— С какими проблемами банковская система подходит к форуму в Сочи? Какие задачи стоят сейчас перед банками?

— Накануне XIII Международного банковского форума «Банки России — XXI век» банкиров беспокоят как текущие макроэкономические проблемы, так и вопросы выстраивания взаимодействия с регулятором. Они хотели бы услышать и понять оценки текущей ситуации, каков прогноз на ближайшую перспективу и смысл регуляторных действий и планов ЦБ. Поскольку довольно часто по конкретным вопросам возникают недоразумения или недопонимание.

Ясно, что ЦБ ведет профессиональную и нужную работу по обеспечению стабильности финансовой системы, в том числе очистке ее от недобросовестных участников. Есть понимание, что Банк России практически в любой момент готов подставить кредитным организациям плечо, например в случае необходимости предоставить дополнительный объем ликвидности. Но при этом все чаще звучит мнение, что в системе формируется атмосфера презумпции виновности, кредитные организации должны оправдываться, доказывать, что в их работе нет злого умысла и криминала при проведении тех или иных финансовых операций.

Такое впечатление складывается у банкиров на фоне ужесточения надзора — от банков поступают сигналы, что подразделения ЦБ на местах не всегда стремятся вникать в аргументы кредитных организаций, подходят формально к оценке их деятельности. Было бы неплохо, чтобы регулятор больше взаимодействовал с банками до принятия жестких решений. Стоит изучать внимательно и всесторонне ситуацию, обеспечивать конструктивный диалог при оценке тех или иных действий или активов. Иногда добрый совет наставника, партнера важнее финансовой поддержки.

Я обсуждал с председателем Банка России Эльвирой Набиуллиной эту ситуацию, и она с пониманием восприняла мои предложения по конструктивному взаимодействию надзорных органов ЦБ и банков, и при этом однозначно заявила, что у ЦБ нет цели и никакого желания проводить линию на сокращение числа банков в стране. Более того, ЦБ готов взаимодействовать с банками, стремящимися выправить положение, развиваться на добросовестной основе. Для этого нужна добрая воля собственников менеджмента банка и соблюдение закона.

— Какие еще вопросы будут подниматься на форуме?

— Мне хотелось бы, чтобы основным вопросом для обсуждения на форуме была не текущая ситуация, хотя от этого никуда не деться. В этом году заканчивается срок действия стратегии развития банковского сектора, которая была написана для реализации до конца текущего, 2015-го, года. В стране за это время произошло много изменений — как в экономике, так и в политике, включая санкции, введенные против России рядом западных стран. Значит, надо формировать новую макроэкономическую модель. Это, в том числе, необходимо и для эффективной работы банков. При отсутствии понятного плана действий финансовых властей банкам сложнее заниматься выстраиванием своей стратегии. Им важно знать, куда движется экономическая ситуация и какую политику будут проводить Центральный банк и правительство. Поэтому я хотел бы на форуме задать дискуссии направление о стратегии и моделях развития финансового рынка хотя бы до 2020 года. А по-хорошему надо бы на 10–15 лет заглядывать вперед и планировать свою жизнь.

— Темпы роста ВВП, инвестиций, промышленности отрицательные. Кредитование сужается, санкции, валютная лихорадка, количество банков неуклонно и довольно быстро сокращается, а вы говорите о стратегии на 15 лет? Тут бы выжить…

— В притче о Соломоновом кольце сказано: «И это пройдет». Экономические реалии обязательно изменятся. Важно выработать и реализовать систему решительных мер, чтобы предсказание мудреца сбылось быстрее. А эта система мер как раз должна быть в «Стратегии».

— А у вас не возникает ощущения, что вся экономика страны и банки работают по разным принципам? В результате стратегия, написанная для банков, не даст ожидаемого эффекта, так как небанковская экономика живет по другим правилам?

— Банки и реальная экономика находятся в одной лодке. Проблемы одной части экономики естественно сказываются на другой ее части. При этом действительно банковский бизнес находится в особой ситуации — к нему применяются достаточно жесткие стандарты, начиная от нормативов ЦБ и заканчивая внедрением «Базеля». А реальный сектор и торговля функционируют без аналогичных регуляторных требований. Такая рассогласованность требований может быть объективна, но она, в том числе, приводит к снижению кредитования экономики и является дополнительным тормозом для ее роста. Торможение экономики приводит к ухудшению положения заемщиков, росту их непрозрачности, а значит, еще большему сокращению кредитования. Получается замкнутый круг. Поэтому мы стремимся предложить комплекс мер, которые помогли бы снять эти противоречия.

— А что вы конкретно предлагаете для облегчения работы банков с реальным сектором страны?

— Прежде всего надо смягчить регуляторный пресс, в трудные времена надо гибче работать с банками, понимая, что они, в свою очередь, вынуждены гибко работать со своими клиентами — заемщиками. Далее мы знаем, что Банк России готов поддерживать ликвидностью российские банки. При этом выделяемые деньги должны работать на кредитование экономики, а не уходить на валютный рынок. Соответственно, при постановке задачи об увеличении кредитования экономики стоит сфокусироваться не на том, кому выдать средства Центрального банка, а на том, под какие конкретные проекты эти деньги выдаются. Также нужно обеспечить контроль за их использованием. Я к тому, что не надо ограничиваться фондированием крупнейших, в основном государственных банков. Хотя по крупным проектам необходимо активно взаимодействовать с ВЭБом. Например, нужно выделить на реализацию локомотивных, имеющих большой мультипликативный эффект проектов «инвестиционные» деньги ЦБ либо под залог облигаций ВЭБа, либо выкупить эти облигации. Фактически это будет программа, аналогичная китайской или американской. Очевидно также, что выделяемые ЦБ и Фондом национального благосостояния ресурсы не должны лихорадить валютный курс, оказывать инфляционное давление на экономику. Поэтому нужны тщательно отобранные проекты с четкими сроками их исполнения и жесточайший контроль за использованием выделяемых на эти проекты средств. Не только банки, но и сами компании должны отвечать за целевое использование выделяемых денег. Пусть для этого и будут спецсчета, поступая на которые деньги получают своего рода «окраску». И, конечно, мы рассчитываем, что ЦБ будет лучше контролировать валютный рынок. Современные технологии позволяют видеть, какие средства и с каких счетов приходят на валютный рынок. Если этого недостаточно, то, возможно, необходимо расширить полномочия ЦБ по валютному контролю и регулированию.

"Прежде всего надо смягчить регуляторный пресс, в трудные времена надо гибче работать с банками"

Это первая часть мер, которые касаются крупного бизнеса и больших инфраструктурных проектов. Второе направление — активное вовлечение малых и средних предприятий в работу с недавно созданной федеральной корпорацией развития МСП, секьюритизация кредитов, предоставленных МСП, и рефинансирование под залог выпущенных в ходе секьюритизации бумаг. Кредитов МСП выдано более чем на 5 трлн рублей, многие из них можно секьюритизировать. Активный запуск гарантийного механизма через Агентство кредитных гарантий — минимальный потенциал 100 млрд рублей. Плюс аккумулирование всех средств в корпорации развития малого бизнеса, идущих сейчас на МСП через различные министерства и ведомства, использование их на возвратной основе. Это примерно 30 млрд рублей. Реализуя меры по этим направлениям, можно серьезно простимулировать структурную перестройку экономики.

— Вы в начале 2015 года выступали за введение некоторых ограничений движений капитала. Как обстоят дела теперь в реализации этой инициативы?

— На мой взгляд, ЦБ способен контролировать финансовые потоки, в том числе трансграничные, не обязательно вводя ограничение на движение капитала. Кроме того, мы уже сейчас понимаем, что даже крупнейшие компании — покупатели и продавцы валюты готовы соблюдать определенные договоренности в интересах рынка в целом. Крупный бизнес и власть всегда могут договориться соблюдать правила работы на валютном рынке. Тем не менее, у Банка России должны быть полномочия, которые он мог бы применить в случае необходимости. Это, в том числе, будет дестимулировать участников процесса активничать на валютном рынке.

— Считаете ли вы целесообразным создание системы уполномоченных банков?

— Я с пониманием отношусь к стремлению определить так называемые уполномоченные банки. Но при этом надо иметь в виду: как правило, ими становятся банки с государственным участием, а это именно те организации, в отношении которых введены санкции со стороны США и ряда ее международных партнеров. Соответственно, у клиентов таких банков могут возникать сложности с проведением трансграничных операций. Поэтому российские организации должны быть заинтересованы в том, чтобы активнее использовать для проведения трансграничных операций и средние банки. Наши зарубежные контрагенты это тоже понимают. Коллеги из стран БРИКС постоянно говорят о необходимости развивать сотрудничество между бизнесом и кредитными организациями не только на страновом, но и на региональном уровне. Бизнес в странах, которые ввели санкции, тоже готов и дальше продолжать с нами сотрудничать. Раньше я не видел особого интереса со стороны Американского делового совета к нашим предложениям о развитии сотрудничества с нашими региональными банками, а сейчас представители совета просят меня выступить у них на встречах с бизнесом и помочь активизировать работу с российскими средними банками. Такие же сигналы поступают от других стран.

— А Центробанк по-прежнему остается единственным донором банковской системы?

— Я бы так не сказал. Все-таки большая часть ресурсов банков — это средства клиентов. Средства ЦБ — не более 9%. Я автор закона, принятого в июле, согласно которому ЦБ будет гарантировать сделки на межбанковском рынке кредитования. Закон вступил в силу, к нему нужно подготовить подзаконные акты. Его реализация должна дать второе дыхание рынку МБК. Есть средства правительства, ВЭБа, МСП-банка. Нам надо в непростых условиях эффективно распорядиться ограниченными ресурсами.

— Будет ли на форуме обсуждаться развитие безналичных платежей в России и формирование отечественной национальной платежной системы?

— Да, этой теме будет посвящен один из круглых столов, его тема — «Карта „Мир” на рынке безналичных платежей». Мы обсудим вопросы развития Национальной системы платежных карт, место карты «Мир» на рынке безналичных платежей России и основные подходы к формированию ее продуктовой и тарифной составляющих, а также законодательную платформу для создания и развития российской платежной системы «Мир». Будет еще два круглых стола: «Актуальные вопросы кредитования и финансирования малого и среднего предпринимательства», который проведет МСП-банк, и круглый стол «Модели банковского бизнеса: инфраструктура и новые возможности». В этом году у нас сформировалась очень насыщенная деловая программа форума — как по уровню спикеров, так и по актуальности тем, которые банкиры обсудят друг с другом и с регулятором.