Он напомнил всем ситуацию на банковском рынке десятилетней давности, когда экономика росла, и, фактически, места на рынке хватало всем. Даже не самые лучшие банки на российском рынке покупались с коэффициентом 3 к капиталу. «Сейчас такие сделки воспринимаются как фантастика»,— вздохнул  Вьюгин.

Сейчас на рынке происходит даже не расходование средств резервного фонда Центробанком, а прямая эмиссия денег

Олег Вьюгин подчеркнул, что сейчас на рынке происходит даже не расходование средств резервного фонда Центробанком, а прямая эмиссия денег, пусть пока в небольшом объеме, так как ЦБ не продал на рынке валюты на ту сумму рублей, которые уже «влиты» в рынок. «Я надеюсь, что ЦБ все же не допустит на нашем рынке отрицательных ставок, но и исключить такое развитие ситуации я не могу»,— сообщил банкир.

Без вмешательства регулирующих органов в работу финансовых компаний, которые осуществляют транзакционные услуги и действие платформ по кредитованию «от человека к человеку», банкам уготовано печальное будущее. Банки все же не только кредитуют экономику, но и осуществляют контроль за отмыванием доходов, полученных преступным путем, напомнил Олег Вьюгин.

Для кредитования нашей экономики хватит и государственных банков, но сужение банковского рынка только до госсектора на корню убьет конкуренцию на финансовом рынке

Банк — это дорогое удовольствие, и конкуренции с «дешевыми учреждениями» они не выдержат. Но знание отраслей и потребностей клиентов — юридических лиц, ручной труд сотрудников банка не нельзя заменить никакой Big Data, уверен Вьюгин.

Поэтому на первый план у банкиров выходит вопрос об отношении властей — и не только ЦБ — к банковскому сектору. По сути, для кредитования нашей экономики хватит и государственных банков, но сужение банковского рынка только до госсектора на корню убьет конкуренцию на финансовом рынке. Второй вопрос: будет ли ЦБ следить за теми рисками, которые будут формироваться на платформах по кредитованию? Ведь не имеет значения, в каком секторе финансового рынка сформированы риски. Если люди будут терять на этих платформах средства, то это будут дела посерьезнее, чем дела финансовых пирамид начала 90-х годов прошлого века, считает Олег Вьюгин.