Сейчас в Госдуме рассматривается проект закона, уточняющий требования 39-ФЗ, а именно — критерии оценки деловой репутации должностных лиц и учредителей финансовых организаций. Событие вроде бы рядовое: в 2016 году профучастники должны соблюдать такое количество новых правил, что еще одно, по идее, погоду сильно не изменит.

Так-то оно так, но не совсем.

В сегодняшней действительности критерии безупречности для некоторых профессий являются, трехлетним запретом на профессию.

Во-первых, в обновленной редакции документа к перечню должностных лиц, деловая репутация которых должна быть безупречна, добавлены две важные позиции: главный бухгалтер и его заместитель. Во-вторых, в сегодняшней действительности критерии безупречности для некоторых профессий являются, по сути, трехлетним запретом на профессию, потому что больше половины требований так или иначе связаны с работой нанимаемых сотрудников в финансовых организациях с отозванной лицензий и (или) признанной банкротом.

Давайте взглянем на документ с громоздким названием проекта ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования обязательных требований к учредителям (участникам, органам управления и должностным лицам финансовых организаций». В целом суть этих обязательных требований понятна и логична: топ-менеджеры, главный рисковик, контролер и главбух не должны быть судимы, замечены в неуплате налогов и штрафов, причастны к махинациям, из-за которых обанкротилась та или иная компания. Но несколько пунктов вызывают вопросы и уточнения.

Например, в длинном списке несоответствий лица требованиям деловой репутации есть и такие: «осуществление лицом функций единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, контролера (руководителя службы внутреннего контроля) или главного бухгалтера финансовой организации, которая была признана арбитражным судом несостоятельной (банкротом), если с даты принятия указанного решения прошло менее трех лет; осуществление лицом функций единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, контролера (руководителя службы внутреннего контроля) или главного бухгалтера финансовой организации в момент совершения этой организацией нарушения, за которое у нее была отозвана (аннулирована) лицензия на осуществление соответствующего вида деятельности либо за которое она была исключена из соответствующего реестра (списка), если с даты такого отзыва (аннулирования) или исключения из соответствующего (реестра) списка прошло менее трех лет».

Те же требования относятся и к еще живым компаниям, в которых была введена временная администрация. И до недавнего времени работодатели весьма спокойно относились к таким правилам игры, потому что отзывы лицензий, банкротства и «кома» (то есть временная администрация) еще не стали рядовым явлением.

Многое изменилось. В конце каждой недели новостные ленты привычно пестрят сообщениями об очередной отозванной лицензии у банка или банков, часто довольно крупных. Еще не так регулярно, но появляются похожие вести от безвременно почивших негосударственных пенсионных фондов, страховых и управляющих компаний. В каждой из таких компаний работал главный бухгалтер и, вероятнее всего, контролер, рисковик, не говоря уже об управленцах высшего порядка.

Требования к деловой репутации — презумпция виновности всех главных бухгалтеров.

По сути, в контексте реалий нынешнего финансового рынка и происходящих на нем процессов требования к деловой репутации — презумпция виновности всех главных бухгалтеров и прочих сотрудников упомянутых выше специальностей. Даже если причины краха финансовой организации связаны вовсе не с ошибками и злонамеренными действиями этих специалистов, на работу в финансовом сегменте им устроиться будет крайне затруднительно. Потому что, согласно закону, регулятор может потребовать замены должностных лиц, не соответствующих всем описанным критериям.

Четыре года тюрьмы и штраф 1 миллиард рублей — приговор за работу в банке. Таков приговор суда в деле о хищениях из Банка Москвы. Двое бывших сотрудников Банка Москвы Константин Сальников и Алла Аверина должны выплатить именно эту сумму. Как установил суд, с помощью фиктивных договоров на куплю-продажу валюты они помогли растратить более 1 млрд рублей бывшим руководителям банка, бежавшим за границу.

Заместителям главных бухгалтеров повезло больше: причастность к работе в лишенной лицензии или обанкротившейся финансовой организации не лишает их права на труд в отрасли в течение трех лет. Но замы, как и все прочие попадающие под действие закона специалисты, не имеют права «более трех раз в течение одного года, предшествовавшего дню назначения на должность или дню подачи в Банк России заявления о согласовании кандидатуры» совершать «административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг или в области предпринимательской деятельности». И здесь не совсем понятно, что имеется в виду. Неоплаченные штрафы за парковку, просроченные платежи по кредиту или проволочка с подачей налоговой декларации? И каким образом будущий работодатель сможет проверить белизну и пушистость кандидата в этом вопросе?

Многие ценные работники могут лишиться квалификации, ожидая истечения трехлетнего срока своей негодности.

Несомненно, сама суть новых правил полезна и правильна: соблюдая такие требования, мы содействуем повышению прозрачности рынка в целом и уровня профессионализма его участников. Но де-факто многие ценные работники вынужденно могут лишиться квалификации, ожидая истечения трехлетнего срока своей негодности. Им придется либо переучиваться на другую специальность, либо менять сферу деятельности в профессии, а это не так просто в условиях, когда на рынке труда спрос очевидным образом превышает предложение.