размере около 300 млрд рублей. Есть основания полагать, что в связи с девальвационными процессами, растущей инфляцией эта цифра сегодня на 20–30% больше. Тогда как, по данным ЦБ, микрофинансовые компании выдали в 2015 году 139,9 млрд рублей. Это в 2–2,5 раза меньше потребности.

Страну ожидает расцвет черного рынка займов со всеми социальными последствиями

Легальный рынок краткосрочного кредитования рискует сократиться, но потребность в заемных средствах не исчезнет. В то же время банки не заинтересованы в удовлетворении нужд нижнего массового высокорискового сегмента заемщиков в ссудах. В этих условиях страну ожидает расцвет черного рынка займов со всеми социальными последствиями, в том числе тотальной маргинализацией кредитно-денежных отношений. Осознают ли законодатели в полной мере последствия своих решений? Готовы ли они брать на себя ответственность за них?