К сожалению, пока все эти факторы, кроме, конечно, периодического роста цен на нефть, который с 2013 года дольше четырех дней подряд не продолжался, играют против национальной валюты.

Рубль, к сожалению, так и останется на уровне порядка 70–75 единиц за доллар.

Как результат — рубль относительно плавно девальвируется, время от времени отыгрывая свои позиции, чтобы снова их потерять. На этот раз уже навсегда. По крайней мере очень надолго, и даже если мировая экономика, наконец, заработает так, как задумано, то есть снова начнет расти мировое потребление, что спровоцирует резкий рост нефти и нефтяных активов, рубль, к сожалению, так и останется на уровне порядка 70–75 единиц за доллар.

Инвесторы уверены в низких ценах на нефть

Вероятность такого сценария имеет несколько объективных причин, с которыми ни российское руководство, ни нефтяные компании, ни Московская биржа ничего поделать не могут. Главная из них — уверенность инвесторов в долгосрочности низких цен на нефть и полной зависимости от них курса рубля. Этим можно объяснить очередное снижение цен на нефть и очередной же скачок курса рубля в сторону понижения, хотя объективных факторов к этому фактически нет: негативной макроэкономической статистики по Китаю не выходило, а Baker Hughes на днях объявили о крупнейшем с апреля 2015 года снижении количества буровых в США аж на 48 вышек. Как результат фонды, ориентированные на привлечение инвестиций в РФ, привлекли всего 1,1 млн рублей за последнюю неделю января, что не просто мало, а катастрофически мало.

Инвесторы не верят ни в российскую экономику, ни в рубль, и даже в более чем политкорректное изменение прогноза Всемирного банка по росту ВВП (падение в 2016 году на 1,7%, рост в 2017-м на 1,3%) уверенности рынку не добавил. Доверие инвесторов, как известно, сложно приобрести, но легко потерять, поэтому для того, чтобы они перестали играть против рубля, нужен непрекращающийся рост цен на нефть в течение как минимум двух кварталов и положительная динамика ВВП.

Бегство капитала, уменьшение денежной массы

Вторая по значимости причина — это бегство капитала и по факту уменьшение денежной массы в стране. Недавнее заявление Минфина о возможном возобновлении иностранных заимствований стало очередным фактором, снизившим доверие к рублю.

Новые заимствования приведут к резкому росту ожиданий очередной девальвации рубля.

Дело в том, что значительной причиной снижения рубля в 2013–2015 годах стали обязательства по внешним корпоративным долгам. Очевидно, что приближение выплат провоцировало рост спроса на валюту на внутреннем рынке, а факторов, которые бы абсорбировали этот спрос, у России не осталось. В итоге за две-три недели до фактических выплат рубль терял от 3% до 12%, которые обратно не отыгрывал. Новые заимствования приведут к резкому росту ожиданий очередной девальвации рубля.

Дефицит бюджета

И, наконец, третья причина — это российский бюджет, начавший 2016 год с секвестра. Текущий дефицит бюджета за 2016 год может быть покрыт из Резервного фонда, однако к 2017 году он будет исчерпан, что добавляет рисков российской экономике и, стало быть, рублю. Оживить внутренний рынок в 2015 году не получилось, и пока никаких четких планов, кроме нашумевшей антикризисной программы, не представлено.

В перспективу репатриации убежавшего капитала рынок верить отказался.

С одной стороны, молчание российского руководства добавляет красок в общую негативную картину российской экономики, с другой же — реакция рынка на те или иные инициативы совершенно непредсказуема. Это красноречиво показывает риторика вокруг возобновления программы приватизации государственных активов, пока закончившейся увольнением главы Росимущества Ольги Дергуновой. Другими словами, денег в стране нет, а в перспективу репатриации убежавшего капитала рынок верить отказался. Глава «Роснефти» Игорь Сечин отметил, что приватизация нефтяных активов может быть эффективна при ценах на нефть $100 за баррель и выше, что в текущих условиях кажется нереальным.

Страх перед инфляцией

Впрочем, есть и сугубо внутренняя причина того, что низкая стоимость рубля это очень надолго. Даже если нефть начнет показывать положительную динамику и уже к концу февраля дорастет до $50 за баррель, ключевая ставка, скорее всего, не изменится, а регулятивная политика ЦБ не смягчится, потому что даже регулярный приток валюты в страну повышает риски разгона инфляции.

При притоке валюты вполне вероятны внезапные интервенции ЦБ в целях снижения спроса на рубль.

Рубль, девальвированный до 70%, потерявший более 100% своей стоимости за два с половиной года, по расчетам ЦБ, привел к совокупному росту инфляции на 30–35%, убедив российское руководство, что страна не может позволить себе дорогой рубль. Поэтому при притоке валюты вполне вероятны внезапные интервенции ЦБ в целях снижения спроса на рубль. Формальным объяснением этому будет необходимость наполнения валютных резервов ЦБ. Кстати, рост цен на нефть вполне может совпасть с началом привлечения заимствований за рубежом, тогда необходимость пополнения валютных резервов станет логичной. Потому рост цен на нефть, даже более продолжительный, чем за все прошедшие два с половиной года, не даст рублю отыграть больше 10% от текущей стоимости.