Финансовые инновации развиваются по всему миру, но Китай — то место, где цифровые банкинг, инвестиции и кредитование уже стали привычными. Технологические компании, вооруженные мобильными финансовыми приложениями, успешно конкурируют с банками и иными финансовыми посредниками на огромном рынке — 1,3 млрд потребителей и $7,8 трлн вкладов. Среди цифровых кошельков лидируют приложения WeChat (называемое в Китае Weixin), Alipay и Baidu.

Традиционный банкинг в Китае неповоротлив и неэффективен, что создает широкие возможности для технологических компаний, пишет Bloomberg. Огромные государственные банки, конечно, занимаются кредитованием потребителей и частного бизнеса, но они, как правило, предпочитают кредитовать государственные предприятия, которые могут предоставить правительственные гарантии. Частным лицам государственные банки предлагают слишком низкий процент по депозитам, делая более привлекательными онлайн-фонды и финансовые продукты с более высокими процентами.

Китайский банкинг настолько недружественен к физическим лицам, что те предпочитают банковским чекам бумажники, набитые банкнотами по 100 юаней (самый крупный номинал банкноты). Дункан Кларк, бывший инвестиционный банкир из Morgan Stanley, открывший в Пекине технологическую консалтинговую фирму, считает, что именно неэффективность китайских банков, находящихся в госсобственности, и объясняет рост популярности инноваций, приходящих из частного сектора.

Всего в Китае зарегистрировано более 390 млн пользователей мобильного банкинга. Это больше, чем население США, и, согласно исследованию Accenture, это число составляет 40% от мирового количества пользователей мобильного банкинга. Компании же, обслуживающие онлайн-платежи, привлекают еще больше людей. Так, Alipay в июле отчиталась о клиентской базе в 400 млн человек, активно использовавших платежную систему на своих компьютерах и мобильных устройствах, и об обороте $778 млрд обработанных платежей за прошедший финансовый год.

Западные финансовые институты пытаются понять, как китайским разработчикам удается создавать экосистемы, позволяющие привлекать все новых пользователей. Tencent, Alibaba и другие провайдеры финансовых услуг предоставляют их в таких масштабах, о которых за пределами Китая остается только мечтать.

Принадлежащий Tencent мессенджер QQ насчитывает больше 815 млн активных пользователей ежемесячно. Tencent утверждает, что из них более 100 млн связали свои банковские карты с электронным кошельком QQ и платежными сервисами Weixin. Для сравнения: PayPal говорит о 165 млн активных пользователей по итогам последнего квартала.

Объем интернет-p2p-кредитования в Китае, согласно данным британского инвестиционного банка Liberum Capital, за последний год составил $32,5 млрд, что почти в четыре раза больше, чем во всем остальном мире.

Однако традиционные банки не собираются сдаваться и пытаются развивать свои онлайн-проекты. Так, например, крупнейший мировой кредитный банк по сумме активов Industrial & Commercial Bank of China (ICBC) в 2014 году запустил электронную торговую площадку для продажи банковских продуктов, а также украшений, электроники и других потребительских товаров. Доступ к площадке возможен и с помощью мобильного приложения. Сейчас площадка ICBC на третьем месте по продажам в Китае после принадлежащей Alibaba платформы Tmall и сайта JD.com. Для достижения оборота 10 млрд юаней площадке ICBC понадобилось всего 204 дня. В среднем для достижения такого оборота среднестатистическому стартапу в сфере электронной коммерции требуется около семи лет.

Возможно, совсем скоро китайским пользователям вообще не нужно будет посещать стационарные отделения банков, даже для открытия счета, в этом случае личное присутствие пока обязательно. Для создания системы онлайн-идентификации клиентов аффилированная с Alibaba компания Zhejiang Ant Small & Micro Financial Services Group объединилась с стартапом под названием Megvii. Для нового сервиса будет использована библиотека фотографий китайского Министерства общественной безопасности, содержащая около 1,3 млрд изображений.

В чем же причина столько стремительного развития китайского финтеха, не считая неповоротливости государственного банковского сектора? Вероятно, многие из представленных нововведений стали возможными не в последнюю очередь благодаря тому, что китайские регуляторы оказались открыты для инноваций — ведь электронный банкинг оставляет цифровой след, которого не остается при использовании наличных денег. Это помогает китайскому правительству получать более точное видение экономической активности.