— «Эквифакс» — одно из крупнейших бюро кредитных историй и в России, в мире в целом. У вашей компании, вероятно, накоплена статистика по ситуации с проблемной задолженностью как за последние месяцы, так и по другим сложным экономическим периодам. По вашим оценкам, этот кризис отличается от того, что произошел в 2008–2009 годах или нет?

— Да, этот кризис отличается от предыдущих. В первую очередь хотя бы тем, что он вызван нашими, российскими проблемами, а не является реакцией на внешние факторы. Разумеется, изменение цены на нефть является внешним фактором, но наивно было бы рассчитывать, что цена на сырье всегда оставалась бы неизменно высокой и комфортной для нашей страны. Ее снижение было отчасти ожидаемым явлением. Однако кризисные явления в российской экономике наблюдались и до известных событий на мировых рынках сырья.

— Действительно, аналитики часто указывают на то, что еще до санкций и падения цены на нефть по итогам 2013 года рост ВВП России был равен 1,3%, что нельзя назвать высоким показателем.

— Действительно, это факт, а в следующие полтора года ситуация просто продолжила ухудшаться вследствие нескольких причин. Введение санкций, падение цены на нефть и высокая закредитованность дали тот экономический эффект, который мы и наблюдаем сегодня. Самым шокирующим, наверное, для рынка был декабрь 2014 года, когда курс доллара творил чудеса, была резко поднята ключевая ставка и т. д. Эта ситуация не сразу сказалась на розничных портфелях банков, но уже через три-четыре месяца влияние экономического кризиса стало очевидным для всех. Заемщиков стали увольнять с работы. В результате сегодня ситуация с просроченной задолженностью сложнее, чем была в 2008–2009 годах. В прошлый раз после резкого ухудшения произошел быстрый «отскок» к показателям практически докризисного периода. Сейчас же мы констатируем продолжительное ухудшение ситуации. И даже специалисты не могут понять, достиг ли рынок дна или падение продолжится.

На данный момент мы можем говорить только об отдельных признаках улучшения. Снижается количество активных кредитов на одного заемщика. Уменьшается доля невыплаченной задолженности от суммы взятых кредитов у банковских клиентов. Так, если в августе 2013 года эта доля составляла 58%, то к июлю 2015 года она снизилась почти до 50%. Но, скорее, это связано с ужесточением выдач в банках, чем со стабилизацией ситуации в экономике. Кредитные организации сегодня сократили кредитование молодых людей в возрасте 22–25 лет, но при этом доля клиентов старше 60 лет увеличивается.

— Обычно кредитование физических лиц возрастает к новогодним праздникам. В этом году будет так же, как раньше, или у вас другой прогноз?

— В этом году так же, как и раньше, люди захотят сделать подарки любимым к праздникам, поэтому количество кредитов возрастет. Но этот рост будет осуществляться от низкой базы и носить сезонный характер. Если же из аналитики убрать влияние сезонных факторов, то можно говорить о снижении объемов выдачи банками кредитов на 20–30%. На такое положение вещей влияют два фактора. Во-первых, спрос на кредиты упал со стороны населения в целом. Во-вторых, сами банки изменили подход к заемщикам, ужесточили методы оценки потенциальных клиентов. У меня есть ощущение, что снижение кредитования достигло некоторого предела и дальше последует стабилизация. Но пока рано говорить о какой-то четкой тенденции: ситуация в дальнейшем может снова преподнести сюрпризы.

— Другими словами, банки должны привыкать жить в новой реальности, правильно я понимаю?

— Да, и им следовало это делать уже давно. С прошлого года работа с заемщиками изменилась. Рассчитывать на то, что сегодня кредитным организациям поможет опыт, накопленный в кризис 2008–2009 годов, не стоит.

— А насколько сильно изменился среднестатистический портрет должника?

— Сегодня гораздо большее количество людей попало в ситуацию, когда они на обозначенный в документах платеж еле-еле собирают средства. Если раньше заемщики стремились платить большие суммы, чем необходимо, чтобы побыстрее погасить задолженность, то сегодня это не так. Доля заемщиков, у которых есть возможность погашать кредиты досрочно, уменьшилась. И не удивительно в этих условиях, что сократился размер среднего платежа по кредиту.

Портрет среднестатистического заемщика банка также изменился. Если раньше кредитные организации интересовались молодыми людьми, придумывали акции по привлечению клиентов в возрасте 20 лет и старше, то сейчас они не стремятся это делать. Сегодня предпочтение при кредитовании отдается клиентам 30 лет и старше. Это клиенты, уже получившие основное образование, имеющие стабильную работу, заботящиеся о семье, ответственно относящиеся к своим обязательствам и т. д. Но я хочу подчеркнуть, что сегодня даже эти люди испытывают финансовые сложности: даже у этой категории заемщиков снижается средний платеж.

Объем поставленных банками на продажу кредитов увеличился почти в 2,5 раза.

— И в этой обстановке экономической неопределенности для банков, которую вы только что мне описали, бюро кредитных историй «Эквифакс» выходит на рынок с новым продуктом. Вы представили единую платформу продажи долгов с обогащенными данными Prisma. Как разрабатывался этот продукт?

— Здесь очень удачно сложились два фактора. Во-первых, международная группа «Эквифакс» несколько лет назад купила компанию, предоставляющую информационные услуги в сегменте работы с просроченной задолженностью, TDX Group. Это английская компания, которая на регулярной основе ведет бизнес в четырех странах. В России они также несколько лет назад реализовывали некоторые свои проекты. Их базовая компетенция — это построение информационных систем для работы в направлении коллекшн. Во-вторых, в России экономический кризис, сильно выросла просрочка по кредитам. Объем поставленных банками на продажу кредитов увеличился почти в 2,5 раза. Цена покупки на рынке цессии снизилась до 1,5%, а то и до 1%. Количество заявленных тендеров увеличилось вдвое. Количество уступаемых кредитов увеличилось на 145%. Общий объем уступаемой задолженности увеличился на 155%. Объем закрытых сделок по цессии увеличился на 12%. Мы видим потребность рынка в новом продукте для работы с просроченной задолженностью. И Prisma стала органическим соединением нашего желания и возможности предоставить финансовым организациям новый инструмент для работы с просроченной задолженностью.

— Какие проблемы банков решает единая платформа продажи долгов с обогащенными данными? Какие особенности работы российского рынка учитывает Prisma?

— Prisma — это брокерская система с дополнительными информационными возможностями для того портфеля кредитов, который продается. Эта система поможет сделать рынок цессии более конкурентным и прозрачным, от чего всегда выигрывают потребители, то есть, в нашем случае, банки. Сейчас существует некоторая олигополия на коллекторском рынке. Только несколько больших игроков могут позволить себе покупать большие объемы портфелей проблемных кредитов у банков.

Наше решение создано для того, чтобы изменить сложившуюся ситуацию к лучшему для кредитных организаций. Prisma позволяет обогащать выставленные банками портфели долгов информацией из бюро кредитных историй. Скажем, есть у какого-то банка портфель проблемной задолженности на 5 млрд рублей, но эти деньги придется собирать в разных субъектах федерации. Какое-нибудь агентство, работающее, скажем, в Новосибирске, уже не решится приобретать портфель по такой цене, поскольку у него не будет уверенности, что здесь удастся хорошо заработать. Зачастую происходит следующее: крупный игрок на коллекторском рынке покупает портфель, а потом налаживает работу с агентством в Новосибирске для достижения целей сбора задолженности. Наше решение Prisma позволяет с момента начала работы всему спектру компаний по сбору задолженности подойти под разными ракурсами к покупке портфеля долгов у банка. Само название — Prisma говорит об этом. Призма позволяет разложить дневной белый свет на спектр. Наше решение позволяет разложить портфель долгов по тем критериям, которые интересны банку и его партнерам.

Скажем, банк знает, что в Новосибирске работает хорошая компания, специализирующая на hard-collection. Он с помощью Prisma может выбрать тех заемщиков, которые живут в Новосибирске, и предложить эту часть портфеля данной коллекторской компании, разумеется, уже по другой, более выгодной для банка цене. А другое агентство, наоборот, сильно в soft-collection. И ему можно сделать предложение, целиком подходящее под его формат работы, предложив купить соответствующий портфель уже за 3%, а не за 1,5%. В итоге у банка формируется уже пул предложений, которые он рассматривает и удовлетворяет те, которые ему нравятся больше всего.

— Вы имеете в виду по цене?

— И по цене, и по объему. Главное для банка — добиться максимизации собранной суммы задолженности. Банк делает свой выбор в пользу сотрудничества с интересными ему коллекторскими агентствами. Но это только первый шаг. После этого у него остается еще порядка 40% от первоначального портфеля, которые он пока никому не продал. Эти данные снова обогащаются и выставляются на продажу. Оставшуюся часть портфеля банки могут продавать уже дешевле, чем ранее. В результате двух или трех операций, а как правило, хватает двух шагов, банк имеет не одну сделку с крупным оптовиком, а 10 сделок с более мелкими, но результативными компаниями. Опыт применения Prisma в других странах показывает, что общая сумма сборов после всех проведенных мероприятий у банка вырастает в среднем на 25%.

Опыт применения Prisma в других странах показывает, что общая сумма сборов после всех проведенных мероприятий у банка вырастает в среднем на 25%.

Для банка Prisma выгодна тем, что дает возможность доступа каждой кредитной организации на не коррумпированный рынок коллекторских агентств, получает прямые предложения от партнеров, минуя посредников. И для этого банку не нужно создавать собственные ИТ-системы, внедрять что-то новое. «Эквифакс» готов взять портфель долгов у банка, обогатить их своими данными и выставить на продажу уже через витрину предложений. Prisma — это рабочий инструмент, а не какой-то процесс, который затягивается под влиянием постоянных переговоров. Банк передает свой портфель нам в обработку и уже через два дня получает готовые предложения от коллекторов на рассмотрение.

— Вы говорите об успешном мировом опыте применения вашего решения. Я так понимаю, что эта разработка весьма успешно себя зарекомендовала?

— Да, Prisma активно используется как рабочий инструмент в банках Англии, причем там успешно собираются долги не только перед банками, но и за сотовую связь, которую потребители оплачивают по факту выставленного счета и также нередко накапливают долги. TDX успешно реализует свою разработку при сотрудничестве с банками Испании, Австралии, США и в некоторых государствах Латинской Америки. В каждой стране есть своя специфика, но результат остается устойчивым: сумма сборов у банков вырастает в среднем на 25%.

В России «Эквифакс» только представил новое решение, но мы уже отмечаем заметный интерес финансового рынка к нашему продукту.

— Какие шаги необходимо сделать банку, чтобы воспользоваться решением компании «Эквифакс»?

— У каждого банка, работающего с нами, есть свой ответственный сотрудник, который может к нам обратиться. В принципе, существует некий регламент присоединения, по которому подключиться к нашим сервисам может новый участник. Мы гибко подходим к процессу сотрудничества и готовы к взаимодействию в любом разумном формате. С момента начала переговоров до старта реализации проекта проходит от недели до месяца, в зависимости от того, с какой скоростью сам банк согласует свои решения со всеми внутренними подразделениями. Так что использование нового решения от банка каких-то особенных инвестиций времени или ИТ-ресурса не потребует, а выгоду финансовый институт ощутит быстро — первые результаты появятся уже через несколько кварталов.