Подходит к концу второй квартал финансового года. Сказать, что он был непростым – не сказать ничего. Девальвация рубля, экономический спад, взлет ключевой ставки, банковский кризис, стагнация кредитного рынка. О том, есть ли свет в конце тоннеля, возможен ли финансовый ренессанс, каковы прогнозы по курсам ведущих валют, что делать российским семьям, чтобы выжить, и о многом другом говорили на онлайн-конференции «Финансовый рынок: провалы и надежды 2015 года» ведущие эксперты банковского сообщества.

Европа, евро и юань

Обсуждая проблемы мировой экономики, Европы, эксперты пришли к мнению о том, что решения о приеме в Евросоюз новых стран, как и об исключении из него его участников, могут быть приняты только по политическим соображениям и только с оговорками и ограничениями. Общее мнение озвучил генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков. «Объем инвестиций, фактических дотаций в страны, которые могли бы выйти из Евросоюза, огромный, и, принимая решение о выходе страны, существует потенциальная возможность того, что инвесторы и общеевропейский бизнес может пострадать от этого больше, чем выиграет Евросоюз в будущем. А в Европе с инвесторами и бизнесом принято считаться и стараться защищать их интересы. Это же относится и к принятию новых стран в Евросоюз. Их включение окажет негативное влияние на экономику стран, которые сейчас вытягивают единую европейскую экономику».

Роль евро в системе мировых финансов, по мнению экспертов, не изменится. «Евро останется второй по значению мировой валютой. Проблема «паршивых овец», мучающая Еврозону с 2008 года, не заставила более избирательно подходить к кандидатам на вступление, и политическое значение пополнения зоны новыми участниками пока преобладает над экономическим», – считает финансовый аналитик «Калита-Финанс» Максим Ханин.

Относительно количественных характеристик общеевропейской валюты было высказано несколько мнений. «Единая валюта будет расти, но позднее, после завершения периода действия программы количественного смягчения от ЕЦБ», – считает Начальник отдела доверительного управления Абсолют Банка Иван Фоменко.

Генеральный директор компании Кредитный и финансовый консультант, вице-президент Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Александр Гребенко полагает, что «Евро в ближайшее время будет укрепляться вокруг уровня 1,1 к Доллару США с перспективой продолжения падения к паритету при условии выхода Греции из Еврозоны. В перспективе выход слабой экономики из Единой Валюты позитивно отразится на ее курсе».

Но мировая экономика не ограничивается Европой. Подписание Центробанками ряда стран соглашений о переводе части расчетов с Китаем в юани воспринимается некоторыми читателями Bankir.Ru как подготовка к масштабному наступлению юаня на позиции мировой резервной валюты.

Общее экспертное мнение по этому вопросу высказал исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель совета Ассоциации региональных банков России Александр Мурычев. «Глобально расширение расчетов в юанях можно только приветствовать – это расширяет возможности многих стран. Думаю, что для государств БРИКС этот процесс особенно интересен и актуален. Россия также должна иметь политику превращения рубля в региональную резервную валюту, и предпосылки к этому есть. Однако не думаю, что это может и должно в корне изменить расклад мирового валютного рынка. Это не «переворот», а, скорее, новый виток его развития».

Попытка взгляда на Европу со стороны Азии выразилась вопросом аудитории Bankir.Ru о перспективах внедрения единой валюты и объединения финансовых рынков в рамках ЕАЭС.

«Вброс такой идеи производится для повышения рейтинга властей, и никакие практические шаги в данном направлении не проводятся», – однозначно констатировал Александр Гребенко. Александр Мурычев, признав перспективу достаточно серьезной и реальной, отметил, что «такому процессу предшествуют годы подготовки, унификации финансового законодательства. Евросоюз шел к единой валюте около 40 лет. Сейчас аналогичный путь можно пройти быстрее, но не стоит рассчитывать на «блицкриг».

По результатам опроса «Финансовый рынок в 2015 году», проведенного в мае 2015 года агентством Bankir.Ru, 46,3% респондентов считают рост азиатских финансовых рынков наиболее вероятным сценарием развития мирового финансового рынка, а 36% опрошенных полагают таковым усиление влияния юаня.

Невозможно, рассуждая о мировой экономике, не коснуться стоимости нефти. Онлайн-конференция «Финансовый рынок: провалы и надежды 2015 года», проведенная порталом Bankir.Ru и журналами  «Банковское обозрение» и «Банки и деловой мир», а также порталами Finarty.ru, 123Credit.ru, TatCenter.ru, Beriki.ru, не стала исключением в этом вопросе.

Большинство экспертов сошлись во мнении о том, что в ближайшие месяцы самым вероятным сценарием будет значительное снижение нефтяных котировок с некоторой стабилизацией к концу 2015 года. Максим Ханин дал наиболее развернутый комментарий по этому поводу. «Существуют три основных фактора, которые могут обрушить нефть. Во-первых, намерения Ирана об увеличении поставок могут уже к концу года серьезно отразиться на ценах. Ослабление санкций позволит Ирану нарастить добычу и экспорт «черного золота», увеличив избыток на мировом рынке. Кроме того, иранцы накопили достаточно добытой нефти, которую раньше не могли продавать, и уже после окончательного снятия санкций этим летом она сможет оказаться на рынке. Во-вторых, ситуация с дефицитом нефтяных хранилищ в США. Сланцевая революция привела к тому, что Северная Америка как континент способна сама полностью обеспечивать себя энергоносителями. Однако сейчас нефть в США все еще поставляется по ранее заключенным долгосрочным контрактам и оседает в складских помещениях в виде рекордных запасов. В условиях дефицита складов и повышения цен на хранение все эти запасы могут в скором времени оказаться на рынке в виде излишков. В-третьих, летом будет проходить очередное заседание ОПЕК, на котором страны-экспортеры нефти могут пересмотреть квоты на добычу «черного золота». При текущем нефтяном отскоке картель может вновь спровоцировать рынок на понижение, продолжая попытки уничтожить «сланцевого конкурента».

«Что вам нужно конкретно?»

Отдав дань глобальности, эксперты вернулись на российскую землю и обсудили наиболее вероятные тенденции развития отечественного финансового рынка. Здесь мнения разошлись до противоположных.

«Сдержанный оптимизм некоторых участников финансовых рынков объясняется их желанием увидеть действительность такой, какой они мечтают ее видеть. Никакого отношения к реальным перспективам такая позиция не имеет», – вновь однозначно утверждает Александр Гребенко.

Президент Ассоциации региональных банков России, депутат Государственной Думы России Анатолий Аксаков, напротив, считает, что «о минусах можно говорить много, но есть и плюсы. Инфляционная спираль не закрутилась. Ключевая ставка поэтапно снижается. Курс рубля относительно стабилизировался. Паника населения, связанная с девальвацией, улеглась. Так что основа для оптимизма есть».

«Ключевая ставка снижается, – соглашаются читатели Bankir.Ru, – но по-прежнему носит характер «шлагбаума». Каковы дальнейшие перспективы?».

Общие рассуждения на эту тему лаконично конкретизировал Александр Мурычев: «Думаю, тут двух мнений быть не может – рынку необходимо поступательное снижение уровня ключевой ставки. И регулятор это отлично понимает, однако предпочитает действовать плавно, чтобы не подтолкнуть инфляцию. В целом пока этот процесс идет позитивно, однако бизнес и банки ждут снижения ставки еще хотя бы на 2–3 пункта».

Главный аналитик Бинбанка Наталия Шилова обозначила конкретную величину ключевой ставки, необходимую для начала устойчивого роста экономики. По ее мнению, ключевая ставка должна вернуться от двузначных к однозначным величинам. «В целом ожидаем снижения ключевой ставки, уровень ниже 10% может быть достигнут в 4-му кварталу 2015 года или в 1-м квартале 2016 года, в зависимости от сценариев».

О серьезности и последствиях рецессии российской экономики, как и о глубине депрессии финансового рынка нашей страны, можно рассуждать долго и с удовольствием. Краткие и в то же время полные ответы на оба вопроса дал директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.

«Серьезный характер рецессии в ее продолжительности. Чем дольше продолжаются негативные тенденции в экономике, тем больше экономика будет сидеть на больничном, и дольше будет процесс восстановления. Если говорить о финансовом рынке, то его облик и состав полностью изменится под влиянием внутренних факторов слабости некоторых финансовых институтов, их ухода с рынка в ближайшей перспективе, и под влиянием жесткой политики регулятора, действия которого направлены на сокращение участников рынка. Так что и в краткосрочной и среднесрочной перспективе мы будем наблюдать сокращение участников рынка, что, по мнению регулятора, приведет к повышению качества оставшихся участников и услуг для клиентов и инвесторов».

Это мнение полностью совпадает с мнением большинства (62,5%) респондентов, опрошенных Bankir.Ru, считающих сокращение численности банков наиболее вероятной в ближайшее время тенденцией на российском финансовом рынке.

Касательно депрессии финансового рынка Четвериков утверждает: «Учитывая уровень финансовой грамотности и потребностей рядовых участников российского финансового рынка, для них существует достаточное количество продуктов, а также юридических лиц, их предоставляющих. Нужно просто определиться, что вам нужно конкретно. Но в России, как известно, все испортил не только квартирный, но и процентный вопрос».

«Перспектив у рубля нет»

Перспективы у российского фондового рынка в ближайшее время были отмечены экспертами как сомнительные. «Потенциал роста сохраняется лишь за счет искусственной поддержки котировок со стороны монетарных властей», – полагает Гребенко.

«По сути, дно заканчивается тогда, когда заканчивается терпение и страх инвестора. Именно это сейчас и происходит. Спекулянты же живут в любой реальности, зарабатывая и на понижении, и на повышении рынка. Чего не хватает сегодня фондовому рынку для его развития, так это новых инструментов и новых отраслей, наполненных новыми эмитентами. Ну а для этого нужны условия и возможности», – высказывается Виктор Четвериков.

Идею о необходимости новых возможностей поддерживают Александр Мурычев и Анатолий Аксаков. «Нынешний кризис это во многом еще и кризис производства. Фондовый рынок сегодня в определенном смысле заложник того, найдет ли промышленное производство точки и драйверы роста», – говорит Мурычев.

«России необходимы новая индустриализация и «апгрейд» производства. Причем как технический, так и технологический. Думаю, что фондовый рынок в ближайшее время будет отражать реальное состояние дел в производстве. С поправкой на факторы политического толка, сырьевую конъюнктуру и курс рубля», – добавляет Аксаков.

Курс рубля и его перспективы – традиционный вопрос, задаваемый экспертам банковского сообщества.

Максим Ханин отвечает на него так: «С начала 2015 года основную роль в динамике рубля играла монетарная политика Центробанка, а именно высокая процентная ставка. При постепенном снижении ставки курс национальной валюты станет больше подвержен нефтяному фактору и геополитическим рискам. Соответственно, при обострении ситуации на Украине, возобновлении секционной риторики и обвале на нефтяном рынке рубль продемонстрирует стремительную девальвацию».

Конкретные цифры называет Анатолий Аксаков: «В 2015 году курс рубля будет колебаться в диапазоне от 50 до 60 рублей за доллар. Помимо сырьевой конъюнктуры на курс рубля влияют степень напряженности в международных отношениях и состояние платежного баланса».

Александр Гребенко просто констатирует: «Перспектив у рубля нет».

«Нету хлеба? Ждите зрелищ»

Однако вовсе не рецессию и не инфляцию считают наиболее критичными для российской экономики участники опроса Bankir.Ru. По их мнению, основная проблема – снижение доходов и покупательной способности населения (66%). На втором месте – неэффективное управление страной (53,4%). 43% респондентов считают возможным инструментом решения финансовых и экономических проблем принятие четкого антикризисного плана, а 64,4% полагают, что лучшим выходом из ситуации может стать структурная реформа, направленная на ликвидацию сырьевой зависимости.

Генеральный директор Национального бюро кредитных историй Александр Викулин также считает доходы населения главным фактором, который будет оказывать наиболее мощное влияние на дальнейшее развитие розничного кредитования. «Это главный риск, который в итоге может сделать недоступным для большинства заемщиков кредитные ресурсы банков».

Генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков заявляет, что «главное не номинальные величины зарплат, снизившиеся по статистике на 10%, а их покупательная способность, то, что стало с розничными ценами. Вот тут явно мы потеряли не 10%. Цены на товары и услуги выросли на 30–50%. Вот где проблема».

Александр Мурычев уже сегодня рекомендует россиянам перестроить свои подходы к планированию личных и семейных бюджетов.

К этой рекомендации прислушались почти 53% аудитории Bankir.Ru, участвовавшей в опросе «Финансовый рынок в 2015 году». Именно четкое финансовое планирование, по их мнению, наиболее важно в «трудные времена» для семьи и отдельных людей. Только способность не поддаваться панике и пессимизму, спокойствие и рационализм набрали чуть больше приверженцев (60%).

В части управления страной на онлайн-конференции «Финансовый рынок: провалы и надежды 2015 года» речь шла о наличии у российского правительства антикризисной программы.

«Все действия российского правительства по борьбе с кризисами напоминают действия пожарных при тушении огня вместо принятия профилактических мер по предупреждению пожаров», – считает Александр Гребенко.

Банковский эксперт Тимур Аитов чуть менее пессимистичен. Он сравнивает российских чиновников со спортсменами, соревнующимися в точности прогнозов. «Правительство готовит все более свежие прогнозы – и на 1 год, и на два предлагает – но кто же в них поверит? Цифры «не бьются» – у разных министерств и ведомств – они, как правило, разные. А самые активные открыли еще и личные странички в соцсетях и дополнительно грузят туда мнения и цитаты. И цель этих «постов» – сказать поярче да пообразнее, чтобы СМИ заметили и подхватили дальше. И этот самопиар добавляет лишь путаницу и беспорядок в умы сограждан».

«Что делать?»

Так что же делать? Возможен ли финансовый ренессанс. Что для этого необходимо, помимо таких очевидных вещей, как снижение ключевой ставки? В какой плоскости могут лежать новые драйверы развития финансового рынка?

«Финансовый ренессанс возможен в принципе, – полагает Виктор Четвериков. – Но для этого должно произойти много связанных и не очень событий. Снижение ключевой ставки лишь одно из таких событий. Не стоит забывать, что не только проценты по кредитам определяют возможности кредитования экономики и субъектов. Для этого должны быть ресурсы, которые являются базой для кредитования. Обрадует ли население снижение ставок по депозитам – вопрос неоднозначный. Что касается иных источников фондирования кредитов экономики, то, кроме государства, как главного источника, других пока не видно. И это не очень хорошая новость для продолжения построения рыночной экономики», – сожалеет Четвериков.

Анатолий Аксаков считает, что «финансовый ренессанс России сейчас даже вреден, если он произойдет в отрыве от промышленного прорыва. Это может привести опять к доминированию экономики рентного типа и замедлит побуждения к подъему производства, к импортозамещению. Помимо снижения ключевой ставки необходимо, чтобы банкам было кого кредитовать и финансировать. Нужен бизнес, расширяющийся и строящий планы на будущее».

Председатель правления Финансовой группы «Лайф» Александр Железняк полагает, что точки роста нужно искать в участии банков в государственных программах поддержки отдельных секторов экономики и ипотечном кредитовании. В корпоративном сегменте, по его мнению, интересны проекты по импортозамещению, проектное финансирование.

Генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин предполагает возможное развитие на рынке услуг по взысканию проблемной корпоративной задолженности, которая не связана с залогами.

Наталья Шилова предлагает поработать над улучшением долгосрочной финансовой инфраструктуры. «Пока горизонт финансового видения у россиян не сместится с 1 года до хотя бы 5–10 лет, построить устойчивый финансовый рынок не получится. В этом плане крайне позитивны решения по накопительной пенсионной системе, принятые правительством в апреле 2015 года».

«Когда-то банки, увлекшись кредитованием, во многом «проиграли» рынок платежей различным небанковским операторам. Сегодня многие из них будут искать драйверы на платежном рынке и в расчетно-кассовом обслуживании. Останется и такой драйвер, как ипотека», – высказывает свое мнение президент Ассоциации региональных банков России, депутат Государственной Думы России Анатолий Аксаков.

Все эксперты считают ипотеку наиболее перспективным сегментом розничного кредитования даже в условиях сокращения экономики. Однако сегодня, по мнению многих из них, обязательным условием является значительное субсидирование процентной ставки со стороны государства. «Если раньше ипотечный заемщик без труда мог направлять на обслуживание ипотечного кредита 30–40% своего ежемесячного дохода, то сейчас, с ростом цен, даже при условии сохранения дохода на прежнем уровне такая долговая нагрузка начнет вызывать у него сложности, – поясняет Александр Викулин. Поэтому банкам крайне важно, во-первых, более внимательно рассматривать заявки на новые кредиты, а во-вторых, в постоянном режиме отслеживать финансовое поведение существующих заемщиков с целью профилактики просрочек и ухудшения платежной дисциплины».

А как же конкуренция?

Вряд ли хотя бы одна банковская конференция сегодня обходится без обсуждения вопроса о докапитализации банков. Онлайн-конференция «Финансовый рынок: провалы и надежды 2015 года» поддержала традицию.

Александр Гребенко считает крайне необходимой докапитализацию российских банков: «Проводиться она должна в первую очередь за счет акционеров, которые не спешат это делать и преимущественно сохраняют свои активы за пределами России».

Ему возражает Виктор Четвериков. «Докапитализация не та проблема, которая свидетельствует о выживании банка. Банк живет своей ликвидностью и способностью исполнять обязательства, платежеспособностью. Докапитализация – это ритуальные танцы с обязательными нормативами Центрального Банка. Если активы банка не растут, то, как правило, нет необходимости наращивать капитал. Способности у акционеров разных банков к докапитализации разные, в любом случае есть возможность продажи собственного бизнеса или объединения с другими банками для укрупнения и капитала, и бизнеса в целом».

Признавая капитализацию недостаточной, Анатолий Аксаков предупреждает, что «концентрация капитализации на самых крупных игроках чревата снижением конкурентности. Мы в АРБР настаивали и продолжаем настаивать на необходимости докапитализации региональных банков страны».

Это не полный перечень вопросов, заданных экспертам на конференции, и далеко не все ответы, данные ими. Читайте полный текст онлайн-конференции «Финансовый рынок: провалы и надежды 2015 года» на портале Bankir.Ru.