Нынешнее решение японского регулятора, говорится в публикации, означает, что банки будут вынуждены платить за право держать деньги на счетах. По сути, оно представляет собой едва ли не последнюю отчаянную попытку оживить рост японской экономики, который вот уже четверть века практически топчется на месте. 

Новая японская ставка, которая составляет минус 0,1%, вступит в силу 16 февраля.

Новая японская ставка, которая составляет минус 0,1%, вступит в силу 16 февраля. Она будет действовать в отношении депозитов в центральном банке, превышающих нормативный уровень.

Чисто теоретически отрицательная ставка должна заставить банки выдавать больше кредитов компаниям, которые в свою очередь смогли бы потратить эти займы на расширение деловой активности и привлечение дополнительной рабочей силы. До этого власти без особого успеха уже испробовали все возможные средства — от увеличения правительственных расходов до вливания ликвидности в финансовую систему. Кроме того, чтобы придать стимул экономическому росту и подтолкнуть вверх инфляцию, правительство Синдзо Абэ поддержало временное сокращение налогов.

В случае необходимости политика дальнейшего понижения ставки может быть продолжена.

Между тем члены совета по монетарной политике Банка Японии, проголосовавшие за решение ввести отрицательную ставку пятью голосами против четырех, уверяют, что оно вызвано условиями, которые сложились в мировой экономике, а вовсе не внутренними трудностями. Было заявлено также, что в случае необходимости политика дальнейшего понижения ставки может быть продолжена.

Японский центральный банк на этот раз проявил несвойственную ему резкость, упомянув проблемы другой страны, а именно Китая, как один из факторов, которые могли нанести ущерб японской экономике. «Мы видели риски, которые исходят из Китая и других развивающихся стран, равно как и риски от снижения цен на нефть», — цитирует газета заявление Харухико Курода, управляющего Банка Японии, сделанное на пресс-конференции.

Как отмечает газета, переход к политике отрицательных ставок свидетельствует о безысходности, которую испытывают центральные банки. Возможности всех традиционных монетарных инструментов фактически исчерпаны, и в большинстве стран процентные ставки уже доведены практически до нуля.

Ранее к отрицательной ставке прибегли Дания, Швеция и Швейцария.

The New York Times напоминает в этой связи, что ранее к отрицательной ставке прибегли Дания, Швеция и Швейцария. На депозиты, размещенные в Европейском центральном банке, распространяется ставка минус 0,3%.

В условиях, когда надежды на экономический рост представляются призрачными, замечает газета, бизнес крайне неохотно прибегает к заимствованиям для инвестиций в любые новые проекты. Вместе с тем, в случае дефляции и падения цен на широкий спектр товаров может оказаться весьма проблематичным погашение даже тех кредитов, которые были взяты под отрицательные проценты.

На глобальных рынках решение монетарных властей Японии способно оказать эффект домино и сделать еще более туманными перспективы мировой экономики. Переход к отрицательной ставке ведет, в частности, к ослаблению йены. А это в свою очередь создает потенциальные проблемы для Пекина в то время, как он прилагает усилия для того, чтобы сдержать отток капиталов из страны и поддержать свою национальную валюту, пишет The New York Times.