— Что платежный рынок Азии может дать России? 

— Прежде всего хочу подчеркнуть, что платежный рынок Азии очень разнообразен, и его нельзя оценивать единым методом. Здесь много различий при переходе от одной страны к другой. На общем фоне азиатских стран можно сказать, что китайский сегмент платежного рынка наиболее продвинутый. Там есть сложившаяся экосистема вокруг электронной коммерции. Одним из ее элементов как раз и является платежная система Alipay. За пределами Поднебесной, в других регионах Юго-Восточной Азии, ситуация не настолько прогрессивная. Скажем, в таких странах, как Вьетнам, Индонезия, Малайзия ситуация на платежном рынке похожа на ту, что существовала в России лет семь-десять назад. Там много компаний-стартапов, динамика роста которых выше, чем на многих более или менее сформировавшихся платежных рынках, таких как китайский или японский. 

В таких странах, как Вьетнам, Индонезия, Малайзия ситуация на платежном рынке похожа на ту, что существовала в России лет семь-десять назад.

— А как обстоят дела в других крупных азиатских странах?

— Платежный рынок Юго-Восточной Азии в целом отстает от уровня, который сегодня есть в Китае, Японии, Южной Корее. Индию нужно рассматривать отдельно. Это страна, которая также очень скоро будет расти опережающими темпами, на мой взгляд, потому что в этой стране наблюдается взрывной рост электронной коммерции. В капитал крупнейшей платежной компании Индии Paytm вошла Ant Financial — материнская организация по отношению к Alipay.

До последнего времени Alipay существовала как локальная платежная система в Китае и локальный продукт в виде мобильного кошелька для операционных систем Android и iOS. Сейчас принята глобальная стратегия на уровне всего холдинга Alibaba — международная экспансия. Это относится и к ритейловой, и к финансовой ветви бизнеса. Именно поэтому Alipay сейчас ищет партнеров по всему миру для построения глобальной платежной сети, и будет делать одновременно глобальный платежный сервис, но, в то же время, локализованный под отдельные рынки. Мы прекрасно понимаем и даже уверены в том, что платежный бизнес не может быть полностью глобальным. Локализация решений неизбежна, ведь в каждой стране свое законодательство, нормы регулирования, ситуация с информационной безопасностью, потребительские привычки. 

Alipay сейчас ищет партнеров по всему миру для построения глобальной платежной сети.

— Что конкретно может дать платежный рынок Китая нашей стране? Какие лучшие проекты Alipay собирается реализовывать в России? 

— Платежный рынок России в широком смысле — объединяющий все мобильные кошельки, системы онлайн-банкинга, системы денежных переводов и т. д.— фокусируется вокруг нескольких ключевых базовых сервисов, которые нужны пользователям. Прежде всего это системы для перевода средств peer-to-peer или онлайн-оплаты услуг или товаров. В Китае Alipay представляет собой гораздо более диверсифицированный набор сервисов. Эта платежная система — часть общей экосистемы, связанной с маркетплейсами, входящими в группу Alibaba. И, соответственно, это гораздо большее количество инновационных сервисов с дополнительной ценностью для пользователя. Потребителю представлен не просто какой-то финансовый продукт, а целая система, куда включен и таргетированный маркетинг, и скидки, и продвижение офлайн-магазинов прямо в кошельке, и интерфейс для работы омниканалов. 

— Правильно я понимаю, что выход Alipay на российский рынок — первый шаг для перенесения и масштабирования уже имеющейся бизнес-модели холдинга и маркетплейса Alibaba?

— Да, мы, конечно же, будем использовать наработки и пользовательскую базу AliExpress в России, поскольку это уже работающий бизнес и очень популярный бренд в нашей стране. Полагаю даже, что без «привязки» к бизнесу AliExpress развивать платежный сервис Alipay, наверное, не имеет смысла. Мы возьмем все лучшее, что можно использовать из нашего опыта работы в Китае, в том числе лучшие практики из бизнес-модели таких маркетплейсов, как Taobao и Tmall, и попробуем реализовать часть инструментов в связке с Alipay. 

Без «привязки» к бизнесу AliExpress развивать платежный сервис Alipay не имеет смысла.

Если же говорить непосредственно о финансовых сервисах, то мы могли бы предложить российским клиентам новые решения, не представленные на рынке. Как известно, Alibaba — это не столько крупный игрок электронной коммерции, сколько компания из сферы data technology. Мы занимаемся транзакционным бизнесом. У нас огромное количество накопленных данных по производителям товаров, продавцам, покупателям, совершенным заказам, паттернам и привычкам. Эти данные мы очень хорошо умеем анализировать, что поможет нам и нашему потенциальному партнеру принимать более качественные решения при создании продуктов, снизить расходы на инфраструктуру, оптимизировать затраты и т. д. 

— Вы не раз заявляли в СМИ, что «Alipay планирует создать на российском рынке платежную систему». Вы намерены конкурировать с MasterCard и Visa, правильно?

— Не совсем так. Скорее, мы будем позиционировать себя как мобильный кошелек для сегмента b2c. MasterCard и Visa — это одновременно и b2b, и b2c компании. Но в первую очередь их клиентами являются банки. А нашими клиентами в первую очередь будут физические лица, которые установили мобильное приложение и им пользуются.

Мы будем позиционировать себя как мобильный кошелек для сегмента b2c.

— Это решение ваша компания запустит до конца года?

— О сроках сказать сложно. По крайней мере такие планы у нас есть. И делать мы это будем не в одиночку, а с партнером, который уже успешно работает на российском рынке.

— Партнером будет банк или финтехстартап?

— Возможно, это будет банк или небанковская кредитная организация, здесь не в лицензии дело. Может быть, нашим партнером станет какой-нибудь мобильный оператор. Могу сказать только, что это будет крупная компания, поскольку мы хотели бы получить качественную синергию от базы пользователей AliExpress и клиентов нашего потенциального партнера. 

— Кто может стать вашим партнером в перспективе?

— Не могу разглашать названия банков или компаний. Мы ведем переговоры с несколькими игроками, входящими в топ-5 банковского рынка, лидерами среди мобильных операторов и ключевыми компаниями на платежном рынке.

Мы ведем переговоры с несколькими игроками, входящими в топ-5 банковского рынка.

— Как смогут использовать «большие данные» от Alipay партнеры компании, скажем банки или мобильные операторы?

— Alipay имеет уникальные возможности для анализа пользовательского поведения и транзакционных операций. У нашей компании есть продвинутая скоринговая система, которая называется Sesame Credit. В Китае она применяется даже для таких сервисов, как подача заявки на получение шенгенской визы при поездках в Люксембург. Предложение актуально для китайцев, пользующихся кошельком Alipay. Другими словами, эти пользователи даже не должны куда-то ехать с бумажными документами. Они просто нажимают кнопку в своем Alipay-кошельке. Далее, если их скоринговый балл отвечает минимальному допустимому требованию, они получают визу. Благодаря встроенной системе анализа потребительского поведения, структуре трат, пониманию уровня дохода и т. д. система Alipay дает настолько точный профиль заявителя, что этой информации достаточно для подачи заявки на визу в Люксембург. В Китае, так же как и в России, требуется идентификация пользователя при открытии электронного кошелька. Но если пользователь ее уже прошел, то все данные о его паспорте, месте жительства и др. уже имеются в системе. Для визового центра требуется именно эта информация и еще подтверждение платежеспособности путешественника. А это как раз та информация, которой мы обладаем и в состоянии предоставить визовому центру после получения соответствующей команды от клиента. 

В Alipay установлена скоринговая система, в которой каждый пользователь может набрать максимум 950 баллов.

В Alipay установлена скоринговая система, в которой каждый пользователь может набрать максимум 950 баллов. Для права подачи на визу в Люксембург через электронный кошелек достаточно иметь от 750 баллов, в Сингапур — от 700. Для того чтобы осуществить этот проект, естественно, проводились переговоры по схеме работы с визовым центром в Китае. Но пока это реализовано только для одной страны — Люксембурга. Подобный сервис при оформлении виз в другие страны возможен в будущем. 

— Интересно, а в России вы планируете запускать аналогичный сервис с возможностью подавать заявки на шенгенскую визу в какую-нибудь страну через Alipay?

— Конечно, было бы здорово, если бы помимо базовых платежных сервисов нам удалось бы реализовать и подобный проект. Но фундамент для его формирования все равно классические платежные услуги — переводы с кошелька на кошелек, оплата товаров в интернет-магазинах и т. д. 

— Вы хотите расширять линейку предоставляемых услуг?

— Да. Для нас ключевым бизнесом всегда были платежи. Ради них, собственно, появился Alipay десять лет назад в Китае. Далее стали появляться дополнительные сервисы. К примеру, два с половиной года назад появился Фонд денежного рынка, который сегодня превышает $110 млрд. Суть его работы в том, что остатки в кошельке Alipay пользователи могут разместить как вклад с целью начисления определенного процента. Зачастую этот процент более привлекательный, чем могут предоставить традиционные китайские банки. В результате он пользуется большой популярностью среди клиентов.

— В России вы планируете развивать бизнес по схожей модели?

— Да.

— Правда ли, что Почтовый банк может стать вашим официальным партнером в России?

— В настоящий момент мы никаких переговоров с будущими акционерами Почтового банка не ведем. Но хочу сказать, что Почта России сама по себе ключевой партнер для AliExpress в нашей стране. Разумеется, существует гигантское пересечение между клиентами Почты России, потенциальными клиентами Почтового банка и потребителями услуг AliExpress и Alipay.

В настоящий момент мы никаких переговоров с будущими акционерами Почтового банка не ведем. 

— Я так понимаю, что это пересечение вы планируете использовать?

— Разумеется. Но сейчас рано говорить о сотрудничестве между Alipay и Почтовым банком, потому что в настоящий момент идут переговоры между группой ВТБ, Лето-банком и самой Почтой России о перспективах этой кредитной организации. Как в результате будет выглядеть этот проект, кто там будет задавать тон, покажет время. А мы будем принимать решение только после того, как проект обретет какие-то реальные черты. 

— Есть мнение, что в будущем не будет ни банков, ни магазинов, а их места займут глобальные маркетплейсы, как раз такие, как Alibaba и Amazon. Они же будут удовлетворять все финансовые потребности клиентов — физических и юридических лиц. Вы согласны с таким прогнозом?

— Я смотрю на ситуацию шире. Речь идет не просто о маркетплейсах. Alibaba представляет собой компанию нового поколения, которая родилась в эпоху интернета. Она изначально строит свой бизнес не так, как традиционные игроки. Я считаю, что банки останутся на финансовом рынке. Но конкурировать им придется не только со своими коллегами по цеху, а как раз с компаниями нового типа, такими как Google, Alibaba, Amazon и др.

Банки останутся на финансовом рынке, но конкурировать им придется не только со своими коллегами по цеху, а как раз с компаниями нового типа, такими как Google, Alibaba, Amazon и др.

Финансовый бизнес идет в ритейл?

— Да, а банки идут в маркетплейсы. По крайней мере некоторые банки планируют туда идти. А макретплейсы активно продвигаются на финансовом рынке, идут в банкинг. В частности, Alipay получил банковскую лицензию от Народного банка Китая в июле этого года. Этот банк будет в первую очередь кредитовать средний и малый бизнес в КНР. Точнее, те компании, которые являются продавцами на площадках AliExpress и Taobao. В Китае огромное количество компаний, которые нуждаются в кредитовании. Зачастую они недостаточно крупные, чтобы получить хорошие условия получения займа у традиционных банков. Эти бизнесмены заинтересованы в том, чтобы получить доступное финансирование под свои относительно небольшие обороты. Alibaba имеет транзакционную историю, связанную с этими компаниями, хорошо знает объемы их продаж. Мы можем провести эффективный скоринг, минимизировать затраты заемщиков по выданным кредитам. Таким образом Alibaba выходит на уровень, когда обеспечивает весь цикл финансовой активности для своих партнеров. Продавцы занимают оборотные средства, используют площадку для реализации товара и получают выручку через систему электронной коммерции одного глобального холдинга. В Китае этот банк называется MYBank — от китайского слова 蚂蚁, звучащего как MaYi, что значит «муравей». Как вы помните, финансовое подразделение Alibaba называется Ant Financial, в котором также используется слово «муравей». Здесь все просто объясняется. У каждого вида бизнеса глобального холдинга Alibabа есть свой талисман. У финансовой ветки — это муравей.

— Скажите, а планирует ли Alipay покупать дочерние банки в других странах, скажем в Индии или в России?

— Пока не планируется переносить эту модель работы на другие рынки. Международных планов, касающихся создания банков в других странах, в том числе в России, пока нет. Но как я уже сказал, у Alipay в целом как у электронного кошелька, мобильного приложения и международной части глобальной сети платежей большие планы по расширению бизнеса в нашей стране.