Для того чтобы подвести итог пятимесячного судебного процесса, гособвинителю Вере Пашковской, известной тем, что она запросила восьмилетний условный срок для военной чиновницы Евгении Васильевой, потребовалось около часа. Защита просила оправдать подсудимую. Приговор будет оглашен 24 февраля.

Прокурор заявила, что считает доказанной предъявленное Тимониной обвинение в присвоении или растрате в особо крупном размере (ст. 33 ч. 5, ст. 160 ч. 4 УК РФ).

Совладельцы ЗАО «Премьер эстейт» подали в Банк Москвы заявку на получение кредита в размере 12 млрд 760 млн рублей.

Гособвинитель огласила версию обвинения. Из нее следовало, что преступление было совершено в 2009 году. Тогда вице-президент ЗАО «Кузнецкий Мост девелопмент» Светлана Тимонина и президент этой компании Борис Шемякин создали ЗАО «Премьер эстейт». Тимонина стала гендиректором фирмы. От лица компании совладельцы ЗАО «Премьер эстейт» подали в Банк Москвы заявку на получение кредита в размере 12 млрд 760 млн рублей. Занимавший в то время должность главы банка Андрей Бородин и его заместитель Дмитрий Акулинин одобрили выделение денег. Кредит был использован на покупку у «Территориальной дирекции „Раменская”» (дочерняя фирма строительной компании «Интеко») 58 га земли на западе Москвы. Между Мичуринским проспектом, улицей Лобачевского и Киевской железной дорогой супруга мэра Москвы Юрия Лужкова Елена Батурина планировала построить элитный жилой комплекс «Сетунь-хиллс». Однако многоквартирные дома так и не построили, а деньги «ушли» на личные счета Елены Батуриной и ее деловых партнеров. Земельный участок перешел в залог Банку Москвы.

Анализируя исследованные в суде доказательства, прокурор заявила, что автором преступной схемы был президент Банка Москвы Андрей Бородин, скрывшийся вместе со своим заместителем Дмитрием Акулининым в Великобритании. К ним позже присоединился Борис Шемякин, бежавший из-под залога 10 млн рублей.

Решение о выдаче кредита принималось лично Андреем Бородиным.

По словам прокурора, допрошенные в суде свидетели показали: решение о выдаче кредита принималось лично Андреем Бородиным. Голосование членов кредитного комитета проходило формально. «Не было случая, чтобы решение кредитного комитета отличалось от мнения председателя»,— процитировала прокурор показания одного из свидетелей.

Прокурор также зачитала показания начальника управления банка по залогами и его заместителя. Оба сходились во мнении, что ликвидность земельного участка, под который брался кредит, была малоудовлетворительной, так как незастроенная земля — рискованный объект, под который такой крупный кредит выдаваться не мог. «Бородин и Акулинин при участии Шемякина и Тимониной ввели в заблуждение членов кредитного комитета с целью дальнейшей растраты денежных средств»,— резюмировала прокурор.

Она запросила для Тимониной семь лет лишения свободы в колонии общего режима, при этом предложив снизить ей сумму вменяемого ущерба с 12 млрд 760 млн рублей до 12 млрд 560 млн. Корректировку гособвинитель объяснила тем, что «следствие вменило всю сумму кредитной линии, однако она была исчерпана не вся».

Банк Москвы и его собственник банк ВТБ, потребовали взыскать с подсудимой свыше 15 млн рублей в счет причиненного ущерба.

В ходе судебного процесса потерпевшие, Банк Москвы и его собственник банк ВТБ, потребовали взыскать с подсудимой свыше 15 млн рублей в счет причиненного ущерба. В эту сумму вошел выделенный кредит и набежавшие по нему проценты. Прокурор просила не выносить решение по искам в ходе уголовного процесса, а передать их на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Представляющий интересы Банка Москвы в суде адвокат Игорь Вербицкий был солидарен с гособвинителем в том, что Тимонину следует осудить за растрату. Он заметил, что подсудимая давно работает в финансово-кредитной сфере и «знает все подводные течения». Он был убежден: гендиректор «Премьер эстейт» не могла не понимать, что за схема реализуется. «Кто ее придумал — понятно. Все основные лица, которые должны сидеть на скамье подсудимых, благополучно себя чувствуют в городе-герое Лондоне, оставив госпожу Тимонину»,— выказал он даже некоторое сочувствие фигурантке.

Четыре года тюрьмы и штраф 1 миллиард рублей — приговор за работу в банке. Таков приговор Мещанского суда в деле о хищениях из Банка Москвы. Двое бывших сотрудников Банка Москвы Константин Сальников и Алла Аверина должны выплатить именно эту сумму. Как установил суд, с помощью фиктивных договоров на куплю-продажу валюты они помогли растратить более 1 млрд рублей бывшим руководителям банка, бежавшим за границу.

Вербицкий выразил надежду, что суд назначит Тимониной «адекватное наказание. «В этом вопросе я полностью полагаюсь на усмотрение суда»,— сказал он, не став просить какой-либо срок.

Банк Москвы получил в собственность имущество — землю, кадастровая стоимость которой «в два с половиной раза превышает стоимость кредита» и составляет около 30 млрд рублей.

В прениях сторон адвокат подсудимой Лариса Каштанова просила оправдать свою подзащитную «за отсутствием в ее действиях состава преступления». «Такое впечатление, что мы были в разных процессах»,— сказала она, заявив, что обвинение исказило все доказательства, прежде всего показания свидетелей. Защитница не понимает, в чем выразилась преступная деятельность Тимониной. Адвокат отметила, что по решению Арбитражного суда Москвы Банк Москвы получил в собственность имущество — землю, кадастровая стоимость которой «в два с половиной раза превышает стоимость кредита» и составляет около 30 млрд рублей, сказала она. «Тимонина не получила и не могла получить никакой выгоды»,— указала Каштанова. В случае если суд все же сочтет подсудимую виновной, она просила назначить назначить условный срок.

В последнем слове подсудимая назвала происходящее с ней «жутким сном». «Я прошу суд вынести верное решение и меня оправдать»,— сказала Светлана Тимонина. Все время следствия и суда Тимонина находилась под подпиской о невыезде.