Более восьми лет система Neoflex Reporting функционирует в Русфинанс Банке. А вы помните, с чего все начиналось и какие обстоятельства способствовали открытию проекта по внедрению промышленной системы обязательной банковской отчетности?

Татьяна Бондарева: С точки зрения подготовки отчетности ключевым моментом для принятия решения стало отсутствие исторической преемственности и сохранение базы критически важных данных после закрытия операционного дня. Также полным ходом шел процесс замены текущей АБС на программное обеспечение другого вендора, который не смог предложить устраивающее нас решение по группировке данных для формирования обязательных отчетных форм.

Виктор Федосов: И потом, архитектурно нам показалось более правильным вынести функционал по отчетности ЦБ за пределы АБС, так как он связан с массивом данных, которые необходимо где-то хранить, проверять, упорядочивать, гибко структурировать по различным критериям, а также оперативно извлекать. Добавьте к этому историческое наследие в виде нескольких бэк-офисных систем. Вот и родилась вполне обоснованная идея развернуть хранилище данных для создания обязательной отчетности при первом приближении, а в дальнейшем — для выполнения других задач от различных подразделений банка.

Почему предпочтение было отдано именно решению компании «Неофлекс»?

В. Ф.: В 2006–2007 годах, когда произошло слияние Русфинанс Банка с другими кредитными учреждениями, компания «Неофлекс» показала себя надежным и компетентным партнером в области интеграции.

То есть вы обратились в «Неофлекс», как к проверенному партнеру, способному в условиях активных изменений быстро закрыть задачу по отчетности?

Т. Б.: Быстро и качественно!

В. Ф.: Внедрение хранилища было новым опытом для ИТ-подразделения и основного бизнес-заказчика. Мне кажется, что и для компании «Неофлекс» этот проект оказал существенное влияние на становление продукта Neoflex Reporting. В самом начале мы столкнулись с классической проблемой сверки версий отчетности между собой до внедрения хранилища и после. Итерации по принципу «данные расходятся — ищем ошибки» напоминали сизифов труд, так как порой было проблематично установить, в старой или новой системе закралась ошибка, появилась она сейчас, или это историческое наследие некорректных данных. На фоне бурного роста бизнеса банка подготовка обязательной отчетности для ЦБ была критичной задачей, поэтому для ее решения мы все — и бухгалтерия, и ИТ, и «Неофлекс», тратили колоссальное количество усилий, чтобы выполнить обязательства перед регулятором.

Т. Б.: При этом хотелось, чтобы процесс подготовки отчетности был более отлаженным, а ИТ-средства помогали сотрудникам бухгалтерии. На первоначальном этапе, конечно, это было не всегда так. Тем не менее, отчетность ЦБ сдавалась своевременно в соответствии с требованиями. Как поется в известной песне: «…и значит нам нужна одна победа, одна на всех — мы за ценой не постоим».

Известно, что «хранилищные» проекты, как ремонт в квартире, могут стать вечным процессом с необъятным объемом «доделок», если заказчик слабо представляет, как это будет, а исполнитель занимает пассивную позицию. Несмотря на то что это был первый подобный опыт, с какими требованиями вы входили в проект?

Т. Б.: Наши основные требования были достаточно просты: мы хотели получать отчетность в установленные законодательством сроки и достаточно быстро технически, а также сохранить историчность. В первую очередь ожидали реализацию наиболее сложных и объемных форм, в частности по кредитному портфелю, где требовалась группировка сведений по ссудной задолженности в различных комбинациях.

А с точки зрения технологий?

В. Ф.: Что и всегда. (Смеется.) Хорошо работающий, полностью удовлетворяющий бизнес продукт за приемлемые деньги,— идеальная формула, применимая к любому проекту.

Могли бы вы рассказать о сложностях, с которыми пришлось столкнуться при реализации проекта?

Т. Б.: Кроме глобальной проблемы по выверке данных, у нас возникли сложности с постановкой задач разработчикам. Если сейчас для этих целей у нас существует аналитическая группа, то тогда мне и моим коллегам, сопровождающим процесс отчетности, приходилось напрямую общаться с компанией «Неофлекс» по всем вопросам.

Получается, что банк и «Неофлекс» были в момент старта проекта примерно в одинаковой ситуации: есть отвага и большое желание сделать, но мало опыта. Если бы сегодня, с вашим нынешним пониманием картины мира, вы могли бы вернуться обратно, то как изменились бы ваши ожидания?

В. Ф.: Во-первых, сразу приходит мысль о зрелости рынка. Хранилище данных не стало массовым ИТ-продуктом за эти годы. Наиболее известные удачные проекты стоят дорого не только в эквиваленте денежных знаков, но и в плане потраченных временных и человеческих ресурсов. Когда мы начинали работать с «Неофлекс» по этому направлению ощущался явный дефицит предложения. В каком-то смысле для обеих сторон эта была лотерея. Сейчас очевидно, что в аналогичной ситуации неопределенности я бы стал искать конкретные референсные примеры с похожими параметрами, где мне не только рассказали бы, как это работает, но и показали. Конечно, возникает закономерный вопрос: смогли бы мы воспользоваться такой простой и эффективной логикой тогда в свете озвученных выше ограничений?

Спасибо за ответ. Вернемся к воссозданию истории проекта. Итак, он стартовал, несмотря на сложности. Когда появился первый результат и в чем вы его измеряли?

Т. Б.: Для меня результат измеряется в отсутствии рекламаций со стороны ЦБ.

В. Ф.: Мы создавали критически важный для функционирования банка сервис, работоспособность которого напрямую влияет на степень удовлетворенности ЦБ деятельностью кредитного учреждения. Именно этим объясняется тщательное изучение каждой цифры, которая расходилась с текущей отчетностью. Мне кажется, что эта стадия проекта была недооценена по важности и временным затратам. Разработано ПО было достаточно быстро, но многочисленные итерации по поиску ошибок в данных отбросили нас на несколько шагов назад. По большому счету, нужно было делать отчетность два раза и объяснить, почему появилась разница. Поэтому для меня первый результат появился тогда, когда отчетность стала сходиться.

Второй важный результат после развертывания Neoflex Reporting — мы стали пользоваться преимуществами системы, которые хотели видеть, например историчностью. Стало проще искать причины расхождений, появились готовые схемы. Еще один важный момент — «Неофлекс» самостоятельно отслеживает изменения законодательства. Часть доработок Neoflex Reporting делается без дополнительно оплаты в рамках договора поддержки.

Т. Б.: Да, иногда «Неофлекс» оповещает о грядущих изменениях даже с опережением СМИ. Мне кажется, услуга появилась чуть больше трех лет назад. По крайней мере, я регулярно получаю рассылки.

Уточните, пожалуйста, почему в какой-то момент удалось победить расхождения в данных? Сведения стали тщательнее вносить в системы или был какой-то особый секретный ингредиент?

Т. Б.: В старой системе были проблемы с группировкой, а в новой разработчикам не хватало базы бухгалтерских знаний об устройстве отчетности ЦБ. Простой, но замечательный пример: «на дату» и «за дату» — для обывателя незначительная перемена предлога, для специалиста — разные отчетные формы. И таких примеров было много.

В. Ф.: Мы все учились взаимодействовать в едином информационном поле, правильно использовать профессиональную бухгалтерскую терминологию. Когда это принесло свои плоды и мы убедились, что отчетность стала качественной, старая система была выключена из процесса. Момент перехода от почти годичного периода тотальной усталости и, как следствие, сплошного негатива к состоянию «Ура, работает!» произошел скачкообразно. И как-то неожиданно, вдруг бизнесу все стало нравиться, мы стали получать все больше положительных отзывов.

Складывается ощущение, что между ИТ- и бизнес-подразделениями в Русфинанс Банке сложились по-настоящему партнерские отношения. Так ли это?

В. Ф.: В моем понимании рисуется идеалистическая картина наших взаимоотношений — голубое небо, маленькое облачко, светит яркое солнце, зеленеет травка, течет речка. Это как мы относимся к бизнесу. (Смеется.) Хотелось бы, конечно, послушать мнение Татьяны.

Т. Б.: Могу сказать, что мы ценим внимательное отношение ИТ к нашим потребностям. К сожалению, отчетность ЦБ не единственный процесс, который необходимо поддерживать технологически, тем не менее, без этого блока банк работать не сможет. А учитывая, сколько требований у ЦБ, с какой скоростью закрываются кредитные учреждения в последнее время, департамент ИТ делает для нас максимум возможного.

Правильно ли я понимаю, что даже на самых напряженных стадиях проекта Русфинанс Банк сдавал отчетность в установленные сроки и не получал от регулятора замечаний?

В. Ф.: А это уже наша магия и личная заслуга Татьяны Федоровны. Мне кажется, она бы даже при лучине на деревянных счетах смогла бы подготовить отчетность для ЦБ, а не только в условиях технологического коллапса и расхождения данных.

Т. Б.: (Смеется.) Это все потому, что я запасливая и много чего храню. Надо отдать должное сотрудникам «Неофлекса», которые наравне с моими коллегами пахали (другое слово трудно подобрать) круглосуточно, помогая пробраться сквозь все наши дебри к правильным отчетам. Вовлеченность была 100%, в этом плане мы были довольны командой.

В.Ф: Еще, мне кажется, мы энергетически совпали с «Неофлексом». В банке был бурный рост по всем направлениям, а компании, которая на входе состояла из семи человек, оказалось по плечу выполнять различные проекты для маститых банков, и, как следствие, наращивать объемы своего бизнеса.

Что самое ценное вы забрали с собой в будущее из того опыта сотрудничества?

Т. Б.: Во-первых, стало понятно, что можно работать по-другому с большим арсеналом возможностей. Во-вторых, мы можем предусмотреть некоторые будущие изменения, вероятность появления которых высока, и сразу заложить в хранилище под них алгоритм группировки данных.

В. Ф.: Я за эти годы расширил профессиональные знания и усилил компетенции в области, например, методологии управления проектами. Стало понятно, как строить проект, как правильно применять теоретические знания, что нужно делать, чтобы выдерживать сроки проекта.

А еще раз вы готовы внедрить хранилище?

В. Ф.: Я бы лучше что-нибудь другое, поинтереснее, внедрил. Например, аналитику данных, когда можно обнаружить с помощью ИТ-решения закономерности и связи, которых ни один эксперт не знает. Вообще тема campaign management в широком смысле кажется мне инновационной и интересной, а отчетность ЦБ, увы, в профессиональном смысле скучна.

Т. Б.: А я бы продолжила скучать в этой теме. (Смеется.) Во всяком случае, теперь понятно, что конкретно требовать, к чему стремиться, как управлять процессом, и, если представится случай, я бы с удовольствием занялась тем же самым.

Давайте вернемся ко дню сегодняшнему. Система отчетности Neoflex Reporting живет в Русфинанс Банке столько лет, период стабилизации прошел, все необходимые изменения появляются комфортно и по плану. Вы можете оценить уровень ее зрелости и рассказать о возможном развитии?

Т. Б.: У нас в системе заведены более 40 отчетов, связанных с указанием ЦБ №2332-У о составлении и представлении форм отчетности кредитными организациями.

В. Ф.: С точки зрения ИТ мы довольны тем, что сейчас есть. Помните, я говорил про формулу идеального проекта — качественный сервис за приемлемые деньги? Похоже, мы именно к такому уровню пришли. С точки зрения дальнейшего развития система естественным путем будет насыщаться новыми формами. Эта часть ИТ-архитектуры автономна и самодостаточна. Стоимость нашей поддержки зависит от количества обращений, в последнее время оно составляет не более четырех раз в год. Показательный, на мой взгляд, момент для определения технологической зрелости решения.

Вы столько лет были свидетелями и непосредственными участниками развития компании. Ваше короткое резюме: «Неофлекс» — это…

В. Ф.: «Неофлекс» — разумная компания, которая ведет диалог и умеет приспосабливаться к клиенту, несмотря на меняющиеся обстоятельства и стратегии развития. У Русфинанс Банка был период бурного роста, время взвешенного отношения к рискам, когда пересматривалась архитектура, убирались ее лишние элементы, оптимизировались затраты. И во все времена мы находили с «Неофлексом» общий язык.

Т. Б.: Отвечу кратко. Я не хочу менять компанию. «Неофлекс» — это постоянство.