Издание приводит впечатляющий список уже состоявшихся или объявленных сделок. Так, General Electric продала свой бизнес бытовой электротехники компании Haier из Циндао. Китайский производитель спецтехники Zoomlion подал заявку на приобретение Terex Corporation, выпускающей тяжелое подъемное оборудования. А пекинский конгломерат Dalian Wanda объявил о покупке голливудской кинокомпании Legendary Entertainment.

Группа китайских инвесторов получит в собственность Чикагскую фондовую биржу.

На днях стало известно, что группа китайских инвесторов получит в собственность Чикагскую фондовую биржу (CHX), третью по величине в США и самую крупную за пределами Нью-Йорка. Покупатели уверяют, что не будут вносить изменений в деятельность CHX, а нынешние топ-менеджеры останутся на своих местах. Впрочем, в подобных случаях это привычная риторика. А дальше, как говорится, время покажет.

Самой крупной сделкой на сегодня стала покупка китайской государственной корпорацией ChemChaina группы Syngenta, швейцарского производителя семян и пестицидов. А всего с начала года компании из КНР, по данным ресурса Dealogic, провели 82 зарубежные сделки слияний и поглощений на общую сумму $73 млрд.

За аналогичный период 2015 года было совершено 55 сделок стоимостью $6,2 млрд. Причем минувший год тоже стал рекордным в этом отношении. Китайская сторона приобрела 607 компаний на сумму $112,5 млрд. Получается, что всего за месяц с небольшим удалось перекрыть прошлогодние показатели больше чем наполовину.

По мнению экспертов, опрошенных Business Insider, наблюдающаяся активность объясняется повышенным аппетитом китайских компаний к росту. Замедление, которое происходит внутри самого Китая, они компенсируют ускоренной экспансией за рубежом. Темпы роста китайской экономики в 2015 году оказались самыми низкими за последние 25 лет, напоминает издание.

Главная цель китайских сделок M&A — выход на новые рынки, считает Викас Сет, глава подразделения развивающихся стран в департаменте инвестиционного банкинга Credit Suisse. Но не только. Одновременно китайская сторона стремится получить доступ к передовым технологиям, известным брендам и исследовательским центрам. «Мы полагаем, что нынешние темпы окажутся устойчивыми, поскольку Китай проходит через поразительную трансформацию своей экономики»,— сказал Викас Сет в интервью для Business Insider.

Покупая подразделение General Electric, китайская компания Haier получает одновременно и рынки, и право пользоваться брендом.

Покупая подразделение General Electric, китайская компания Haier получает одновременно и рынки, и право пользоваться брендом американского электротехнического гиганта. С приобретением швейцарской Syngenta корпорация ChemChaina становится собственником технологий и результатов исследовательских разработок, которые имеют критическое значение. Компании Dalian Wanda, владеющей в Китае огромной сетью кинотеатров, одновременно с покупкой Legendary Entertainment достается контроль над контентом американской кинокомпании.

Хотят контролировать лондонский внебиржевой рынок драгоценных металлов.

Чуть больше месяца назад деловые издания облетела новость о том, что ICBC Standard Bank, крупнейший в Китае, намерен выкупить у Deutsche Bank право аренды хранилища драгоценных металлов в Лондоне, которое рассчитано на хранение золотых слитков общим весом 1500 тонн. Китайские банкиры не собираются хранить там свое золото. У них более масштабные планы. Они хотят вместе с несколькими мировыми банками контролировать лондонский внебиржевой (over-the-counter) рынок драгоценных металлов.

 Примечательно, что в процессе зарубежной экспансии с китайской стороны одинаково активно участвуют государственные компании, суверенные фонды и частные корпорации. Правительство КНР, судя по всему, всячески поддерживает скупку иностранного бизнеса. И похоже (добавим от себя), все уже смирились, что чем дальше, тем явственнее Китай претендует на доминирующую роль в мировой экономике.

В числе тех, кто, бесспорно, выигрывает от всего происходящего, оказались инвестиционные банки с Уолл-стрит. В прошлом году, по данным Dealogc, они заработали $558 млн на сделках M&A с китайским участием. В нынешнем году их выручка от подобных операций уже составила $121 млн.