Ликвидности уже достаточно

Большинство экспертов уверены, что пик проблем с ликвидностью наблюдался в конце 2014 — начале 2015 года и был пройден благодаря помощи Центробанка. Дмитрий Смирнов, директор центра стратегической координации Росбанка, подчеркнул: «Недостаток ликвидности во многом благодаря действиям ЦБ перестал быть самой актуальной проблемой».

По мнению аналитика Райффайзенбанка по рынку облигаций Дениса Порывая, «недостатка ликвидности сейчас нет». «С рублевой ликвидностью все хорошо, потому что бюджет дефицитный. С долларовой потому, что сохраняется большое положительное сальдо по счету текущих операций, а также приток так называемого теневого капитала»,— говорит он. Дмитрий Монастыршин, главный аналитик Промсвязьбанка, добавил, что по состоянию на 1 ноября банки сократили задолженность перед ЦБ с 9,3 трлн до 5,5 трлн руб.

Однако председатель правления Донкомбанка Владимир Герасименко указал на еще одну часть проблемы: «В России катастрофически мало денег в обороте. За последние два года Россия и госкорпорации вернули на Запад кредиты свыше $200 млрд. Это приводит к тому, что в России стала обыденной задержка расчетов с контрагентами среди компаний. Это отрицательно сказывается на среднем и мелком бизнесе».

Прирост объема вкладов в 2015 году на 60% обеспечен капитализацией процентов.

Также не стоит забывать, что прирост депозитов юрлиц в январе-октябре 2015 года серьезно замедлился в сравнении с аналогичным периодом прошлого года — с 21,5% до 9%. А по данным Наталии Орловой, главного экономиста и директора центра макроэкономического анализа Альфа-банка, прирост объема вкладов в 2015 году на 60% обеспечен капитализацией процентов.

Спад кредитования и рост «плохих долгов»

По данным Центробанка, прирост объемов кредитов предприятиям снизился с 19,1% в январе-октябре 2014 года до 7,1% в январе-октябре 2015 года. Объем кредитов физлицам за этот же период сократился на 5,4% в сравнении с ростом на 12,6% в 2014 году. Пик кризиса кредитования пришелся на декабрь 2014-го и январь-февраль 2015 года. В эти месяцы кредитование как предприятий, так и частных лиц многими банками было резко ограничено. Сейчас же ситуация с кредитованием нормализовалась, хотя и далека от докризисной.

Наталия Орлова так охарактеризовала ситуацию: «Третий квартал стал периодом стабилизации на рынке банковского кредитования после сжатия кредитной активности в первом полугодии 2015 года. В основном эта тенденция была проявлена в сегменте розничного кредитования. В корпоративном кредитовании банки продолжали демонстрировать незначительный рост портфеля, связанный с желанием компаний рефинансировать внешний долг».

Просрочка по кредитам юрлиц возросла за 10 месяцев 2015 года с 4,2% до 5,9%, просрочка по кредитам физлиц — с 5,9% до 8,1%.

Но качество кредитных портфелей банков упало. Просрочка по кредитам юрлиц возросла за 10 месяцев 2015 года с 4,2% до 5,9%, просрочка по кредитам физлиц — с 5,9% до 8,1%. К тому же часть кредитов банки относят к проблемным с задержкой из-за недостатка средств для формирования резервов в необходимом объеме. Поэтому о полном преодолении проблемы «плохих долгов» говорить пока не приходится.

Проблемы с капиталом

Формально капитала в банковской системе достаточно. «Обеспеченность банков собственными средствами сейчас на комфортном уровне,— отмечает Дмитрий Монастыршин.— Норматив Н1.0 в течение последних трех месяцев держится на стабильном уровне 13,0%, что превышает показатель на начало текущего года — 12,5%». По мнению Дениса Порывая, проблема дефицита собственных средств у банков «решается посредством вливания капитала за счет средств АСВ».

Государственные меры по поддержке банков пока не оправдали ожиданий.

Однако Дмитрий Смирнов считает проблему недостатка капитала по-прежнему актуальной: «К сожалению, государственные меры по поддержке банков пока не оправдали ожиданий. О докапитализации банков через АСВ на сумму до 1 трлн руб. мы слышим уже два года. Эти государственные деньги никак не подкрепили и не оживили рынок, потому что попали в крупнейшие банки. Для регионального банка даже 100 млн руб. госкапитала значили бы много. Во-первых, это участие государства, во-вторых, это возможность развиваться».

При этом нужно учесть, что далеко не все банки смогли достоверно отразить в отчетности проблемные активы. В результате этого реальный размер капитала, по данным АСВ, после отзыва лицензии обычно оказывается в разы ниже отчетного.

Работаем без прибыли

Наличие проблемы резкого снижения прибыльности работы большинства банков отрицать невозможно. Ведь размер банковской прибыли за январь-октябрь 2015 года снизился в сравнении с аналогичным периодом 2015 года в пять раз! При этом число убыточных банков за январь-октябрь 2015 года возросло с 126 до 215. Безусловно, это признак серьезного банковского кризиса.

На прибыль банков давят необходимость создания крупных резервов на потери по проблемным ссудам и падение банковской маржи из-за роста процентных ставок по привлеченным средствам в начале года, которое не удалось быстро и в полной мере переложить на банковских заемщиков.

Кризис надзора и кризис доверия

Отзыв 20% банковских лицензий Центробанком менее чем за два года — ясный показатель наличия серьезного кризиса банковского надзора. Эта ситуация вызывает глубокую озабоченность не только многих банкиров, но и клиентов банков. Ведь если мелкие вкладчики защищены от потери своих средств при банковских банкротствах, то остальные клиенты несут от процесса зачистки банков крупные потери.

Суммарный рост активов российских банков за 2014 год и девять месяцев 2015 года составил 21,8 трлн руб.

Далеко не все эксперты готовы признать наличие серьезных проблем в работе регулятора. Например, Дмитрий Монастыршин отметил, что консолидация идет на пользу отрасли: «За 2014 год и девять месяцев 2015 года число действующих банков сократилось на 156. Но при этом суммарный рост активов российских банков за 2014 год и девять месяцев 2015 года составил 21,8 трлн руб.»

Массовый отзыв лицензий банков усиливает недоверие как клиентов к банкам, так и самих банков друг к другу. В результате происходит переток средств клиентов в крупные банки, особенно в банки с госучастием и отчасти — в дочерние банки международных финансовых групп. А на рынке межбанковского кредитования до сих пор части средних и почти всем малым банкам трудно оперативно привлечь средства.

Какие банки кризис затронул сильнее?

По мнению председателя совета директоров банка «Центр-инвест» Василия Высокова, сильнее всего кризис затронул крупнейшие банки: «Нельзя не согласиться с позицией Базельского комитета об ужесточении требований к крупным игрокам: Too big, so fail!. Однако Денис Порывай добавил, что хотя кризис затронул всех, крупные банки, «прежде всего группа ВТБ, были спасены за счет вливания со стороны государства средств в капитал».

Дмитрий Монастыршин считает, что «сильнее всего пострадали специализированные розничные банки, которые несут наибольшие потери из-за ухудшения качества обслуживания необеспеченных потребительских кредитов». «Крупные универсальные банки пострадали в меньшей степени за счет более диверсифицированного портфеля кредитов, а также получив возможность увеличить капитал по программе докапитализации через ОФЗ»,— полагает Монастыршин.

Улучшится ли ситуация в 2016 году?

На быстрое решение проблем банков в 2016 году рассчитывать не приходится. Слишком долго проблемы копились и слишком серьезны оказались. При отсутствии новых внешнеэкономических шоков можно рассчитывать лишь на постепенное улучшение ситуации.

При этом скорость выхода из кризиса для разных банков будет отличаться. Крупнейшие банки за счет перетока к ним части первоклассных клиентов, помощи государства и участия в санации банков-банкротов будут выходить из кризиса быстрее, чем банки средние и малые.

Новых крупных проблемных заемщиков не появится. Это даст возможность тем банкам, кто не создал резервы, досоздать их, а тем, кто создал, нарастить прибыль и улучшить ситуацию с капиталом. О таком развитии ситуации говорят и сами банкиры.

Розничные депозиты смогут показать рост на 10%, однако примерно две трети этого роста придется на рекапитализацию накопленных процентов.

Наталия Орлова прогнозирует: «Ситуация в банковском секторе в 2016 году будет непростой. Во-первых, компании будут вынуждены продолжить выплаты по внешнему долгу, рост корпоративных кредитов российских банков составит минимум 7%. Во-вторых, в стесненном положении будут находиться и домохозяйства, которые будут экономить. Розничные депозиты смогут показать рост на 10%, однако примерно две трети этого роста придется на рекапитализацию накопленных процентов. Население будет с осторожностью относиться к кредитам, и только ипотечный сегмент будет умеренно расти, сегмент розничного кредитования может вырасти в целом на 5%».

Дмитрий Монастыршин оптимистичен: «В 2016 году мы ожидаем улучшения ситуации в банковском секторе. Снижение стоимости привлекаемых ресурсов позволит сделать кредиты более доступными для конечных заемщиков. Это должно стимулировать рост нового качественного кредитного портфеля».

Дмитрий Смирнов прогнозирует: «Общая ситуация постепенно стабилизируется, негативные тренды снижаются и происходит восстановление показателей. В отдельных же случаях, особенно в региональных и розничных банках, падения прибылей может продолжаться». Владимир Герасименко согласился, что наиболее тяжелым наступающий год окажется для региональных банков: «Для многих из них наступил период выживания».

Василий Высоков отметил, что острота проблемы будет зависеть от качества антикризисных мер: «Поскольку мы знаем, что надо делать, то просто делаем: управляем ликвидностью, готовимся к сегментации финансовых рынков, учим клиентов работать в новых условиях. Кризис закончится, как только будет разработана своя программа посткризисного развития».