1. XBRL — eXtensible Business Reporting Language — «расширяемый язык деловой отчетности». С 1 января 2018 года этот формат станет обязательным стандартом для отчетности большинства некредитных финансовых организаций (НФО). Впоследствии формат может быть распространен на кредитные организации. Точные сроки для этого шага пока не определены.
  2. Выбор XBRL не случаен. Он стал наследником электронных форматов, применяемых с 1980-х годов, в том числе таких, как Edifact и XML. Банк России в 2014 году провел предпроектное исследование форматов, являющихся эволюцией формата XML, и выбрал XBRL как самый функциональный, безопасный и удобный. По сути, XBRL — это международный технический эсперанто, то есть язык делового общения, на котором говорят регуляторы и участники рынка в контексте финансовой информации, включая МСФО, Базель и Solvency II.
  3. XBRL разрабатывается международной некоммерческой организацией XBRL International. В нее входит более 600 участников из 35 стран. Россия вступила в XBRL International в качестве специального члена (юрисдикции) 10 июня 2015 года. Практически все страны G20, ЕС и БРИКС уже внедрили стандарт XBRL или реализуют программу его внедрения. Среди внедривших стран — США, Великобритания и Германия, Китай, Индия и Нидерланды.
  4. XBRL — наиболее близкий к XML формат. Фактически это и есть XML — специально доработанный для целей финансовой и деловой отчетности. XML сегодня используется в качестве одного из стандартов отчетности НФО. Во многом поэтому некредитные финансовые организации станут первыми, кто перейдет на XBRL.
  5. Таксономия. Очень важное слово в контексте XBRL. Вообще, таксономия — это учение о принципах и практике классификации и систематизации. Но в данном случае это сформированная в соответствии с определенными правилами совокупность метаданных, модели данных, описаний форм отчетности, порядка их формирования и межформенного контроля. Наверное, будет не слишком большим упрощением назвать таксономию в данном случае многоуровневым рубрикатором. Таксономия XBRL разрабатывается Банком России.
  6. XBRL — в идеале — не только формат для отчетности, но и для повседневного анализа деятельности компании. Этому способствует наличие доступных сложных таксономий (IFRS, FINREP, COREP, Basel, Solvency), средств их доработки и анализа данных. В Банке России полагают, что внедрение XBRL позволит владельцам бизнесов и менеджменту лучше понять сильные и слабые стороны их компаний.
  7. Данные, собранные в формате XBRL, «живые». Это не просто плоские сводные таблицы, а своеобразный многомерный массив, который можно рассматривать под различными ракурсами в зависимости от конкретного момента.
  8. Несмотря на определенные затраты по внедрению XBRL, в новом стандарте есть немало выгод и преимуществ. Среди них: устранение избыточности и дублирования отчетных данных путем построения единой системы сбора и обработки отчетности, повышение достоверности и качества отчетных данных путем унификации и автоматизации процессов, повышение прозрачности и открытости информации для всех участников рынка, расширение возможности аутсорсинга подготовки отчетных форм. В среднесрочной перспективе можно ожидать снижения нагрузки на организации по подготовке отчетов.
  9. Внедрение XBRL в России осуществляется в тесном взаимодействии со всеми сторонами, затрагиваемых этим процессом. Банком России создана межведомственная рабочая группа, состоящая более чем из 40 организаций, среди них федеральные органы исполнительной власти, страховщики, негосударственные пенсионные фонды, банки и IT-компании. Процесс внедрения проходит открыто и поэтапно обсуждается на российских и международных форумах. Проводятся консультации с ведущими регуляторами G20.
  10. У организаций будет выбор трех вариантов создания отчетности в формате XBRL. Первый — использование бесплатного конвертера XBRL, который предложит регулятор. Второй — создание отчета самостоятельно при помощи установленного в организации ПО. Третий — формирование отчетности третьей стороной по заказу подотчетной организации (аутсорсинг). Планируется внедрение разметки XBRL как на уровне консолидированных данных, так и на уровне корпоративных систем участника рынка.