Тренды в финтехе: peer-to-peer, мобилизация, Big Data

— Начнем с общего вопроса. Что сегодня происходит с банкингом?

Алекс Неймарк: Основная парадигма современного финансового рынка в том, что банки теряют инициативу. Сначала сотовые операторы стали перехватывать инициативу, потом «кошельки», потом другие финансовые продукты. Сейчас создалась ситуация, когда финансовый продукт может запустить кто угодно. Подобно тому, как Uber или «Яндекс.Такси» позволяет любому стать таксистом.

— iBank Global — это банк или это не банк?

Алекс Неймарк: iBank Global — это IT-продукт, который создает среду, позволяющую банкам объединиться друг с другом. Это не банк в том смысле, что это не конкретное юрлицо с финансовой лицензией, у которого есть клиенты — физические или юридические лица и так далее.

— Что происходило в этом году в финтехе, в современном банкинге, в мире. Насколько я понимаю, Алекс Форк в этом году много поездил по миру. Ты побывал в Лондоне — в цитадели FinTech на сегодняшний день. Что интересного ты там заметил, что оттуда привез?

Алекс Форк: В этом году я не увидел никаких революций, наподобие создания больших глобальных продуктов — платформ p2p–кредитования или проектов в сфере, связанной с блокчейн. Есть очень интересные проекты, которые достигли значительных результатов. Это, например, проект TranferWise — cross change валют.

В Лондоне я познакомился с большой, масштабной инфраструктурой финтехинноваций. Она действительно впечатляет. Там расположены порядка десяти акселераторов для финтехпроектов. В России пока есть только один постоянно действующий акселератор — это наш. Мы, кстати, с удовольствием окажем всем проектам на российском пространстве любую поддержку.

А революций в этом году не было.

— Но инноваторы утверждают, что традиционный банкинг уходит, что его вытесняют новые игроки. Это происходит без революции?

Алекс Форк: Конечно. Этот тренд наблюдается уже последние пять лет. Таким проектам, как, например, Рокетбанк (если мы говорим о российских проектах), уже несколько лет.

— Куда сейчас смотрит FinTech индустрия в мире? что сейчас самое горячее? Во что сегодня вкладываются наибольшие, если не деньги, то усилия?

Алекс Форк: Есть три больших тренда в FinTech. Первый тренд — peer-to-peer, когда люди напрямую взаимодействуют друг с другом в обход каких-либо централизованных решений.

— Это то же самое, что Uber для банков?

Алекс Форк: Uber для банка, да, совершенно верно. Второй, тоже большой тренд — это мобилизация, это весь мир — в кармане, на экране телефона. И третий большой тренд это блокчейн.

Алекс Неймарк: Я бы добавил еще один тренд — Big Data, аналитика на основе больших данных. Big Data дает возможность делать предсказания на основе предыдущего поведения клиентов и на основе каких-то больших данных, необязательно банковских данных, но и данных из соцсетей, куков, браузеров и так далее. Всего того, что есть в открытом доступе.

Алекс Форк: Совершенно верно. Революции ждем как раз из этой сферы.

— Я бы не сказал, что Big Data — явление этого года, о нем мы слышим последние года три. И банки, которые должны, по мнению инноваторов, наконец-то закончиться, уйти со сцены, перехватывают это тренд.

Алекс Неймарк: Мы не считаем, что банки должны закончиться. Но любое устоявшееся явление так или иначе сопротивляется эволюции, потому что меняться неприятно. Тренд в том, что все больше функций будут перехватывать менее громоздкие и тяжелые организации. Но у них есть другая проблема — у них нет денег, хотя у них много инициатив и интересных кейсов, которые они могут быстро реализовать.

Понимая это, банки какие-то стартапы интегрируют внутрь, либо что-то масштабируют сами, на свои деньги, своими командами. Это получается у них иногда хорошо, иногда не очень. Как только стартап интегрируется в банковскую инфраструктуру, он становится частью большого и тяжелого бюрократического аппарата, со всеми вытекающими последствиями.

Поэтому идеальный кейс — это когда банк остается банком для тех клиентов, которые не хотят взаимодействовать с ним через инновационные каналы и принимать какие-то новые продукты и сервисы. А тех, кто хочет, выделяют в отдельное подразделение. Хороший пример — это Touch Bank и ОТП-банк. Это одна структура, но это физически две разные компании и, можно сказать, два разных банка с разным позиционированием.iBank Global как экосистема для банков

— iBank Global куда идет? Какое место вы хотите занять в этой пищевой цепочке? Вы хотите стать монстром, как BBVA, вы хотите стать юрким, маленьким стартапом, или вы хотите создать marketplace, например Uber для банков?

Алекс Неймарк: На самом деле, возможность присоединиться к банковской инфраструктуре уже существует для стартапов. Любой банк, который открывает API-доступ к своим системам, дает возможность кому угодно присоединиться и прибавить какую-то свою добавленную стоимость. Есть и такой тренд, когда, например, розничный банк выделяется в отдельную инфраструктуру и становится некой IT-платформой для других. iBank Global позиционирует себя как IT-компания с банковской лицензией и с большими возможностями, на базе которой создается платформа (b2b-платформа), которая может быть интегрирована в любое количество банков. Любой банк может взять эту платформу.

— Вы не сбираетесь конкурировать с банками, а собираетесь вступать с ними в некие отношения сотрудничества?

Алекс Неймарк: Мы употребляем термин ко-куренция, то есть сотрудничество. Мы можем сотрудничать со средними и мелкими банками, но это не исключает возможностей присоединения для того же «Сбера» или «Альфы». В той части, в какой они готовы отдать свои продукты, сервисы и каналы в нашу глобальную экосистему, они могут быть нашими партнерами. Мы можем зарабатывать вместе.

— Почему ты называешь экосистему глобальной? Вы собираетесь выходить на мировые рынки?

Алекс Неймарк: Слово Global предполагает, что мы взаимодействуем с большим количеством независимых игроков внутри России. Все наши технологии очень легко масштабируемы в любую страну.

— Что вы можете дать этим небольшим и средним банкам?

Алекс Неймарк: Мы большие специалисты в Big Data-аналитике, в машинном обучении, в глубоком обучении и вообще в технологиях развития искусственного интеллекта. Здесь мы сильно продвинулись, потому что работаем с математиками, специалистами в прикладных науках и так далее. На стыке программирования, математики, ряда естественных наук и бизнеса мы создаем новую среду, которая может быть серьезным технологическим подспорьем для банков.

— На стыке математики и банкинга? Что это дает?

Алекс Неймарк: Это создает возможности, которые дают добавленную стоимость для клиентов.

— Какие именно возможности? В чем ценность? В банкинге все довольно просто. Взял деньги подешевле, продал их подороже, опять взял подешевле…

Алекс Неймарк: Это модель классического банкинга. Мы от нее отошли, мы не занимаемся напрямую классическим банкингом, а создаем некую дополненную экономику для наших партнеров. И только после этого начинаем зарабатывать. Не стоит задача «взять подешевле — продать подороже».

Мы предлагаем партнерам присоединиться к открытой платформе, которую мы называем iBank Global. Это IT-платформа, которая предлагает возможность установки нашего софта для дистанционных каналов, который надстраивается над core-системой банка, над AБС и процессингом. Это дает возможность получить удобные, быстрые и более дешевые дистанционные каналы, которые существенно отличаются от того, что есть сейчас на рынке.

— Притом что существует вроде бы тренд на создание экосистем, практических примеров в банковской сфере я знаю крайне мало. Есть ли такие мировые кейсы, на которые вы ориентируетесь? Или мы тут хотим быть впереди планеты всей?

Алекс Неймарк: Это инновационный кейс. Он предполагает несколько другую психологию отношения друг к другу участников рынка.

Алекс Форк: Попробую объяснить своими словами, что такое iBank Global. По сути, это коробочное решение, которое iBank Global готов бесплатно предоставлять другим банкам, а мы — акселератор Future FinTech — в это коробочное решение поставляем инновации. iBank Global, по сути, это App Store для приложений, которые создают стартапы. Вот логика этой конструкции.

Алекс Неймарк: Наша платформа — это открытая среда, как Android, которую любой банк может взять, установить себе и пользоваться любой ее частью или всей платформой. Возможность для банка установить дистанционный канал — это точка входа в платформу. В платформе есть ядро, которое может дать банкам возможность видеть друг друга внутри этой среды. В результате банки, например, могут решить объединить свои сети АТМ.

Предполагается, что у каждого банка есть своя клиентская база, с которой он хотел бы лучше взаимодействовать. Кроме того, он хотел бы иметь возможность получать новых клиентов, и чтобы старые клиенты были более лояльны и не убегали в другие банки. Наша среда помогает это сделать. Банки, оставаясь полностью идентичными и самостоятельными, получают новые инструменты, интегрируясь в эту среду.

— Многие банки боятся потери своей уникальности. Вы загоняете их всех на общую платформу, предоставляете общий набор сервисов, у всех эти сервисы одни и те же… В чем тогда их конкурентное преимущество?

Алекс Неймарк: Не совсем так. Сервисы не одни и те же. Возможности одни и те же. У мелкого банка появляются те же возможности, что и у крупного, при этом он ими пользуется так, как считает нужным, в зависимости от своей политики. Банк продолжает оставаться самим собой, но при этом получает больше возможностей, чем если бы он развивался сам.

— Не получится ли, что стоимость пользования вашей замечательной платформой выше, чем те преимущества, которые банк когда-нибудь получит? Заплатить-то, наверное, ему придется сегодня…

Алекс Неймарк: Не совсем так. Мы работаем по принципиально новой бизнес-модели дополненной экономики, когда мы предоставляем наши технологии, а банк имеет возможность проверить, насколько они создают для него добавленную стоимость. Только после того, как банк убеждается, что он действительно может на этом больше зарабатывать, мы обсуждаем возможности совместного заработка на дополненной экономике.

Это принципиально новая модель, которая не предполагает, что банк должен сегодня заложить в свой бюджет какие-то ресурсы на покупку той или иной технологии или лицензирования.

Можно провести аналогию с тем, что, например, делает Google: сначала раздает все свои возможности бесплатно и только после того, как пользователи начинают на это подсаживаться, предлагает какие-то платные функции.

— Звучит очень привлекательно, если бы не масса вопросов, которые возникают в голове по поводу безопасности. А также нашего замечательного законодательства, которое запрещает так просто перемещать персональные данные.

Алекс Неймарк: Речь идет не о перемещении данных, как раз наоборот. «Облачный» тренд пугает банки, потому что он предполагает, что все должно быть слито в общее «облако». Естественно, никакая служба безопасности банков на это никогда не пойдет. Они будут всячески упираться. И я думаю, что это правильно. Это, во-первых, некая коммерческая тайна, а во-вторых, нет никакой гарантии, что из этого «облака» все не утечет.

Речь идет не о том, чтобы слить данные в «облако». Данные остаются внутри банка. Эта технология предполагает, что банк из этой платформы может взять какие-то возможности, модули, подгрузить их к своим системам и создать для себя дополненную экономику. Мы вовсе не заставляем банки отдавать какие-то данные в «облако». «Облако» — это просто некое решение, которое ставится рядом и поставляет технологии в банк. Это важно.

— Когда банки могут начать к вам подключаться?

Алекс Неймарк: Уже сегодня некоторые подключаются достаточно активно. Мы получили несколько десятков заявок

— Не вы одни сегодня движетесь в этом направлении. Например, Промсвязьбанк сейчас создает некую общую платформу, уже создан архитектурный клуб и так далее. Как вы смотрите на альтернативные платформы?

Алекс Неймарк: Очень положительно смотрим. Мы больше чем уверены, что мы могли бы слиться в одну платформу на свободных условиях. Не предполагается, что это будет единая платформа, как единое юрлицо или как единый софт. Между платформами можно настроить канал, который позволит обмениваться продуктами. Клиенту будет предлагаться ряд продуктов, и он сам будет решать какие взять, и платить за то, что взял. В этом смысле выигрывают все. Нет локализации конкретного продукта внутри конкретного банка. Это важно.

Финтех в России, кластер Future Fintech

— В России есть финтехстартапы?

Алекс Форк: Конечно. Их большое количество. В этом плане наша земля очень плодовита талантами. Раньше такая площадка, как наша, отсутствовала в России, и все наши таланты разъезжались по миру. Например, Виталий Бутерин — талантливый молодой человек, который собрал $18 млн на проект Ethereum, Игорь Баринов — многократный победитель хакатонов по блокчейн в США. Три недели назад организовали первый, по сути, хакатон по блокчейн в России. Есть еще ряд выпускников Startupbootcamp, акселерационной английской программы, которые пишут алгоритмы для торговли на московской бирже.

— Ты не боишься, что все, кто мог что-то делать, уже сидят в Лондоне, в Кремниевой долине, в Сингапуре? Здесь-то остался кто-нибудь?

Алекс Форк: Конечно, очень много. Давайте проанализируем, что произошло в финтехотрасли за последний год. В первом AlfaCamp Альфа-банка участвовало порядка 50 проектов, а до финала дошло 15. Во втором AlfaCamp участвовало 35 проектов, а до финала дошло 14. Был еще хакатон Сбербанка, где было заявлено порядка 50 идей. Месяц назад я был на хакатоне в Минске, который организован Национальным банком Белоруссии, там было порядка 19 идей. Если мы просуммируем весь этот объем, получаем десятки и десятки проектов. Я предполагаю, что есть около 150 финтехпроектов на постсоветском пространстве.

— Почему тогда мы так мало слышим о каких-то success story?

Алекс Форк: Я думаю, всему свое время. Сейчас очень плодородная почва. Кризис мотивирует на инновационное развитие. У нас традиционно сложилось, что маленькие банки нашли для себя какие-то ниши и сидят только в них. В этом плане политика очищения рынка Центробанком мотивирует искать новые ниши и идти инновационным путем развития.

— Вы в этом году создали свой акселератор Future FinTech. Что это такое?

Алекс Форк: Он не совсем «свой», он, скажем так, децентрализованный. Мы приглашаем стратегических партнеров в этот проект для постоянной подпитки инновациями, командами и так далее. Мы называем его финтехкластером. Он включает в себя четыре составляющие: коворкинг, инкубатор, акселератор, мероприятия.

Коворкинг — это единое пространство для одновременной работы нескольких команд. Это большой open space, в котором команды одновременно работают, имея возможность коммуницировать друг с другом напрямую, делиться клиентскими базами, организовывать совместные проекты. Это такая концентрированная точка кипения. На этой площадке мы также проводим мероприятия, образовательные мастер-классы, деловые игры, хакатоны, соревнования.

— Сколько сейчас у вас участников в коворкинге?

Алекс Форк: Двенадцать проектов находится на площадке, и еще 25 проектов ассоциированы с кластером.

— У проектов на площадке есть рабочие места, общий секретарь, общая кофе-машина… Что еще есть?

Алекс Форк: Общая игровая комната, общий проектор, общий принтер.

— Что это за проекты? Что они делают?

Алекс Форк: Могу рассказать про несколько проектов. Один из них — Credit Sputnik. Основатель — Игорь Слёзин, ему самому 25 лет, проекту полтора года. Они занимаются разработкой софта для микрофинансовых организаций, причем их клиенты уже входят в десятку крупнейших МФО. Они накопили большую экспертизу в скоринге.

Еще есть международный проект Trdata.com. Главный офис проекта находится в лондонском акселераторе Level39. Теперь они присутствуют на трех рынках: это Англия, Украина и Россия. Они агрегируют биржевые котировки. Кстати, их клиентами являются некоторые правительственные организации США. Очень интересный динамичный проект.

Есть еще такой проект Simex. Они занимаются краудинвестингом. Это тоже сильный проект. Они занимают очень активную позицию, продвигают ряд законодательных инициатив.

— Кто к вам еще может попасть? Или вы никого больше не берете?

Алекс Форк: Берем, конечно. Мы динамично расширяемся, у нас есть все возможности для роста. В ближайшее время, например, к нам присоединится еще одна компания — Revolut. Это тоже международная компания. Это и пластиковые карты, и транснациональный обмен валют. Очень интересный проект.

— Что нужно, чтобы к вам попасть? Как вы выбираете себе людей, команды?

Алекс Форк: Все очень просто. Мы принимаем заявки, рассматриваем их в составе комиссии, в которую вхожу я, Александр Неймарк и два эксперта со стороны стратегических партнеров.

Мы фокусируемся на трендах: p2p (peer-to-peer), Mobility, Machine Learning, Robotic Advisers, PFM.

Это крупнейшие финтехнаправления. Приоритет у нас отдается проектам, которые уже имеют MVP — minimal viable product. Какой-то работающий продукт, который уже продается. Но у нас есть и инкубационная программа, это программа генерации новых идей, тестирования и их анализа.

Инкубационная и акселерационная программы FutureFintech

— Что такое инкубационная программа?

Алекс Форк: Инкубационная программа — это генерация новых идей и тестирование их на рынке. Это еще неполные команды, у которых нет продаж, нет прототипа.

— Предположим: есть человек, у него есть идея. И он может к вам прийти и сказать: «Дайте мне денег»?

Алекс Форк: Он может к нам прийти и сказать: «Хочу реализовать». Зачастую для этого нужны ресурсы, и не всегда это деньги.

— Чем вы можете реально помочь?

Алекс Форк: В первую очередь мы предоставляем банковское API, это сразу дает доступ к интернет-эквайрингу. Сначала мы предоставляем доступ к обезличенной виртуальной модели клиентской базы, и, если тест показывает какой-то результат, тогда мы уже переносим на «боевой» сервер. Мы находимся в «Москва-сити», а «Москва-сити» — это 44 банка, большое количество международных представительств, тысяча ритейл-организаций. Это прямые клиенты, партнеры, инвесторы на расстоянии 15 минут шагом.

В том числе, конечно, мы даем и инвестиции.

— Кого вы берете в инкубацию? Что для этого нужно?

Алекс Форк: Рынок у нас довольно узкий, мы, финтеховцы, все друг друга знаем, можем порекомендовать, знаем возможности друг друга. Для финтехстартапа нужен определенный опыт, компетенция. Люди, которые реализовывают эти проекты, как правило, выходцы из финансовых организаций, из IT-компаний. Это не случайные люди. Поэтому здесь у нас подход очень точечный. Мы смотрим, какой у фаундера бэкграунд, какая есть экспертиза. Потом смотрим, чего ему не хватает для реализации проекта, и предоставляем.

— Как к вам попасть? Надо прислать заявку?

Алекс Форк: Достаточно написать на адрес электронной почты, указанный на сайте Futurefintech.org, либо можно в Facebook постучаться ко мне в друзья.

— А что такое акселерационная программа? В чем ее отличие?

Алекс Форк: Наша акселерационная программа — это программа всесторонней поддержки уже действующего бизнеса, у которого уже доказанная бизнес-модель, есть продажи, уже состоявшаяся команда.

— Чем вы их можете поддержать? Акселерация — это ускорение, правильно я понимаю?

Алекс Форк: Да, совершенно верно. Это поиск направлений получения кратного роста, выявление того, чего не хватает в данный момент команде.

— Чего обычно не хватает командам?

Алекс Форк: У всех по-разному. Это очень индивидуально, и подход у нас тоже индивидуальный. Основную роль в этом играет ментор — человек, имеющего больший опыт в отрасли, его задача передать этот опыт основателям стартапа.

— Нашим стартапам, которые уже состоялись, обычно не хватает exit — возможностей выхода из стартапа. Вы можете помочь с exit? Либо с привлечением дополнительных инвестиций?

Алекс Форк: Мы помогаем привлекать инвестиции как на российском рынке, так и на зарубежном. Помогаем масштабировать стартап на зарубежных рынках.

— У вас, я знаю, проходят хакатоны. У тех, кто участвует в хакатоне, будут какие-то преимущества при отборе в ваши программы?

Алекс Форк: Безусловно. Для победителей хакатона мы предоставляем на полгода бесплатный офис в «Москва-сити».

— Какие ваши дальнейшие планы по развитию площадки?

Алекс Форк: В 2016 году мы планируем открыть аналогичную площадку в Мумбае и связать эту экосистему с инфраструктурой, существующей в Лондоне, Гонконге и Сингапуре. Это как раз для трансфера технологий и стартапов.

Прогнозы на 2016 год: блокчейн, roboadvisers, объединение банков в экосистему

— Давайте поговорим про 2016 год. Что будет круто в 2016 году в финтехе? На что сегодня надо делать ставку, выбирая для себя какое-то направление в финтехе, в банкинге, развивая стартап?

Алекс Неймарк: В первую очередь я назвал бы блокчейн. Второе, это персональные робо-эдвайзеры. Предполагается, что некий бот будет общаться с человеком так же, как с ним общается сейчас операционист. Причем общаться во всех смыслах этого слова. Предполагается, что он будет встроен во всю экосистему: в мобильный банкинг, в интернет-банк, в колл-центр.

— Владельцам колл-центров надо готовиться к перепрофилированию?

Алекс Неймарк: На самом деле, они сами этого хотят, потому что качество предоставляемых услуг сейчас крайне низкое, а робот никогда не устает, всегда счастлив и готов помочь.

Учитывая то, что некоторые стартапы будут пытаться вырвать у банков инициативу, им нужно будет объединяться в сообщества, для того чтобы противостоять этому тренду. Поэтому наш кейс с банковской платформой, которая позволяет создать среду, будет тоже в тренде.

Алекс Форк: Два больших прорыва, которых я ожидаю, имеют отношение к блокчейн. Первый прорыв — это смена процессинга международных платежных систем. Сейчас создан консорциум R3, который объединяет уже порядка 30 крупнейших мировых банков.

Второй момент — это интернет вещей, тоже на базе блокчейн. Это платежная система для триллиона устройств с транзакциями в тысячные доли центов.

— Правильно я понимаю, что в вашем акселераторе есть проекты, которые занимаются блокчейн?

Алекс Форк: Есть несколько проектов. Один из них с Игорем Бариновым и Владимиром Каниным, основателем сервиса PayMe). Они реализуют проект использования бокчейн для KYC (опознай своего клиента), для идентификации клиента. Второй проект — это использование блокчейн в нотариате.

Запись радиоэфира «Утро с Банкиром» выпуск №3