Ян Арт

 

«Обычный» кризис, как правило, власть предержащими замечается. Просто с оговоркой. Оговорку эту когда-то ввел в обиход товарищ Саахов из «Кавказской пленницы»: «Где-то высоко в горах, не в нашем районе». Так проходил кризис 1998-го — да, в мире он есть, но у нас все будет хорошо. Так проходил кризис 2008-го — да, в мире он есть, но мы останемся «тихой гаванью». Ну и так далее.

Но, видимо, наскучило. Появилась новая тема. Восходящая к иному фольклору: «В СССР секса нет!»

Именно в этом ключе прозвучали выступления на традиционном форуме «Россия, зовет!». «Кризиса у нас нет», — заявили очень высокие лица с очень высокой трибуны. Что, впрочем, логично. Само название форума — «Россия зовет!» — впечатляло. Особенно с учетом диаграмм, на которых ясно было видно: зовет уже не только не вперед, но и совсем даже назад. ВВП уменьшается на цифры, которые, мягко говоря, трудно игнорировать.

Падение на 40% в первой половине этого года в сравнении с первой половиной предыдущего. Доходы населения тоже снижаются. На домах пестрят плакаты «Продажа. Аренда». Туроператоры разоряются. Авиаперевозчики банкротятся. Автодилеры стонут. Объемы грузовых перевозок падают. Пенсионные сбережения правительство вынуждено заморозить. Индексация пенсий отменена. Национальная валюта обрушилась и не встает с колен. Проценты по ипотеке — двузначные. Название национального инновационного центра фигурирует в криминальных новостях. В одном из регионов арестовывают все местное правительство за взятки. В других — берут отдельных губернаторов с авторучками.

Все это есть. А кризиса — нет.

Кризис есть, но — в Греции. А в Испании жуткая безработица. А в Германии — нашествие мигрантов. А у нас — нет.

То есть он есть, но — в Греции. А в Испании жуткая безработица. А в Германии — нашествие мигрантов. А у нас — нет.

Раз нет кризиса, нет и антикризисной стратегии. Потому что бороться с тем, чего нет, — это же ненормально. А в правительстве у нас люди адекватные. Нормальные люди…

Народ у нас тоже адекватный. У него тоже кризиса нет. Пока нет. Разве что греча подорожала. И коммунальные платежи. И бензин опять… А так — нет. Во всяком случае, забавный результат опросов: готовы ли вы затянуть пояса и сократить свои расходы? Большинство отвечает, что не готовы. Или готовы, но процентов на десять, не более. Более не хотим…

Между властью и народом тонким слоем размазаны те, для кого кризис есть. Банкиры всякие. Менеджеры. Малые и средние предприниматели, в которых, оказывается, наша страна не нуждается (еще одно откровение форума «Россия зовет!»). У них кризис есть. Потому что продажи падают. Ряды партнеров и контрагентов редеют. Спрос снижается. Неизменны только налоговые требования (сверху) и зарплатные аппетиты (снизу).

Пожалуй, именно эти ножницы сделают нынешний кризис самым жестоким в новейшей экономической истории страны. 1998 год мы пережили относительно легко — были полны энергии и имели очень дешевый трудовой ресурс. 2008-й пережили на дорогой нефти. Сейчас труд дорог, нефть дешева. И бизнесу придется искать свои собственные, доморощенные антикризисные стратегии. Но каждый ли найдет — большой вопрос.

Полагаю, конец 2015 года будет моментом истины в этих поисках. Экспорт нефти из США, экономический спад в Китае, девальвация евро, подъем учетной ставки ФРС и снижение ключевой ставки в России — ингредиенты, из которых варится трудноперевариваемое для российской экономики блюдо. И никакие меры вроде «урезания корпоративных бюджетов», «экономии на бизнес-процессах», «внедрения ресурсосберегающих технологий» не окажутся достаточными. Все это рискует попасть в разряд «мертвому припарки». А значит, единственным возможным выходом станет урезание зарплат и сокращение сотрудников. Лучше готовиться сегодня. Ориентироваться, так сказать, на уверенность в завтрашнем дне. Потому что сегодняшнее — это еще не дно. Это так, предбанник будущего шторма.

Сегодняшнее — это еще не дно. Это так, предбанник будущего шторма.

Да, у нас есть еще одна национальная «кризисная» традиция. У нас источающие оптимизм парламентарии, известные государственные топ-менеджеры и великие экономисты на робкий вопрос из зала: «Что делать?» любят отвечать: «В кризис надо вкладываться в образование — свое и детей, уходить в семейные, так сказать, ценности и нематериальные ориентиры». Так то в кризис. А сейчас — «кризиса нет». А значит, последствия его будут особенно тяжелыми. Начнем готовиться.