«Эти деньги будут числиться на балансе Банка России, но у Сбербанка будет возможность пускать их в обращение в пределах остатка на корреспондентских счетах»,— сообщил заместитель председателя Банка России Георгий Лунтовский на международной конференции «Безопасность налично-денежного обращения и ценностей», прошедшей на прошлой неделе. Перевод денег Центробанка на хранение в кассовые центры Сбербанка позволит последнему запустить в оборот неработающие активы, заместив их деньгами Центрального банка.

«Приступая к этому эксперименту, мы рассматривали два аспекта: обеспечение безопасности при работе с наличными деньгами и экономическую выгоду как для Центрального банка, так и для коммерческих банков», рассказал Георгий Лунтовский. Директор департамента Центра управления наличным денежным обращением Сбербанка России Алексей Пономаренко оценил эту выгоду в миллиарды рублей.

Миллиарды рублей смогут сэкономить банки, размещая у себя на хранение наличность Центробанка.

«Объем денежной наличности, которая находится в управлении нашего банка, то есть те деньги, которые у нас в банкоматах, во внутренних структурных подразделениях, те деньги, которые мы в течение дня возим и храним в кассовых центрах, и рубли, и валюта — это в масштабах страны чуть менее 500 млрд рублей,— объяснил Пономаренко в интервью Bankir.Ru.— Есть такое понятие -- стоимость фондирования, это цена, в которую нам обходится каждый рубль, которым мы управляем. Наличные деньги можно смело рассматривать как актив, который стоит нам около 10% годовых. То есть весь объем денежной наличности „стоит” банку до 50 млрд рублей. Это колоссальные деньги. Понятно, что не все они могут быть накрыты периметром эксперимента, но даже та часть средств, что попадает под этот эксперимент, это порядка 70–80 млрд рублей в балансе Сбербанка России, принесет нам несколько миллиардов рублей в финансовом результате банка в год». Под эксперимент попадает часть остатка, которая находится в кассовых центрах. Это в среднем до 20% наличности, которую используют банки для организации наличного оборота.

Методика установления и расчета минимального остатка хранения наличных денег. Принцип «жесткого» контроля — невозможность проведения кассовой операции в случае, если после ее завершения остаток денег в кассе будет меньше установленной суммы.

Георгий Лунтовский отметил, что в настоящее время ведутся переговоры с еще несколькими банками, однако пока отказался их называть. «Хочу заметить, что эти банки должны принять наши правила, потому что работа с деньгами — это ответственная работа, связанная с рисками. Необходимо иметь хранилища, сертифицированные Банком России»,— добавил зампред ЦБ.

Самая тяжелая часть эксперимента  организация защищенного документооборота.

«Самая тяжелая часть эксперимента — даже не подготовка площадки для хранения наличности, а организация защищенного документооборота между банком России и кредитной организацией, чтобы регулятор полностью контролировал эти деньги, которые будут находиться у нас, оставаясь собственностью ЦБ,— уточнил Алексей Пономаренко в интервью Bankir.Ru.— Мы с Центробанком ищем совместное решение, как безопасно организовать обмен данных».

Эксперимент начнется с одного кассового центра Сбербанка, расположенного в Москве, а первые результаты планируется получить в начале весны. «Мы рассчитываем в первом квартале 2016 года получить ответы на все вопросы: как мы управляем рисками, как мы управляем эффективностью, как это тиражировать и как все участники процесса смогут зарабатывать на этом процессе,— рассказал Пономаренко.— Я думаю, что если не проявятся какие-либо стоп-факторы, эта технология может начать массово внедряться не только у нас, но и в других крупных кредитных учреждениях уже в 2016 году».

Передача коммерческим банкам части функций, традиционно относящихся к центральному банку, сейчас происходит во многих странах. Например, Георгий Лунтовский на конференции в Казани приводил в пример Банк Англии, чья работа с наличностью сводится к тому, что он печатает деньги, а затем принимает ветхие банкноты на утилизацию. Алексей Пономаренко в беседе с корреспондентом Bankir.Ru добавил, что в ряде стран коммерческие банки даже получают функцию утилизации ветхих купюр. Однако, по его мнению, передача этой функции не столь эффективна для рынка, как эксперимент, на который идет Банк России.

Передача коммерческим банкам части функций, традиционно относящихся к центральному банку, сейчас происходит во многих странах.

«Если кредитные организации смогут взять на себя функцию оператора наличного рынка, если мы сможем выстроить рынок, при котором мы не будем задействовать регулятора, а будем сами формировать наличный и безналичный оборот, это будет колоссальный шаг в будущее для национальной экономики и налично-денежного оборота,— убежден представитель Сбербанка.— Мы делаем то, что может послужить очень хорошей платформой не только для нас, но и для других стран».