Сама экс-глава строительной компании «Интеко» осталась в деле свидетелем, хотя обвинение гласило, что хищения были совершены в пользу «третьих лиц». Нетрудно догадаться, кто имелся в виду под этой формулировкой.

Суд признал ее виновной в пособничестве в растрате в особо крупном размере.

Оглашение приговора судьей Еленой Гудошниковой растянулось на два дня. Все это время находившаяся под подпиской о невыезде Светлана Тимонина старалась не терять присутствия духа. В суд она пришла с вещами и оделась по-спортивному. Почти сразу же стало ясно, что суд признал ее виновной в пособничестве в растрате в особо крупном размере (ст. 33 ч. 5, ст. 160 ч. 4 УК РФ).

Согласно материалам дела, ее совершили бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин и его первый заместитель Дмитрий Акулинин. Оба еще до предъявления обвинения уехали в Великобританию и были объявлены в розыск. В марте 2013 года они получили в Англии политическое убежище. Вначале действия топ-менеджеров следствие трактовало как злоупотребление полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ), затем как мошенничество (ч.4 ст. 159 УК РФ), и, наконец, дело было переквалифицировано на статью «растрата, совершенная организованной группой в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Еще одним пособником в совершении растраты следствие признало советника Бородина, президента компании «Кузнецкий мост девелопмент» Бориса Шемякина. На следствии его выпустили под залог 10 млн рублей, но обвиняемый бежал за границу. Залог обратили в доход государства.

Четыре года тюрьмы и штраф 1 миллиард рублей — приговор за работу в банке.Таков приговор Мещанского суда в деле о хищениях из Банка Москвы. Двое бывших сотрудников Банка Москвы Константин Сальников и Алла Аверина должны выплатить именно эту сумму. Как установил суд, с помощью фиктивных договоров на куплю-продажу валюты они помогли растратить более 1 млрд рублей бывшим руководителям банка, бежавшим за границу. Кроме того, Константина Сальникова суд приговорил к четырем с половиной годам заключения, а Аллу Аверину — к четырем годам.

Согласно приговору суда, в 2009 году Светлана Тимонина являлась заместителем Шемякина в компании «Кузнецкий мост девелопмент». Партнеры создали компанию «Премьер эстейт», и Тимонина стала гендиректором новой фирмы. В Банк Москвы совладельцы новой фирмы подали заявку на получение кредита в размере 12 млрд 760 млн рублей. Андрей Бородин и его заместитель одобрили выделение денег. Кредит был использован на покупку у Территориальной дирекции «Раменская» (дочерняя фирма строительной компании «Интеко») 58 га земли на западе Москвы. Елена Батурина планировала там построить элитный жилой комплекс «Сетунь-хиллс». Однако многоквартирные дома так и не возвели, а деньги «ушли» на личные счета Елены Батуриной и ее деловых партнеров — вице-президентов «Интеко» Олега Солощанского и Константина Эделя. Земельный участок же перешел в залог Банку Москвы.

Банк Москвы включил в заявленную сумму не просто кредит, а также проценты и пени по нему.

В ходе судебного разбирательства, которое длилось с сентября 2015 года, потерпевшие — Банк Москвы и его собственник банк ВТБ, требовали взыскать с подсудимой 15,6 млрд рублей и 17,7 млрд рублей соответственно в счет причиненного ущерба. Фактически они продублировали иск друг друга, только Банк Москвы включил в заявленную сумму не просто кредит, а также проценты и пени по нему. Однако в прениях сторон прокурор просила передать иски на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Суд так и поступил.

Оглашая приговор, судья согласилась с мнением гособвинителя и даже немного снизила сумму причиненного по делу ущерба — с 12 млрд 760 млн рублей до 12 млрд 568 млн. Именно столько, по мнению прокурора Веры Пашковкой, реально получили и растратили злоумышленники.

Сама Светлана Тимонина на протяжении пятимесячного процесса отрицала свою вину. Она заявила, что лично не получила ни копейки, и ей непонятно, в чем же была с ее стороны корысть. Подсудимая не согласилась с выводами о безвозмездном изъятии имущества (кредита). Она утверждала, что деньги были потрачены на приобретение 99% в ТД «Раменская», которой принадлежал земельный участок в престижном районе Москвы стоимостью «свыше 30 миллиардов рублей».

Аргументы подсудимой были названы «попыткой избежать ответственности за совершенное преступление».

Однако суд не принял эти доводы. Аргументы подсудимой были названы «попыткой избежать ответственности за совершенное преступление». Суд констатировал, что земли в залог были оформлены лишь через год после выдачи кредита, уже после проверки Центробанком. Последний нашел нарушения при его выделении.

«Вам понятен приговор?» — спросила судья, когда за осужденной пришел конвой. «Приговор непонятен, так как он несправедлив, но текст мне ясен» — так ответила Тимонина.

Защитницы назвали приговор «незаконным и необоснованным».

Защитницы осужденной Лариса Каштанова и Елена Орешникова назвали приговор «незаконным и необоснованным» и заявили о намерении добиваться его отмены в Мосгорсуде. Они считают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По мнению Елены Орешниковой, исход дела был предрешен, ведь потерпевшим по нему выступал ВТБ, «который обладает безграничными ресурсами». В свою очередь, Лариса Каштанова была возмущена тем, что суд признал гражданским истцом сразу два банка. По ее мнению, ущерб «не может быть причинен в двойном размере». При этом юрист отметила, что кредитный договор, который Мещанский суд назвал фиктивным, арбитраж ранее признал реальным и действующим.