— Оцените, пожалуйста, состояние института корпоративных казначеев в России. Какие перспективы у этого объединения? Насколько своевременным оказалось создание профессиональной ассоциации в России?

— По моим оценкам, институт корпоративных казначеев в нашей стране только формируется. Но половина пути уже пройдена. Сегодня — это уже не разрозненные группы энтузиастов в различных городах России, а консолидированное сообщество профессионалов, желающих развивать финансовый рынок. Большинство тех, кто работает сегодня в сфере управления рисками, корпоративного финансирования и cash-менеджмента, знакомы друг с другом, регулярно общаются, обмениваются опытом. Можно сказать, что профессиональное сообщество сложилось. Конечно, кризисные явления в отечественной экономике налагают свой отпечаток на работу казначеев: свободного времени у них все меньше, а обязанностей и ответственности все больше. Они сегодня гораздо сильнее вовлечены в решение текущих проблем своих компаний и не могут уделять достаточное внимание задачам развития отрасли. Однако благодаря действиям Ассоциации корпоративных казначеев  мы можем реализовывать совместные инициативы даже в этот сложный для нашей страны период. Но я хочу подчеркнуть главное: сообщество профессионалов финансового рынка, которое идентифицирует себя как казначеи, в России существует. Эти люди стремятся к развитию отрасли, интересуются новейшими технологиями и финансовыми инструментами, постоянно совершенствуются, во всех смыслах этого слова.

— А сколько лет Ассоциации корпоративных казначеев? Она официально зарегистрирована или пока это больше неформальный «клуб по интересам»? По чьей инициативе она была создана?

— Ассоциация корпоративных казначеев России (АКК) — официально зарегистрированная организация, представляющая собой некоммерческое партнерство. Она была создана три года назад. До момента создания ассоциации существовала группа энтузиастов, которая время от времени собиралась на различных конференциях или клиентских мероприятиях и обсуждала насущные проблемы казначейств в России. Именно в процессе таких дискуссий и родилась идея создать официальную организацию, куда могли бы обращаться казначеи со всей страны за советами, разъяснениями сложных вопросов, где они имели бы возможность повышения квалификации и т. д. Появилось желание создать организацию, которая на правах партнера могла бы взаимодействовать и с регуляторами, и с другими ассоциациями. Сегодня практически в каждой крупной европейской стране есть ассоциация казначеев. Наша ассоциация на данный момент официально входит в Европейскую ассоциацию корпоративных казначеев (EACT) и в Международную группу казначейских ассоциаций (IGTA) которая объединяет в себе ассоциации стран всего мира. Россия представлена в совете директоров обеих организаций. Кроме того, АКК входит в другие международные объединения. Мы регулярно ездим на все встречи с коллегами за границу, обсуждаем насущные вопросы отрасли. Можно говорить о том, что наша организация признана на международном уровне.

— К настоящему моменту, какие задачи АКК уже решила и какие еще предстоит реализовать?

— Самое главное, что сделано,— заявлено, что есть такая профессия «корпоративный казначей». Ведутся дискуссии по поводу деталей. Скажем, специалисты хотят четко определить, какие функции входят в должностные обязанности каждого казначея. Необходимо дать более четкие разграничения, какие функции напрямую относятся к профессии, какие находятся на стыке работы риск-менеджеров и аудиторов, какие из них связаны с финансовыми службами и т. д. Есть набор профессиональных компетенций, которые однозначно относятся к казначейству: управление денежными потоками, ликвидностью и рабочим капиталом. Однако много компетенций находится на стыке с другими областями мира финансов, и по этому поводу ведутся дискуссии. Скажем, привлечение долгосрочных инвестиций входит или нет в обязанности казначеев? Здесь нельзя дать однозначного ответа. В некоторых случаях да, в других — нет. Решение этого вопроса сегодня находится в сфере интересов каждой крупной компании, зависит от ее философии, от исторически сложившейся практики управления. Вот здесь и важна роль ассоциации. Регулярно происходят встречи профессионалов, где они обмениваются опытом и обсуждают перспективы развития казначейств своих компаний, сравнивают то, что делают они, с опытом коллег. Для нас очень важно, что другие профессиональные сообщества финансового рынка регулярно взаимодействуют с нами. Мы участвуем в работе Ассоциации региональных банков России (АРБР), Национальной фондовой ассоциации. В частности, совместно с АРБР участвовали в проекте создания новых стандартов синдицированного кредитования в зоне российского права.

Работа нашей ассоциации построена матричным образом. Существуют три больших профессиональных направления: управление денежными потоками, риск-менеджмент и корпоративное финансирование. Следующее измерение нашей работы относится к функциональному направлению. Ассоциация занимается развитием персонала, накапливает лучший опыт, а также занимается обсуждением новых технологий и путей развития. Кроме того, мы ведем большую работу для позиционирования казначейства как института: налаживаем взаимодействие с регулятором и другими профессиональными организациями.

— Какие проекты можно считать реализованными?

— Я уже упоминал законченный свод комментариев к новым стандартам синдицированного кредитования. Выпущен первый номер профессионального журнала для казначеев Treasury Inside. Для нас это очень важное событие. В нашей ассоциации уже сформирована рабочая группа для взаимодействия с Банком России и Национальным платежным советом, возглавляемым Алмой Обаевой. Начинаем организовывать систематические встречи с представителями регулятора. Уже прошел первый круглый стол с участием Ксении Юдаевой. Еще одна рабочая группа АКК изучает вопросы кэш-пуллинга и управления денежными потоками. Регулярно организовываются круглые столы по актуальным для казначеев темам.

Дайте свою оценку состоянию казначейства в российских банках. Занимают ли казначеи достойные позиции в управленческих элитах банков или их роль недооценивается? Используют ли банки все компетенции казначеев в кризисный период или есть еще потенциал в профессии, который пока никак не востребован финансовым рынком?

— Казначейства в банках характеризуются наличием четких функций. Их можно назвать самыми «устоявшимися» в плане исполняемых обязанностей подразделениями или структурами. Банковские казначейства сложились гораздо раньше, чем корпоративные: уже 90-е годы прошлого века они были важными подразделениями кредитных организаций и занимались денежным и валютным рынком, совершали финансовые сделки, отслеживали состояние банковской ликвидности и т. д. Но сегодня казначейства в банках имеют более концентрированный набор функций, чем в корпорациях, при этом развивались они существенно дольше. Кстати, именно приход банковских казначеев на работу в корпорации дал новый виток развития всей профессии. К примеру, в одно из самых первых корпоративных казначейств в нашей стране в «Норильском никеле» весь коллектив пришел из банков, что сыграло свою позитивную роль для такого крупного холдинга. Сегодня можно с уверенностью сказать, что именно банковские казначеи стали драйверами развития для института корпоративных казначейств в России.

Но сегодня разница между этими видами деятельности достаточно заметная, правильно я вас поняла?

— Действительно, корпорациям необходим дополнительный функционал в своих казначействах, при этом он очень сильно зависит от отраслей и структуры бизнеса конкретного холдинга. Банки при всех различиях занимаются, по сути, одной и той же деятельностью, поэтому и возможностей для четкой организации работы казначейств там гораздо больше.

Одна из основных задач нашей ассоциации сегодня — создание профессионального стандарта. Хочу подчеркнуть, что для банковского казначея он уже существует. Мы активно изучаем международный опыт. Но также понимаем, что в России существует определенная специфика работы. Перерабатывая все имеющиеся источники информации и накопленные знания в рамках рабочей группы, мы хотим предложить решения, которые позволят всем казначеям говорить на одном языке. Но, повторяю, корпорации слишком разнородны по отраслям бизнеса, чтобы можно было разработать «одну на всех» формулу. О профессиональном стандарте для корпоративных казначейств сегодня ведутся большие дискуссии.

Какие инициативы вы сейчас продвигаете? О каких результатах уже можно говорить?

— Как я уже упоминал, результатами деятельности наших специалистов в составе рабочей группы АРБР является разработка комментариев для корпоративных казначейств по стандартам синдицированного кредитования, соответствующим нормам российского права. Мы поддерживаем инициативу АРБР с введением в Гражданском кодексе понятия «синдицированного кредитования», которое позволит использовать источники Банка России под залог рыночных активов. Кроме того, мы активно взаимодействуем с Национальным платежным советом по формированию требований к российской платежной системе. В конце этого или в следующем году мы хотим выступить с рядом инициатив по вопросам оптимизации систем кэш-пуллинга.

Наша ассоциация провела ряд мероприятий. В частности, состоялось первое вручение премии «Казначей года». Это событие прошло на высоком уровне и, можно сказать, стало знаковым. Профессия казначея существует давно, а мы смогли организовать мероприятие по профессиональному и общественному признанию лучших в своей области экспертов. Одновременно премия является дополнительной иллюстрацией того, что профессия действительно состоялась.

Мы ведем и глобальные проекты. Скажем, в настоящее время мы обсуждаем с банковскими казначеями новые возможности для более активного поведения корпоратов на денежном рынке. Рабочее название документа — «Денежный открытый рынок заимствований» (ДОРЗ). Речь идет о создании некой зоны — новой торговой площадки, определенной инфраструктуры, включающей в себя базовые рекомендации риск-менеджмента. Необходимо создать платформу, где корпоратам будет намного проще открывать короткие казначейские линии, позволяющие привлекать короткое банковское кредитование при непосредственном взаимодействии казначейств. Новая система должна работать приблизительно так, как реализуется генеральное соглашение между банками, предоставляя возможности и брать кредиты, и размещать депозиты быстро и при прямом контакте казначеев банковского и корпоративного. Речь идет о «коротких деньгах» и, фактически, о переходе от межбанка к новому, расширенному понимаю денежного рынка. Кроме этого новая инфраструктура должна позволять быстро и просто проходить банковскую процедуру KYC.

Мы хотим, чтобы на рынке была реализована возможность для банков выставлять дистанционные лимиты. Это даст стимул для развития денежного рынка в новом формате. Первый этап — это когда корпораты из объектов превращаются в субъектов. Мы хотим за счет увеличения количества контрагентов добиться значительно большей эффективности при фондировании капитала. Казначейство, соответственно, будет развиваться дальше. Со временем, по мере развития инфраструктуры, увеличения количества сделок и развития кредитного риск-менеджмента, можно будет предоставлять банкам и корпорациям дистанционные лимиты. Речь идет и об изменении формата, и об изменении отчетности. Новая инфраструктура должна помочь решить целый ряд вопросов. Развитие денежного рынка по такой модели может проходить в два этапа. На первом — корпораты из объектов денежного рынка превращаются в его субъектов. За счет увеличения количества контрагентов можно будет достичь значительного большей эффективности рабочего капитала. Следующий этап — по мере развития кредитного риск-менеджмента и универсальных форм отчетности можно будет говорить уже о возможности проведения на этом рынке прямых сделок кредитования между корпоратами.

И как вашу инициативу оценивает регулятор?

— Эксперты Банка России смотрят на нас с ожиданием, я бы сказал. Они хотят, чтобы мы более конкретно сформулировали наше предложение и провели исследование текущего законодательства. Возможно, речь идет о компаниях, которые будут подвержены дополнительному регулированию, скажем, через установление определенных кредитных рейтингов. Специалисты Банка России с этой идеей знакомы, и они не восприняли ее агрессивно. Дополнительно мы можем отметить наличие интереса регулятора к получению информации о реальной стоимости кредитных ресурсов для корпоратов. Как я уже говорил ранее, у нас установился достаточно плотный рабочий контакт с ЦБ, и мы планируем проводить регулярные встречи и обмен мнениями.

Кстати, хочу отметить и еще одно важное событие для казначейств. В прошлом году Минэкономразвития и Росимущество выпустили директиву, которая обязывает создать план централизации казначейств крупнейших госкомпаний. Следует отметить, что большую долю корпоративного сектора представляют собой госкомпании. Мы сейчас видим рост интереса к казначейским функциям во всех отраслях экономики. Когда мы говорим о возможностях ДОРЗа и госкомпаний, то хотим подчеркнуть важность использования этой инфраструктуры для внутреннего финансирования. Когда холдинг имеет большое количество юридических лиц и менеджмента, то благодаря новым возможностям удастся оптимизировать бизнес, облегчить работу бэк-офиса и сделать прозрачными все сделки. Созданная инфраструктура может помочь крупным холдингам в решении вопроса о внутригрупповом финансировании.

Каковы планы ассоциации на ближайшее время?

— Мы активно ведем свою деятельность сразу в нескольких направлениях. В частности, в поле нашего внимания находятся вопросы сертификации. Даже если профстандарты не будут утверждены Минэкономразвития, мы все равно в какой-то форме их создадим, чтобы существовала база для сертификации, для облегчения жизни работодателям.

На данный момент самая распространенная форма подтверждения квалификации это сертификация от Ассоциации корпоративных казначеев Великобритании. У нее много плюсов, но также следует заметить, что в процедуре содержатся требования, актуальные только для компаний, работающих на туманном Альбионе. У нас налажен хороший контакт. Мы готовы продвигать эту сертификацию и обеспечивать возможность подготовки к этим экзаменам. Но параллельно мы хотим сделать русскоязычную сертификацию для казначеев, учитывающую нашу национальную специфику.

Второй важный пласт деятельности нашей ассоциации в вопросах подготовки кадров связан с организацией курсов повышения квалификации. Мы активно работаем с рядом вузов, в частности с Финансовым университетом при правительстве Российской Федерации. Необходимо создать возможности для переподготовки сотрудников финансовых служб — бухгалтеров, финансовых аналитиков, экономистов — которые хотели бы работать в казначействе. Но это только часть работы. Другая часть наших усилий сосредоточена на создании курсов повышения квалификации для самих казначеев по неказначейским специальностям. Мы провели опрос среди специалистов и выявили основные потребности. Наибольший интерес для профессионалов представляют три направления. Во-первых, математические методы для оценки рисков. Во-вторых, юриспруденция для казначеев с элементами изучения Гражданского кодекса как раз для того, чтобы можно было разбираться в различных видах соглашений и сделок. А третье направление обучения — психологическое: люди хотели бы пройти курсы эффективных переговоров, повысить свои коммуникативные компетенции.

В дальнейшем возможна также переподготовка людей, уже имеющих высшее образование, создание специально магистерской программы. Но пока об этом еще рано говорить. В настоящий момент мы исследуем запросы рынка и возможности, которые есть у учебных заведений в нашей стране.

Помимо классического обучения, мы постоянно повышаем знания казначеев посредством проведения круглых столов. Здесь мы идем двумя путями. Во-первых, если есть какая-то идея, то мы спрашиваем специалистов, интересно ли им будет ее обсудить или нет. Во-вторых, мы регулярно проводим опросы или голосования и выясняем наиболее актуальные сейчас темы — вопросы работы депозитария, хеджирования, фабрики платежей, кэш-пуллинг и т. д. Мы находим компании, обладающие лучшими практиками в том или ином вопросе, и просим их представить достижения на обсуждение на нашем круглом столе, что они с удовольствием и делают.

В наши планы также входит налаживание возможностей стажировки в крупных зарубежных компаниях, изучения накопленного опыта и применение этих наработок.

Мы планируем расширять сотрудничество и с другими профессиональными объединениями в нашей стране, наладить взаимодействие с Казначейством России.

В этом году мы планируем провести очередную премию «Казначей года» и начали готовить второй номер журнала Treasury Inside.

Кроме этого ассоциация начала активно взаимодействовать с благотворительным фондом «Будь человеком», который организовали представители банковского сообщества и финансового рынка. Это очень позитивные люди, которые по своей частной инициативе оказывают реальную помощь больным детям. Эта деятельность вызывает большое уважение. Мы уже провели одно совместное мероприятие, и я надеюсь, что наше сотрудничество будет расширяться.

— Как влияет кризис на развитие института корпоративных казначеев?

— В моем понимании, кризис повлиял положительно. Разумеется, работы стало намного больше и степень напряженности возросла, но именно это как раз и дает дополнительный импульс как развитию самого института, так и развитию казначейских технологий. Увеличилась потребность в обмене новой информацией и опытом, в обсуждении удачных и неудачных кейсов. Остро стал вопрос стандартизации и повышения квалификации. Еще большую актуальность приобрело взаимодействие с регулятором и другими профессиональными объединениями для достижения совместных целей. Это отразилось на составе АКК — в ассоциацию пришло много новых людей, расширилось количество партнеров. Одновременно с этим стали активно развиваться такие направления как риск-менеджмент и хеджирование. Все больше компаний ставят себе цель оптимизации денежных потоков и активного внедрения технологий кэш-менеджмента. В области корпоративного финансирования чаще обсуждаются вопросы цивилизованного банкротства и внедрения менеджмента финансовых обязательств для недопущения подобных ситуаций. Резко возрос интерес к источникам альтернативного финансирования. Кстати, уже упомянутый проект ДОРЗ возник как раз на волне кризисных явлений на денежном рынке. По всем этим направлениям АКК регулярно устраивает круглые столы, которые пользуются все большей и большей популярностью.    

— А как вы сотрудничаете в рамках Евразийского экономического союза?

— Недавно я вернулся из Минска: там действует клуб финансовых директоров, в котором отдельным подразделением представлены казначеи. Мы планируем наладить взаимодействие с этой структурой. Кроме того, наши представители активно общаются с казначейским сообществом Казахстана, чтобы поддерживать обмен опытом в рамках Евразийского экономического союза.

В России мы усиливаем консолидацию специалистов нашей отрасли и активно идем в регионы. У нас уже есть достаточно сильное представительство в Санкт-Петербурге. Сейчас организуем технологическую возможность для проведения совместных видеоконференций.

Одна из миссий нашей организации — нести информацию о новых казначейских технологиях в средние и небольшие региональные компании. У московских холдингов достаточно ресурсов, чтобы организовать повышение квалификации или заниматься развитием персонала. Но мы хотим, чтобы сейчас к нам присоединились средние и небольшие региональные компании, которые хотят узнать, как построить казначейство «с нуля».