В Мещанском суде Москвы на прошлой неделе прошли прения сторон по делу о хищении более 1 млрд рублей у Банка Москвы. Прокуратура потребовала приговорить бывших сотрудников кредитного учреждения Константина Сальникова и Аллу Аверину к семи и шести годам заключения соответственно. По версии следствия, они входили в организованную преступную группу, созданную бежавшими за границу экс-президентом Банка Москвы Андреем Бородиным и его первым заместителем Дмитрием Акулиным. В свою очередь, подсудимые просили суд вынести им оправдательный приговор.

Фигуранты уверяли, что ничего не знали о преступных планах топ-менеджмента, их просто использовали «вслепую». Бывший старший трейдер дирекции валютных операций 29-летний Константин Сальников и 57-летняя экс-начальница управления сопровождения банковских операций Банка Москвы Алла Аверина с начала следствия находятся под подпиской о невыезде. Первому вменяется растрата в особо крупном размере, второй — пособничество в совершении этого преступления.

Обратившись к суду, гособвинитель Сергей Котов заявил, что считает полностью доказанной вину подсудимых с единственной оговоркой: Константин Сальников не использовал для хищений свое служебное положение. Аллу Аверину гособвинитель предложил приговорить к шести годам лишения свободы со штрафом 400 тысяч рублей, а Константина Сальникова — к семи годам заключения, взыскав с него в пользу государства штраф 500 тысяч рублей.

Сальников и Аверина — были лишь исполнителями криминальной схемы, которую придумали и воплотили теперь уже бывший президент Банка Москвы и первый вице-президент кредитного учреждения.

По версии следствия, Сальников и Аверина — были лишь исполнителями криминальной схемы, которую придумали и воплотили теперь уже бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин и первый вице-президент кредитного учреждения Дмитрий Акулин. Они вовлекли в преступную группу вице-президента банка Алексея Сытникова и начальника управления дочерних финансовых институтов Банка Москвы Дмитрия Строганова, а те, в свою очередь, подключили к исполнению афер Сальникова и Аверину.

Обвинение гласит, что с декабря 2008 года по ноябрь 2010 года банк заключил с 18 подконтрольными банку организациями договоры на покупку крупных партий валюты. Одновременно составлялись договоры от другого календарного числа о продаже валюты по более высокому курсу, а разница перечислялась со счетов Банка Москвы на счета фирм, аффилированных с соучастниками преступления. Всего было заключено более 228 фиктивных сделок, из которых 171 была признана убыточной для банка. Общую сумму незаконно изъятых из Банка Москвы денежных средств следствие оценило в 1 млрд 86 млн рублей.

По мнению обвинения, подсудимыми двигал корыстный мотив: они хотели выслужиться перед руководством, сохранить свою должность в банке и рассчитывали на карьерный рост. Согласно материалам дела, Сальников непосредственно принимал участие в заключении договоров на покупку и продажу иностранной валюты, а Аверина сопровождала незаконные сделки: дала указание своим подчиненным отражать операции в бухгалтерии, готовить договоры на покупку валюты, а также списывать средства с корреспондентских счетов банка.

Все четверо топ-менеджеров Банка Москвы: Бородин, Акулинин, Сытников и Строганов еще несколько лет назад бежали за границу.

Все четверо топ-менеджеров Банка Москвы: Бородин, Акулинин, Сытников и Строганов еще несколько лет назад бежали за границу. Их объявили в розыск и заочно арестовали. Тем временем банкиры смогли получить в Великобритании политическое убежище.

Что же касается их подчиненных, то в ходе судебного процесса, который длился с 3 сентября 2015 года, ни Сальников, ни Аверина вину не признали. Они утверждали, что не имели отношения к заключению договоров на куплю-продажу валюты, этим занимались работники казначейства и департамента валютных операций. По словам подсудимых, они просто выполняли указания руководства, которые не смели обсуждать.

«Подсудимые не знали про ОПГ, которой не было»

За несколько лет работы в банке Сальников совершил не менее 36 тысяч конверсионных операций, и только 171 из них признали убыточной.

Адвокат Сальникова Алексей Артамошкин настаивал, что его клиент не вступал в ОПГ, «которой он не знал и которой не было». По данным защитника, за несколько лет работы в банке Сальников совершил не менее 36 тысяч конверсионных операций, и только 171 из них признали убыточной. При этом они не вызывали сомнений ни у сотрудников кредитного учреждения, ни у проверяющих из ЦБ, ни у налоговиков.

«Мой подзащитный никаких денег не получал, не передавал и в дележе не участвовал»,— резюмировал адвокат и призвал оправдать подзащитного.

Сам молодой человек заверил, что был клерком низшего звена, и руководству не было нужды посвящать его в свои планы. По словам парня, уйдя из банка, он не смог купить ни квартиры, ни даже машины, и до сих пор снимает с супругой жилье.

Подсудимый посетовал, что следствие не захотело разбираться, ведь «было проще повесить все на студента, младшего по должности клерка».

Адвокат Аллы Авериной Илья Брык также настаивал на вынесении своей клиентке оправдательного приговора. «Аверина просто выполняла свои обязанности, отказаться от исполнения которых она не имела права,— сказал защитник.— Она не обладала полномочиями проверять обоснованность и экономическую целесообразность сделок, выгодность или невыгодность».

Прокуратура руководствовалась не законом, «а пролетарской ненавистью».

Он был убежден, что прокуратура руководствовалась не законом, «а пролетарской ненавистью», попросив для его клиентки шестилетний срок. Аверина утверждала, что для нее названные фиктивными сделки таковыми не являлись: они не противоречили закону «О банках и банковской деятельности».

Подсудимая не скрывала: у нее был страх потерять работу и оказаться на улице, как у любого другого человека, но разве это мотив для совершения преступления? «За 29 лет работы в системе госбанков я не имела ни корысти, ни преступных доходов, не давала вредных советов»,— обратилась она к судье.

Константин Сальников поддержал ее, выразив надежду на беспристрастность суда и попросив отклонить иск банка о возмещении ущерба на 1 млрд 86 млн рублей.

Приговор судья Елена Максимова обещала огласить 9 февраля.

Что же касается бежавших за рубеж топ-менеджеров банка, то в отношении них расследуется еще несколько уголовных дел. Основное — о хищении около 13 млрд рублей кредитных средств, выделенных фирме «Премьер-эстейт» и впоследствии оказавшихся на счетах супруги бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова Елены Батуриной. За это преступление перед судом предстала гендиректор «Премьер-эстейт» Светлана Тимонина. Процесс над ней также близится к завершению.