Сергей Швецов так аргументирует позицию регулятора: «Если в системе несколько посредников, то стоимость денег для конечного заемщика становится очень высокой. Поэтому сейчас мы в пенсионной системе имеем несколько посредников: сам государственный Пенсионный фонд России, управляющую компанию и негосударственный пенсионный фонд, который размещает средства будущих пенсионеров на счетах, опять же в банках. Поэтому стоимость денег для конечного кредитора, в данном случае пенсионера, очень высока, что оборачивается очень низкой доходностью, которую будут иметь по своим накоплениям будущие пенсионеры. В связи с этим Банк России будет выдавливать пенсионные фонды из банковского сектора».

По просьбе корреспондента Bankir.Ru, эксперты рынка прокомментировали заявление первого зампреда Центробанка:

Управляющий директор УК «Открытие» Роман Соколов: «Банк России в декабре 2014 года принял решение ограничить для НПФ долю долгосрочных, свыше трех месяцев, депозитов в банках и долю вложений в облигации банков — 40% от общего объема портфеля активов с 1 июля 2015 года. Но две недели назад эта норма была скорректирована: разрешили пока держать на депозитах и облигациях банков до 60% от портфеля. Однако эта норма временная: с 1 января 2016 года нам снова надо будет снизить свой объем присутствия в долгосрочных депозитах и банковских облигациях до 40%. Правда, останется возможность держать деньги на коротких депозитах, до трех месяцев. Тем самым регулятор предлагает сместить акценты при инвестировании пенсионных денег с банковского сектора на долгосрочные проекты в реальном секторе экономики, что особенно актуально в условиях ограниченного доступа на международные рынки капитала. Но это, конечно, не сможет полностью заменить международное фондирование».

Генеральный директор УК «Ронин траст» Сергей Стукалов: «Наш дорогой Центробанк временами ведет себя как бык, а временами — как матадор. Два года назад мы вложили часть собранных пенсионных накоплений в длинный депозит с доходностью 17% годовых. Вот и где мы сейчас могли бы найти на рынке такую доходность? К тому же ЦБ забывает, что значительная часть пенсионных фондов в ситуации волатильности рынка просит нас не рисковать и размешать средства как раз на банковские депозиты. Я последовательно считал и считаю, что любые запреты на рынке вредны, а то регулятор зажал нас в жесткие рамки по инвестиционному портфелю в условиях, когда и деньги-то вкладывать нам особенно не во что. Раньше мы могли инвестировать пенсионные средства хотя бы в бумаги, торгуемые в высшем котировальном листе Московской биржи — листе А1. Теперь же мы можем вкладывать средства только в бумаги, обладающие довольно высоким рейтингом от международных агентств,— а где же их взять в условиях санкций и повального снижения рейтингов? А покупать акции „Газпрома”, „Роснефти” и РЖД не интересно с точки зрения доходности. Спасибо, что Минфин хотя бы выпустил облигацию с переменным номиналом, индексируемую на величину инфляции, а то мы все так и сидели бы в кеше».

Директор по развитию УК «Райффайзен капитал» Игорь Кобзарь: «Сергей Швецов говорит о том, что не исключает возможности понизить разрешенную в настоящий момент максимальную долю вложений в депозиты, а также ограничить вложения в ОФЗ. На мой взгляд, это правильная идея, основной смысл — направить больше средств НПФ в реальную экономику через корпоративные облигации, именно в них „перетечет” основная масса высвободившихся средств. С точки зрения экономики, конечно, потенциально более дешевые средства для компаний должны стимулировать рост экономики».