Дмитрий Тарасов, независимый эксперт

После 1998 года мотором быстрого роста стали последствия девальвации при наличии резервных мощностей в экономике. После 2009-го — значительные денежные инвестиции за счет внутренних и внешних источников и поддержка потребительского спроса. В 2015 году у нас нет резервных мощностей, практически нет внутренних и внешних денег, а инвестиции сокращаются уже два года… Спад усугубляется, инфляция остается значительной из-за удорожания импорта, денег в бюджете все меньше (и у них приоритетное предназначение — общественная безопасность и вооруженные силы).

Остается одно — разгосударствление, или, если хотите, приватизация. Да, придется распродавать «по дешевке».

Остается одно — разгосударствление, или, если хотите, приватизация. Пусть частные хозяева решают проблему эффективности и инвестиций. Да, придется распродавать «по дешевке». Да, в первый момент вырастет безработица. Но зато с бюджета будет снят груз налоговых послаблений и прямой помощи крупнейшим полугосударственным компаниям, бюджет освободится от ответственности за экономический рост и инвестиции, а также от обвинений в неэффективности этих инвестиций. Да, нужен будет очень жесткий контроль и меры защиты населения от обнищания, возможно и программа общественных работ. Но только длительная устойчивая политика в области предоставления свободы предпринимательской инициативе позволит вновь запустить мотор экономического роста.

Лучший ли это рецепт для экономики России? А можно назвать лучшим рецептом горькое лекарство, в том числе с побочными эффектами? Просто другого выбора не будет. Не забывайте, что все это будет происходить на фоне цен на нефть $30 за баррель, на фоне жесточайшего экономического кризиса. Почему же в тяжелых условиях придется делать то, что не делалось в благоприятных, при $100 за баррель? Да потому, что это ответ на все особенности российской экономики.

Это позволит диверсифицировать экономику. Те отрасли, которые жили за счет трансфертов от сырьевой ренты, получат импульс для развития и перехода на более высокий уровень эффективности. Произойдет это за счет снятия излишнего регулирования и вмешательства государства в те отрасли, которые являются потенциально конкурентоспособными,— прежде всего агропром и транспорт.

Те отрасли, которые жили за счет трансфертов от сырьевой ренты, получат импульс для развития и перехода на более высокий уровень эффективности.

Уход государства из экономики улучшит рыночную среду, усилит конкуренцию и, самое главное, даст правильные стимулы к повышению внутренней эффективности бывших полугосударственных компаний.

Кроме того, отсылаю читателя к книге Александра Прохорова «Русская модель управления» (М., 2011). Там ясно сказано: «Русская модель бизнеса неэффективна, но результативна». И результативна она именно в нестабильном состоянии… Некоторые признаки такой будущей политики наблюдаются уже сейчас: если с «Мечелом» долго возились, то с «Трансаэро» не очень-то церемонились. РЖД перестали требовать огромных средств на покрытие убытков при одновременном росте тарифов, а объявили, что будут решать проблемы за счет повышения эффективности и внутренних резервов.

Однако для предупреждения будущих обвинений в «нечестном» характере приватизации очень важно заранее продумать ее механизмы. Будут ли это механизмы «народного IPO» или хорошо продуманные аукционы для стратегических инвесторов или их комбинация? Сегодня не ясно. Важно одно: нужно обеспечить признание всем обществом того, что приватизация — это не способ пополнить бюджет, а инструмент придания нового долгосрочного импульса роста всей экономике.

Конечно, приватизация не единственная мера, а целый комплекс мер.

Вот только некоторые из них.

  • Разгосударствление
  • Либерализация регулирования
  • Доступный инвестиционный кредит
  • Снижение налоговой нагрузки, особенно на инвестиции
  • Адекватный валютный курс
  • Деконцентрация производства
  • Развитие рыночной среды

Нужно только понимать, что в этом случае альтернативы данным действиям не будет и, чтобы быть готовым к этому сценарию, надо готовить решения для пакета «Ч» заранее и не говорить, что не предупреждали.

Надо готовить решения для пакета «Ч» заранее и не говорить, что не предупреждали.

Пока же органы государственного управления действуют по привычному шаблону: укорачивают горизонт планирования (даже бюджеты — только годовые), сокращают программы перспективного развития или понижают их приоритет, пытаются увеличить налоговое бремя для предпринимательства, особенно мелкого. Это реакция не стратегического управления, а мелкого лавочника: «авось потерпим немного — и все образуется».

Об авторе:

2015 — независимый эксперт

2014–2015 — директор департамента стратегии Россельхозбанка

2011–2014 — начальник отдела департамента стратегии и развития Сбербанка России

2000–2011 — директор управления стратегического планирования Сбербанка России

1999–2000 — заместитель директора департамента Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО, ныне АСВ)

1992–1999 — начальник отдела аналитического управления казначейства Сбербанка России