Законопроект «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов», как ожидается, будет принят во втором и третьем чтении Госдумой уже в мае текущего года. По словам президента Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Алексея Саватюгина, ко второму чтению документа предлагается около 160 поправок. «Понятно, что законопроект сложный, и слово „коллектор” там вообще не употребляется,— сказал он, открывая конференцию „Взыскание в объятиях закона”.— Он — о защите прав интересов физических лиц при взыскании просроченной задолженности. То есть он представляет интерес как для банковского сообщества, так и для всех профессиональных кредиторов, а не только для профессиональных взыскателей».

Проблема плохих долгов остается в силе, и просто принятием закона решить макроэкономические проблемы вряд ли удастся

По оценкам НАПКА, объем просроченных кредитов в банках сейчас составляет почти 1,2 трлн рублей, 90% из которых — с просрочкой платежа свыше 90 дней. В первом квартале текущего года объем продаваемой банковской просроченной задолженности оценивается в 80 млрд рублей, что всего на 20% ниже уровня 2015 года. «Проблема плохих долгов, накопленных за последние годы, остается в силе, и просто принятием закона, каким бы он ни был, решить макроэкономические проблемы вряд ли удастся»,— предостерег президент НАПКА, указав, что и инициация этого закона, и жесткие нормы, которые были в него внесены, и жесткая риторика, с которой сейчас выступают высокопоставленные представители власти, вытекают из того негатива, который в течение последнего времени был чрезвычайно резонансным в информационном поле.

Коктейль Молотова ни при чем

Исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев призвал называть вещи своими именами. «Я скажу более жестко: этот закон вообще не о том,— заявил он в своем выступлении.— Это закон о том, что давайте в очередной раз кого-то защищать». По его мнению, появление этого закона — популистское решение, и самое простое и обидное для рынка, что содержится в документе, это то, что «государство лучше, чем частный бизнес».

Сравнение действующего закона «Об исполнительном производстве» и законопроекта о защите прав должников наглядно это показывает. Так, например, профессиональным взыскателям запрещается производить какие-либо действия (звонить, приходить домой к должнику и т. п.) с десяти вечера до восьми утра. А в законе об исполнительном производстве, на основании которого работают судебные приставы, меры по исполнительному производству можно применять с шести утра до одиннадцати вечера. «Вот негодяи коллекторы! Вот нехорошие люди в банках и МФО! Они начинают звонить в без четверти восемь! А вот хорошим людям, которые работают судебными приставами, и в пять минут седьмого разрешается звонить, потому что они чем-то лучше»,— привел пример Эльман Мехтиев.

Столь резкую инициацию законопроекта вряд ли могла спровоцировать одна пресловутая бутылка с коктейлем Молотова

По мнению исполнительного вице-президента АРБ, столь резкую инициацию законопроекта вряд ли могла спровоцировать одна пресловутая бутылка с коктейлем Молотова, брошенная коллектором в окно должнику микрофинансовой организации. Начало проблемы он увидел в том моменте, когда был введен дифференцированный расчет предельного ПСК для банков и микрофинансовых организаций — у последних он в разы больше. Поэтому и «безнадежных» должников у МФО больше, и, соответственно, чаще происходят инциденты, связанные с чрезмерно жестким коллекшеном. «Если бы еще год назад мы с вами говорили, что вот такие коллекторы — это не коллекторы, это просто уголовники, и с ними должна разбираться полиция,— возможно, ситуация бы сложилась иная,— сказал Эльман Мехтиев.— А теперь мы все в одной лодке, и, к сожалению, для нас удар еще более сильный, чем для вас».

Четыре копейки с рубля

Глобальная функция коллекторского рынка — «проталкивать», как поршень, денежные средства внутри страны

По мнению ряда международных экспертов, глобальная функция коллекторского рынка — «проталкивать», как поршень, денежные средства внутри страны. Ведь чем быстрее циркулируют деньги в финансовой системе, тем лучше она работает, положительно влияя, в том числе, и на рост ВВП. По мнению вице-президента ассоциации «Россия» Олега Иванова, законопроект о защите прав должников сегодня обсуждается в рамках государства некоторым образом фрагментировано, без глобального подхода и понимания, к чему могут привести соответствующие законодательные изменения.

«Точной информации нет, но в моменте у коллекторов в работе 6,5–8 миллионов дел,— рассказал он.— По итогам 2015 года до судебной системы дошло почти 3 миллиона исков, исполнительных производств было возбуждено около 2 миллионов. И что же станет с процедурой взыскания проблемной задолженности граждан после вступления в силу закона?»

Олег Иванов напомнил: Верховный суд несколько раз обращал внимание на то, что нагрузка на судей сегодня превышает научно обоснованную норму примерно в три-четыре раза. Судья вынужден рассматривать десятки дел в день, причем вперемежку и гражданско-правовые, и уголовные, и административные. «Еще более катастрофичная ситуация в системе исполнительного производства,— продолжал объяснять вице-президент ассоциации „Россия”.— Пристав вынужден открывать в день 40 новых производств, так как в год на него приходится 8–10 тысяч исполнительных производств».

С принятием закона вероятность превращения требования коллектора к должнику в судебное решение может оцениваться в 97%

С принятием жесткого закона, который уже давно прозвали «антиколлекторским», количество дел, которые перейдут из досудебной стадии в судебную, может вырасти, по оценке Олега Иванова, вдвое. «И все это пойдет в судебную систему, которая уже сегодня перегружена свыше всяких норм»,— подчеркнул он и добавил, что с принятием закона вероятность превращения требования коллектора к должнику в судебное решение может оцениваться в 97%.

Согласно статистике ФССП за 2015 год, эффективность взыскания банковских долгов в исполнительном производстве составляет 4%. Иначе говоря, существующие законодательные нормы позволяют судебному приставу взыскать с рубля долга всего 4 копейки.

С точки зрения государства досудебное взыскание подменяется неэффективной системой государственного принудительного взыскания

По оценке Олега Иванова, после вступления в силу нового закона банки могут потерять около половины триллиона рублей. А должники вместе с тем придут к выводу, что платежная дисциплина — «это вообще не про них». Они будут ждать повестки в суд, потом будут ждать пристава. А суды при этом будут парализованы валом исков, остановится и судебное производство.

«Таким образом, с точки зрения государства эффективное и относительно дешевое досудебное взыскание с некоторыми проблемами и перегибами, конечно же, подменяется сложной, дорогостоящей и очень неэффективной системой государственного принудительного взыскания, которое дает 4 копейки с рубля»,— резюмировал вице-президент ассоциации «Россия».

Коллекторы начинают с себя

Ожесточенные споры вокруг «антиколлекторского закона» еще продолжаются, но сами коллекторы уже начинают готовиться к его жестким требованиям. Руководитель контрольного комитета НАПКА Дмитрий Теплицкий рассказал о результатах первого квартала.

Большинство жалоб на коллекторов поступает от сторонних лиц, к которым попадают взыскатели, звонящие должнику

«Жалоб становится больше, за квартал в общей сложности поступила 881 жалоба»,— указал он, отметив при этом, что четверть всех жалоб не относится к компаниям, входящим в НАПКА. «Мы с ними также пытаемся работать — направляем им письма, в отношении некоторых информируем прокуратуру»,— пояснил он.

Большинство жалоб на коллекторов поступает от сторонних лиц, к которым попадают взыскатели, звонящие должнику. Тот, к примеру, скрывается и сменил номер телефона. Часто жалуются на то, что действия коллекторов незаконны в принципе: должник либо уверяет в выплате долга, либо заявляет о том, что его задолженность передана им незаконно, либо уверен, что коллекторская деятельность вообще запрещена.

Коллекторская компания должна иметь собственные стандарты взаимодействия с должником и работать по утвержденным скриптам

Настоящим «бичом» коллекторского бизнеса Дмитрий Теплицкий назвал некорректное общение, доля таких жалоб составляет 17%. «Это наша с вами проблема, это наши подчиненные»,— подчеркнул он, обращаясь к аудитории.

Также глава контрольного комитета НАПКА рассказал о подготовке нового этического кодекса для коллекторов. Теперь им запрещено использовать в названиях и упоминать в разговоре государственные структуры (например, МВД и т. п.), скрывать при звонках свои телефонные номера, общаться на «ты». Коллекторам нельзя общаться по поводу возврата долгов с несовершеннолетними и «третьими лицами». Коллекторская компания должна иметь собственные стандарты взаимодействия с должником и работать по утвержденным скриптам.