Цифры и результаты

Борьба с недобросовестными банками, начатая Эльвирой Набиуллиной практически сразу после прихода на должность главы Центробанка, серьезно изменила ситуацию в банковской системе России. Конечно, отзывы лицензий у банков бывали и раньше. Но именно при Эльвире Набиуллиной регулятор серьезно взялся за расчистку средних и крупных банков.

Если 1 января 2014 года в стране действовало 923 банка, то через год — уже 834 банка, а 1 января 2016-го — всего 733 банка. Небольшую паузу в зачистке Центробанк взял только в конце 2014-го — начале 2015 года, в самый острый период нынешнего экономического кризиса. Однако затем Центробанк с избытком наверстал упущенное.

Начало зачистке было положено в ноябре 2013 года, когда была отозвана лицензия у Мастер-банка. Очевидно, Центробанк тогда не просчитал всех последствий своего решения. Ведь Мастер-банк, не входивший даже в топ-50 банков по активам, де-факто являлся системно значимым банком. У него был большой объем вполне легальных операций, он оказывал процессинговые услуги и услуги по спонсорству членства в международных платежных системах 260 банкам! Это решение стало настоящим шоком для многих банкиров страны.

Особенно сильное влияние на ситуацию на рынке оказали три громких случая, происшедшие за последние полгода. Отзыв лицензии Пробизнесбанка показал, что даже банк-санатор не защищен от банкротства. Отзыв лицензии у Нота-банка, в котором обслуживались компании ВПК, показал, что регулятор готов к потере средств крупными госкомпаниями в ходе банковских банкротств. А отзыв лицензии Внешпромбанка, в котором не только держали средства крупные компании, но и знаковые частные лица, показал, что и щит из влиятельных вкладчиков не спасет от карающей десницы регулятора.

Следствием банковской зачистки стал пересмотр политики банков на рынке межбанковского кредитования. Большинство банков сократили или закрыли лимиты МБК в конце 2014-го — начале 2015 года. И с тех пор ситуация серьезно не улучшилась. Это ведет к росту затрат на поддержание ликвидности и к уходу с рынка иногда даже относительно здоровых небольших банков, не имеющих возможности получить дополнительную ликвидность в случае непредвиденных обстоятельств.

Еще одним следствием банковской зачистки стал резкий рост объемов банковского бизнеса групп, принявших активное участие в санации банков: ФК «Открытие» и группы «Бин».

А как оценивают последствия зачистки сами банкиры?

Дмитрий Гусев, председатель правления Совкомбанка:

«Политика ЦБ последовательная и четкая — нулевая терпимость к недобросовестным банкам. Это, безусловно, полезно для рынка, в долгосрочной перспективе создает ощущение прозрачности и стабильности».

Дмитрий Смирнов, глава центра стратегической координации Росбанка:

«Текущие экономические условия и действия ЦБ по расчистке помогут оздоровить банковскую систему через повышение ее эффективности и устойчивости. Сейчас в России банковская система низкоэффективна, что приводит к высокой стоимости банковских услуг и отражению на банковских балансах несвойственной деятельности. Например, многие банки, особенно из четвертой сотни и ниже, являются кэптивными, обслуживают несколько предприятий и банковской деятельностью в прямом смысле слова не занимаются. Уход таких банков сделает банковскую систему более прозрачной, управляемой и эффективной».

Дмитрий Феденков, начальник аналитического управления Нордеа-банка:

«Несмотря на то что число действующих кредитных организаций за 2015 год сократилось на 101 организацию, не скажу, что банковская система в количественных характеристиках изменилась до неузнаваемости. Да, мы видим незначительный рост концентрации активов по банковскому сектору в банках топ-50. Да, есть негативный вклад от проблемных банков в совокупную картину прибыльности в банковской индустрии. При этом можно заметить позитивные качественные перемены. Курс, взятый Центробанком на ужесточение надзорных функций, постепенно отражается в оздоровлении банковской системы, ее укреплении, и способствует, в том числе, и повышению финансовой грамотности, более осмысленному подходу к выбору банка-партнера».

Василий Высоков, председатель совета директоров банка «Центр-инвест»:

«Укрепилась самодисциплина банков, выросли резервы по ссудам, ужесточились требования к заемщикам».

Дмитрий Монастыршин, главный аналитик Промсвязьбанка:

«Действующие банки проводили сокращение операционных расходов и сокращали количество офисов. Это стимулировало переход клиентов в более крупные банки, а также увеличение операций, проводимых онлайн. Сокращение числа офисов и действующих банков не помешало отрасли нарастить ресурсную базу рекордными темпами. Так, вклады населения в 2015 году выросли на 25%, а средства корпоративных клиентов в банках — на 15,6%. После нескольких лет консолидации в банковской системе России продолжает работать большое число мелких банков, деятельность которых оказывает слабое влияние на систему. По состоянию на 1 января 2016 года топ-200 банков консолидирует 97,2% от всех активов банковской системы».

Мы ждем перемен

На 1 декабря 2015 года средний процент удовлетворения требований банков-банкротов составил всего 34,5%.

Что касается финансового состояния ушедших с рынка банков, то, по данным АСВ, на 1 декабря 2015 года средний процент удовлетворения требований банков-банкротов составил всего 34,5%. Причина столь значительных потерь кредиторов банков и в том, что решение об отзыве лицензии или санации банка зачастую принималось регулятором со значительным опозданием, когда в балансе банка уже имелась брешь в размере десятков миллиардов рублей, а капитал у банка отсутствовал.

Сейчас руководство регулятора заявляет, что совершенствует качество надзора и будет оперативнее реагировать на возникающие в банках проблемы. Но не только регулятору нужно совершенствовать свою деятельность. Меняться нужно и самим банкам.

«В условиях нестабильности банкам нужно уделять особое внимание поддержке достаточности капитала для абсорбирования непредвиденных потерь,— считает Дмитрий Смирнов из Росбанка.— Большинство обанкротившихся или санируемых банков имели отрицательный капитал в результате проведения рискованной кредитной политики и сомнительных операций, многие из них привлекали средства населения как основной источник фондирования, ставя под сомнение доверие ко всей банковской системе».

В последнее время регулятор стал более пристально изучать операции банков, что и дало повод для ограничения деятельности недобросовестных участников рынка, обращает внимание главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин. «К сожалению, потери в данном процессе неизбежны,— говорит эксперт.— Это связано как с недостоверной отчетностью ряда игроков, так и с ухудшением качества активов банков по мере ухудшения финансового состояния клиентов. Банкам, для того чтобы противостоять ухудшению операционной среды, необходимо наращивать капитализацию, улучшать качество кредитного портфеля, диверсифицировать и удешевлять ресурсную базу, уделять повышенное внимание формированию адекватных запасов ликвидности».

Задача регулятора — не наказывать, а продвигать лучшую мировую практику.

«Задача регулятора — не наказывать, а продвигать лучшую мировую практику,— обращает внимание Василий Высоков из „Центр-инвеста”.— В 2015 году разного рода проверяющие физически присутствовали в банке „Центр-инвест” 2493 дня. Кроме присутствия есть еще и огромный поток отчетности в разные органы. Проверки событий вчерашнего дня на соответствие позавчерашним правилам должны трансформироваться в модернизацию банковской системы и финансовых рынков на основе принципов устойчивого развития».

2016 год: кто выживет?

Глава Сбербанка Герман Греф, выступая на пленарном заседании Совета Федерации в декабре 2015 года, предсказал отзыв лицензий у 10% банков в 2016 году.

В 2016 году число действующих кредитных организаций может сократиться еще на 50–100 банков.

«Учитывая продолжающееся ухудшение операционной среды и курс регулятора на усиление российской банковской системы, мы ожидаем, что в 2016 году число действующих кредитных организаций может сократиться еще на 50–100 банков»,— делится своим прогнозом Дмитрий Монастыршин (Промсвязьбанк).

Дмитрий Гусев из Совкомбанка прогнозирует еще несколько лет зачистки: «Надеемся, что процесс будет продолжаться такими же темпами, и он должен занять еще два-три года». С ним соглашается Дмитрий Феденков (Нордеа-банк): «В текущем году, полагаю, Центробанк продолжит активные действия по контролю за соблюдением банковского законодательства, что отразится в дальнейшем сокращении числа банков. Начало года данное предположение подтверждает».

Дмитрий Смирнов из Росбанка обратил внимание на возможное усиление негативных тенденций: «При чрезмерной консолидации возможен рост системных рисков, что требует от регулятора дополнительного регулирования деятельности крупных игроков. Поглощение и уход с рынка региональных банков и продолжающаяся оптимизация сетей федеральных игроков в значительной степени снижает присутствие банков в регионах, место которых могут занять менее контролируемые регулятором МФО».

К сожалению, больше половины опрошенных банков отказались комментировать ситуацию с банковской зачисткой. Это говорит о том, что и сегодня для отрасли тема зачистки все еще весьма болезненна. Недавний отзыв лицензии банка Интеркоммерц установил новый антирекорд по размеру выплат средств из фонда АСВ. Но, скорее всего, громких банковских банкротств станет меньше, так как значительная часть крупных проблемных банков уже выявлена регулятором.