Банки на обочинеНесмотря на активно развивающуюся цифровую революцию и превращение мобильного телефона в эпицентр жизни современного человека, банки не торопятся внедрять инновации в своих платежных сервисах. За исключением нескольких крупных игроков российского финансового рынка, имеющих собственные инновационные лаборатории, большинство участников занимают выжидающую позицию и запускают только проверенные сервисы. Об этом говорила исполнительный директор процессингового центра «Картстандарт» Майя Глотова. «Такое поведение ставит банки в положение догоняющих, нежели инноваторов»,— отметила она и заявила, что большинство кредитных организаций используют только 30–40% функционала процессинговых центров. «Банкам сложно понять инновацию, которую они не смогут на следующий день после запуска монетизировать»,— отметила Майя Глотова.

Банкам сложно понять инновацию, которую они не смогут на следующий день после запуска монетизировать.

Мысль о том, что банки находятся на обочине современной платежной индустрии, поддержала и генеральный директор «Яндекс. Деньги» Мария Грачева. «Сегодня пользователям не очень нужны банки и даже не очень нужны платежные сервисы,— заявила она.— Им нужно, чтобы платеж был совершен, и желательно, чтобы все происходило само собой. Пользователь считает, что его компьютер или смартфон сегодня настолько компетентны, что могут совершать платежи где угодно, и для этого не нужно иметь специальных финансовых инструментов». Она назвала три нефинансовых контекста для осуществления платежей, которые уже реализуются и будут реализовываться в ближайшем будущем: поисковые системы, приложения на базе карт, сервисы для общения.

Платежи через поиск «Яндекса», по ее словам, уже реализованы. «Если раньше пользователь, например через поисковик, искал, где можно совершить платеж за сотовый телефон или электричество, то он переходил на нужный сайт и там платил,— рассказала Мария Грачева.— Сегодня он абсолютно естественно и не „спотыкаясь” начинает и заканчивает платеж на поисковой странице». Приложениями на базе карт (например, навигаторами) и сервисами для общения россияне сегодня пользуются очень активно, и возможность платить через них — это «нормальный естественный процесс».

Любая „недогадливая” система окажется в проигрыше.

«Любая „недогадливая” система окажется в проигрыше,— подчеркнула Мария Грачева.— Я не уверена, что правильным бизнесом для банков будет попытка научиться тому, чему за бешеные деньги учатся Google, «Яндекс» и другие IT-системы. Не стоит их дублировать». По ее мнению, более правильной позицией для финансовых институтов будет переход на режим деятельности, который сегодня активно обсуждается в Европе: открытие каналов доступа к информации о банковских счетах для третьих организаций и предоставление клиентам возможности через неплатежные приложения управлять своими счетами.

Безналичная экономика

Руководитель кафедры «Финансы, платежи и электронная коммерция» МШУ «Сколково» Евгений Плаксенков приятно удивил участников форума, представив результаты масштабного исследования различных секторов рынка, связанных с населением, торговыми компаниями, банками. Как выяснилось, 76% держателей банковских карт в России пользуются ими для совершения безналичных платежей в торгово-розничных сетях. «Это очень хороший показатель,— подчеркнул он.— Но все равно остается вопрос: являемся мы безналичной экономикой или существуют достаточно большие разрывы и еще есть с чем работать?»

76% держателей банковских карт в России пользуются ими для совершения безналичных платежей в торгово-розничных сетях.

Как выяснилось, работы впереди еще много. «Если мы измерим экономику любой страны по принципу построения регулирования, финансовой грамотности, финансовой инклюзивности, доступности и качества услуг, состояния инфраструктуры, то мы отстаем по отдельным критериям на 17–77%»,— указал он.

В необходимости активно стремиться к достижению стопроцентно безналичной экономики усомнилась начальник управления безналичных платежей Федерального казначейства Оксана Рудь. «Не везде существует технологическая возможность обеспечить инфраструктуру для приема электронных средств платежа, и даже Москва отстает по мировым показателям. Подтверждение тому — моя попытка вчера купить в хозяйственном магазине лампочку по карте»,— объяснила она. Оксана Рудь напомнила, что в России еще существует множество населенных пунктов, где отсутствует интернет и, соответственно, крайне слабая платежная инфраструктура. По ее словам, государственные и муниципальные служащие, которых переводят на зарплатные карты, далеко не всегда этому рады, особенно если в населенном пункте негде применить карту для безналичной оплаты (в сельпо при покупке продуктов) или даже снять наличные (банки сокращают свою инфраструктуру, и в доступной близости нет банкомата или офиса). «Не стоит, наверное, стремиться к стопроцентному достижению, поскольку наша страна шире и богаче нюансами»,— резюмировала она.

Служащие, которых переводят на зарплатные карты, далеко не всегда этому рады, особенно если в населенном пункте негде применить карту для безналичной оплаты.

Не раскачивать лодку

По мнению Оксаны Рудь, не стоит сегодня пытаться заставлять государство обязать участников рынка принимать карты, выдавать всем электронные средства платежа. «Текущее регулирование — мягкое,— отметила представитель Федерального казначейства.— Оно предоставляет возможность и право участникам рынка реализовывать те продукты, которые будут пользоваться спросом у пользователей. Мягкое регулирование — это и есть то, что нужно отрасли для ее свободного развития и стремления к дигитализации, продвижению новых цифровых технологий».

Инициатива Центробанка позволит сэкономить банкам миллиарды.Центробанк начинает эксперимент по передаче части наличных денег в хранилища Сбербанка. Экономический эффект для кредитной организации может составить несколько миллиардов рублей. Предполагается, что со временем нововведение может распространиться и на другие банки.

О том, что не стоит навязывать рынку безналичный оборот регуляторными мерами, говорил и начальник управления регулирования в НПС Банка России Андрей Шамраев. «Любые меры по запретам и ограничению со стороны государства будут восприниматься как раскачивание лодки, которая плывет достаточно успешно,— заявил он.— Вопрос в коррекции курса и минимизации рисков, чтобы в результате штормов, перегрузок и недостаточного управления эта лодка не наткнулась на что-то». Представитель регулятора указал, что этап «борьбы с наличными», по его личному ощущению, рынок уже прошел, и сегодня необходимо переходить к совершенно другому этапу — сейчас нужно бороться за клиентов.

Любые меры по запретам и ограничению со стороны государства будут восприниматься как раскачивание лодки, которая плывет достаточно успешно.

С ним не согласился исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Эльман Мехтиев. «Я тоже против того, чтобы мы что-то делали радикально, любое движение на неразвитом рынке может привести к большому радикальному изменению,— заявил он.— Но во всем мире, в любой стране регуляторное давление будет возрастать. Поэтому я не соглашусь с мыслью, что регулятору надо 20 лет подождать — и все само собой рассосется».

Эльман Мехтиев обратил внимание на то, что российский регулятор начал осознавать: без поддержки новых технологий есть риск, что страна может оказаться на обочине. В нашей стране сегодня нет жесткого регулирования, и это может способствовать взрывному росту технологий в платежной индустрии. Отсутствие регулирования может дать рывок этому росту, но в этом кроется и опасность: нельзя допускать, чтобы новые технологии использовались для отмывания преступных доходов и финансирования терроризма.