Это объяснимо — во-первых, работа такая; во-вторых, российское казенное управление дает с избытком поводов для критики.

Но (тут записные критики власти должны с презрением отвернуться) за последнее десятилетие той же самой неуклюжей и недружелюбной властью были созданы как минимум три механизма, нацеленные не на то, чтобы отбирать и запрещать, а на то, чтобы помогать и поддерживать. Появились три кита, на которых держался российский банковский рынок.

Первый — система страхования вкладов (АСВ). Второй — АИЖК. Третий — МСП-банк.

Доверие к депозитам не ранжируется по банкам. Тут как в сексе: размер не главное. Оно либо есть, либо нет.

Благодаря первому «киту» вернулась вера россиян в личные накопления, как минимум в условиях, когда инфляция была недвузначной. И хотя крупные банки сетуют, что своими страховками покрывают малые, на самом деле доверие к депозитам не ранжируется по банкам. Тут как в сексе: размер не главное. Оно либо есть, либо нет. Благодаря АСВ оно есть.

Второй «кит» позволил превратить ипотеку из «эксклюзива» в массовый продукт. В отличие от всевозможных «программ», генезис которых восходит еще к советским временам (все эти МЖК, «Молодая семья», «Старая калоша» и проч. и проч.— много шума из ничего), с тех пор как заработал ресурс АИЖК, включился масштабный ресурс для российской ипотеки. Она стала реальной, появилась в каждом втором доме и по ставкам, которые в отечественных реалиях можно обозначить как «тяжко, но можно».

Круглых столов на тему поддержки предпринимательства за последнюю четверть века провели больше, чем потеряно скальпов за время покорения Среднего Запада.

Третий «кит», самый молодой,— по сути реплей опыта АИЖК в части малого и среднего бизнеса. Поддержка оного — любимый рефрен властей с времен Очакова и покоренья Крыма. Не нынешнего покоренья, а еще того, предыдущего. Что только не создавалось на всевозможных уровнях — от федерального до регионального, от городского до поселкового. Фонды, центры, агентства, комитеты, комиссии. Тут гранты, там — субсидии, здесь — инновационные фонды для поддержки особо одаренных и (или) особо блатных. Тут — раздавали, здесь — заседали, там — пилили. Конференций, презентаций и круглых столов на тему поддержки предпринимательства за последнюю четверть века провели больше, чем потеряно скальпов за время покорения Среднего Запада. А всего-то и надо было — создать источник фондирования для банков, кредитующих малый бизнес.

Так или иначе, эти три кита худо-бедно поддерживали российский банкинг. Куда-то вместе с ним плыли. И приплыли.

Первого «кита» выбросило на мель. Он еще функционирует и свою миссию выполняет. Но последнее время звучит мрачным рефреном тема «Денег не хватит». Банки закрываются с такой скоростью, что никакое страхование вкладов за ней не угонится. Значит, надо что-то подкрутить в системе… Такая логика уже имела место: когда «вдруг» поняли, что алгоритм пенсионной системы неверен. Начали с разговоров, что «надо подкрутить». Закончили — заморозкой пенсий. Прямо по классику: «Спорят, спорят. Чё тут спорить — взять все и поделить» (в означенном случае — отобрать).

Если реформируют то, что работало, значит работать не будет. Или будет, но уже не так.

Второго «кита» уже год не видно и не слышно. Его реформируют. Не берусь судить, насколько это оправданно. Знаю только одну обывательскую истину: если реформируют то, что работало, значит работать не будет. Или будет, но уже не так.

Третьего «кита» загарпунили совсем недавно. Создается большая-пребольшая государственная корпорация по всеобъемлющей поддержке малого и среднего бизнеса. Ну, далее понятно. Будет большая-пребольшая программа. Презентация. Встречи предпринимательской общественности с… Потом последует вывод: а нужна ли такой большой-пребольшой корпорации работа с такими маленькими-премаленькими банками? Большая корпорация должна работать с большими банками.

Правда, большие банки не нуждались и не нуждаются ни в каких китах. Им не нужно страховать вклады — они же и так жутко надежны (про 1992 год забудем, все равно помнящие скоро вымрут естественным путем). Им не нужно фондирование для ипотеки и кредитования МСБ — придут сами в закрома и возьмут, сколько надо. Правда, потом им не нужно будет и само кредитование МСБ — а зачем? У трех «китов» была одна общая миссия — создание симметричных конкурентных условий. А зачем слону конкуренция? Его и так неплохо кормят… В китах нуждается только «планктон».

Наше национальное животное — слон. Наш слон — самый большой в мире. И зеленый. И сам себя страхует.

Так что детский вопрос «Кто кого переборет — слон или кит?» — действительно детский. Киты у нас как-то не приживаются. Наше национальное животное — слон. Наш слон — самый большой в мире. И зеленый. И сам себя страхует. Как сказал бы Кант, этакий «слон в себе».

P.S. Немного субъективного. Заодно с «переформатированием» трех «китов» российского банкинга как-то оказались немного в стороне от «мейнстрима» три очень симпатичных чиновника. Интеллигентнейший Александр Турбанов, отец-основатель самого института страхования вкладов. Молодой и энергичный Александр Семеняка. Доступный и доброжелательный Сергей Крюков, всем своим видом «дискредитирующий» имидж российского казенного менеджера. Российский казенный менеджер должен быть мрачен, неприступен и цедить слова так, словно уже третий день мучается жесточайшим запором. И выходить после пленарного заседания очередного форума не в общие кулуары, а в «вип-зону».

Я не говорю, что ДРУГИЕ — плохие. Просто ЭТИ были хорошие. И невольно напрашивается очередная неумная обывательская мысль: а почему именно ТАКИЕ перестают быть нужными государственному «слону»?