«Хочу обратить внимание на то, что у нас отток капитала, если по нашей стране говорить, ведь он наблюдается со второго квартала 2010 года. А в третьем квартале текущего года мы наблюдаем приток, абсолютный приток капитала,— уточнил президент.— И если это так, то это говорит о том, что рынок чутко реагирует на то, что происходит в нашей стране и в нашей экономике».

По словам президента, еще во многих секторах экономики наблюдается спад, однако ситуация стабилизируется, уже увереннее ведут себя обрабатывающие сектора экономики. «В условиях, когда наша экономика приспосабливается к более низким ценам на сырье, в том числе и на углеводороды, это говорит о том, что открываются возможности для других секторов: для машиностроения, для того же сельского хозяйства, для переработки и так далее и так далее,— сказал Владимир Путин.— Вот это первый фактор, который может привлечь потенциальных инвесторов. Не только в нефтегазовый сектор, но и в другие секторы российской экономики».

Сейчас открываются возможности для других секторов: для машиностроения, для того же сельского хозяйства, для переработки.

Вторым фактором, который делает Россию привлекательной для потенциальных инвесторов, президент назвал образованное население и хорошо подготовленные кадры в России. «Конечно, над этим еще с профессиональной точки зрения много нужно работать, но, тем не менее, база кадровая очень хорошая»,— подчеркнул президент.

Владимир Путин положительно отозвался о работе российского правительства и Банка России. «Несмотря на все сложности и трудности, с которыми российская экономика столкнулась, наша управленческая команда в сфере экономики продемонстрировала высокий уровень ответственности, последовательности и способности добиваться результата,— подчеркнул он.— Мне кажется, что это тоже хорошая предпосылка для того, чтобы поверить в то, что Россия — хорошее место для того, чтобы совместно работать и инвестировать».

Президент заверил, что никаких ограничений на движение капитала в стране не планируется. Вариантов ограничения движения капитала много — от полного запрета до квазизапретов, связанных с резервированием, ограничения объема переводов и т. д. Ничего этого не планируется, подчеркнул глава государства.

Умеренная жесткость ЦБ

Инвестиции не растут по директивной указке, частные инвестиции идут за спросом — а внешний или внутренний это спрос, не имеет особого значения, заявила на форуме председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

По ее мнению, плавающий курс, введенный ЦБ в прошлом году, позволяет компаниям, которые раньше были неконкурентоспособными по издержкам, выйти на новые ниши спроса.

Введенный ЦБ в прошлом году, позволяет компаниям, которые раньше были неконкурентоспособными по издержкам, выйти на новые ниши спроса.

«К плавающему курсу рубля надо было переходить в любом случае, и возможно, ЦБ сделал это поздно, но этот плавающий курс сработал как встроенный стабилизатор экономики при внешних шоках, хотя мы все шоков и не смоги избежать»,— отметила глава ЦБ.

Эльвира Набиуллина считает, что политика ЦБ сейчас — умеренно жесткая. ЦБ не стремится достичь инфляции в 4% любыми средствами, но снижать инфляцию все же Банк России будет. «Цель в 4% сейчас кажется нереальной, в тот момент, когда инфляция в стране двузначная, 12%, но мы этой цели добьемся»,— заявила глава ЦБ. В рост инфляции большой вклад внес скачок курса валюты конца прошлого года, и этот фактор уже сейчас отыгран.

Министр финансов Антон Силуанов напомнил, что пенсионные накопления работающих пенсионеров (накопительная часть пенсии) в сумме 342 млрд рублей сейчас заморожены на будущий год. По его словам, правительство считает, что это и будут пусть небольшие, но длинные ресурсы, которых ждет промышленность. Сейчас стали выпускать неплохие инструменты для вложения в них денег пенсионных фондов, и НПФ сейчас и НПФ еще года два назад — это совершенно разная индустрия, добавил Силуанов. Поэтому не надо обвинять государство в том, что пенсионные средства «зависают» на счетах в банках. Министр заявил, что он надеется, что это будет последний год, когда средства будущих пенсионеров будут заморожены.

Помочь инвестировать

«Все рецепты экономического роста давно известны, мы говорим о них из года в год и из конгресса в конгресс. Но только мы им не следуем. Мы тот больной, который не хочет пить горькое лекарство»,— заявил, выступая на форуме, министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Мы тот больной, который не хочет пить горькое лекарство.

Министр финансов Антон Силуанов поддержал коллегу — «так как мы набрали много бюджетных обязательств в предыдущие годы и от них сейчас надо отказываться». Надо было бы раньше большую часть доходов направлять не на финансирование текущих расходов, а в резервный фонд, как это делают все страны, зависящие от нефтяного экспорта. Что касается инвестиций, то основа роста не может базироваться на государственных инвестициях, уверен Силуанов.

Компании не будут направлять все средства на саморазвитие, и будут оставлять остатки на счетах в банках. Значит, надо помочь банкам кредитовать экономику: госбанки, в том числе и ВТБ, делают акцент на лучших заемщиках, наращивая концентрацию риска, это не очень хорошо, надо переориентировать работу банков на кредитование МСБ, считает Улюкаев.

По словам Алексея Улюкаева, для инвестиций нужна высокая норма сбережений. Сейчас она 22,7% к ВВП, а этого мало. Но доля валового накопления в ВВП растет, и эту тенденцию надо сохранить и поднять до 25%к ВВП, уверен Улюкаев. При этом компании свою прибыль не вкладывают в инвестиции, они выжидают; следовательно, надо бизнесу помочь делать инвестиции. Основной производитель прибавочной стоимости в стране — нефтянка, поэтому надо помочь нефтяникам инвестировать в зрелые месторождения, заявил глава Минэкономразвития.

Он считает, что на шельфе и на других трудноизвлекаемых месторождениях России высока доля импортного оборудования. Значит, надо помогать развивать нефтехимию и сопряженные с ней отрасли. Поэтому часть рисков должны на себя взять институты развития, считает министр.

Президент компании «Русал» Олег Дерипаска вообще не уверен в том, что сейчас нужны инвестиции самой промышленности. Он считает, что внутри страны никто не будет занимать средства под 12% в валюте, поэтому компаниям приходится снижать свою долговую нагрузку. Олег Дерипаска назвал ставки внутри страны кабальными, а финансовую систему — ростовщической. По мнению руководителя «Русала», пока ставок по длинным кредитам на уровне 7% не будет, ни о каком росте говорить не стоит.

Президент — председатель правления банка ВТБ Андрей Костин предположил, что если малый и средний бизнес в России не востребован, то не надо его и кредитовать, «это будет лишь растить невозвраты». Надо идти от спроса, и если на какие-то услуги малого и среднего бизнеса спрос есть, то эту отрасль и надо кредитовать.

«Обездоленная» нефтянка

«Помогать нефтянке — это спорный тезис, мы в последние годы только нефтянке и помогали, например, льготы мы только „обездоленной” нефтянке и давали»,— отметил Антон Силуанов. Поэтому необходимо ограничение не только расходов бюджета, но и текущих ставок по кредитам. Если большая часть ресурсов пойдет на частные инвестиции в экономику, то это может привести к ее росту, считает министр.

Помогать нефтянке — это спорный тезис, мы в последние годы только нефтянке и помогали.

По мнению главы компании «Роснефть» Игоря Сечина, в России есть много моделей экономического роста, но реально происходит изъятие инвестиционного ресурса из основных отраслей. Внешний негативный фактор — это не только санкции и падение цен на нефть, но и ограничение на привлечение капитала, и рост налогообложения на нефтяную отрасль. И в первом полугодии этого года в итоге нефтяная отрасль получила «негативный денежный поток». А все инвестиции, которые сейчас есть в отрасли, это инвестиции прошлых лет, поэтому государству надо не изымать ресурсы, а вкладывать их в отрасль.

На современном этапе налоговая система должна иметь равновесный характер, а сегодня некоторые отрасли в России платят всего 1% налога на оборот. «А нефтяная отрасль платит 82% налогов от оборота, и за это спасибо Антону Германовичу Силуанову, который считает, что мы еще хорошо живем»,— подчеркнул Игорь Сечин.

Антон Силуанов, отвечая на замечание главы «Роснефти», пояснил, что задача Минфина — больше средств оставлять компаниям и меньше их изымать в бюджет, но часть прибыли в наших условиях приходится централизовать. Когда вводили налоговый маневр, считалось, что он приведет к падению добычи, а оказалось, что, по прогнозу на 2016 год, рост объема извлекаемой нефти снова плюс триллион тонн. Поэтому надо мерять экономический рост не в количестве добываемой нефти, а в затратах на добычу каждой тонны, уверен глава Минфина.

На современном этапе налоговая система должна иметь равновесный характер.

Банковская чистка

Глава ВТБ Андрей Костин не считает, что сегодняшнюю экономическую ситуацию можно называть кризисом. Конечно, уточняет банкир, для банков было шоком резкое повышение ставки до 17% в декабре прошлого года и закрытие международных рынков капитала. Но при этом довольно плавное и быстрое снижение этой ставки уже привело банковскую систему в норму.

Между тем, по мнению главы ВТБ, российская банковская система требует очистки. По его словам, 570 банков страны просто засоряют банковский сектор и являются «постоянной клиентурой АСВ и Центрального банка».

«И я думаю, что этот процесс обязательно должен идти. Эта позиция, в том числе, была поддержана Всемирным банком, который сказал, что у нас слишком много банков,— указал Андрей Костин.— Поэтому бояться этого не надо. Конечно, для владельцев малых банков это не самая приятная новость. Но банковский бизнес — это все-таки не булки выпекать. Это достаточно капиталоемкий, высокотехнологичный бизнес. Здесь нужны достаточно большие инвестиции, нужны профессиональные кадры. Я думаю, что процесс консолидации — он обязательно должен идти, будет идти».

570 банков страны просто засоряют банковский сектор.

Эффективная банковская система может быть с любым количеством банков, и у малых банков есть ниша, и они могут быть эффективны при работе с региональными клиентами и МСБ, лишь бы банки были здоровы, возразила Андрею Костину глава Банка России. Так, например, многие крупные банки по своим системам скоринга не могут работать с небольшими клиентами, поэтому принудительной зачистки банковской системы ради снижения количества банков в нашей стране все же не будет, заявила Эльвира Набиуллина.