Ксения Архипова, член правления АКГ «Деловой профиль» (GGI)Ксения Архипова,
член правления
АКГ «Деловой профиль» (GGI)

Особенно остро проблема коснулась валютных ипотечных заемщиков, когда резкая девальвация рубля привела к удорожанию валютных кредитов и сделала их погашение непосильным для должников. Проект о запрете на выдачу банками валютных кредитов населению все еще рассматривается, в то время как Банк России ограничился рекомендациями по реструктуризации валютной ипотеки по официальному курсу на 1 октября 2014 года, когда доллар стоил 39,4 рубля. На что банки, конечно, не согласились.

За 2014 год просроченная задолженность населения возросла на 52,8% и достигла 671 млрд. рублей. По предварительным данным, уже за 1 квартал 2015 года  объем просроченных кредитов вырос на 13,4% и составляет 755 млрд. рублей. Предполагается, что к концу 2015 года доля проблемных кредитов в портфеле банков может составить от 20 до 40%. Текущая тенденция также характеризуется практически двукратным снижением количества досрочно погашаемых кредитов.

Основными причинами возникновения просрочек выполнения кредитных обязательств являются высокая закредитованность населения и ухудшение материального положения заемщиков. Сегодня средний заемщик тратит на погашение кредита до 45% своего дохода, в то время как уровень 50% уже считается критическим. По данным экспертов, проблему со своевременным погашением кредита испытывает уже каждый пятый россиянин, а к концу 2015 года эта проблема может коснуться уже каждого третьего. При этом большинство потенциальных неплательщиков – добросовестные заемщики, признающие долг, но столкнувшиеся с финансовыми трудностями.

В текущих условиях, в работе с проблемными ссудами, банки ограничиваются телефонными напоминаниями о необходимости погашения задолженности в кратчайшие сроки, где в ответ слышат лишь невыполняемые часто обещания. Затем банк попросту передает плохие кредиты коллекторам, которые тоже в свою очередь в течение года-двух периодически звонят клиенту и требуют погасить долг, а затем обращаются в суд.

То есть добросовестный заемщик, испытывающий временные финансовые затруднения, практически не получает поддержки у банка, ему чаще всего даже не предлагают пересмотреть условия кредита, если они ему не по силам. Таким образом когда-то добросовестный заемщик превращается в «злостного» неплательщика. Хотя на первом этапе решением проблемы должна быть именно реструктуризация кредита, что подразумевает уступки, на которые банк может пойти при возникновении у заемщика проблем со своевременным погашением ссуды.

Нельзя сказать, что реструктуризация не применяется вовсе. Однако действующий сегодня механизм реструктуризации основан на том, что банки лишь увеличивают срок кредита, а это автоматически повышает сумму к погашению, и такая реструктуризация не способна снизить бремя кредита для заемщика. Также банки используют реструктуризацию кредита для повышения процентной ставки, чтобы оправдать тем самым возрастающие риски, что опять-таки не решает проблемы будущих просрочек, а, наоборот, делает погашение кредита еще более непосильным. То есть создается впечатление, что банки, проводя реструктуризацию долга, исходят не из желания помочь клиенту справиться с трудностями, а из стремления извлечь дополнительную выгоду, что в корне обесценивает механизм реструктуризации.

Ведь в большинстве случаев клиент желает погасить долг, но столкнулся с временной проблемой, которая может быть вызвана потерей работы, снижением заработной платы или ситуацией, когда, получая кредит, клиент просто слишком оптимистично оценивал свои финансовые возможности. Во всех этих случаях банк мог бы пойти навстречу клиенту, разработав более эффективный подход к реструктуризации его долга, основанный на снижении долговой нагрузки, сопровождаемой увеличением гарантий погашения кредита. То есть взамен продления срока кредитного договора и пересмотра процентной ставки в сторону понижения, банк мог бы требовать внесения дополнительного обеспечения (пересмотра залога, предоставление поручительства других лиц и пр.). В этом случае реструктуризация была бы действительно эффективным инструментом урегулирования проблемы, устраивающим обе стороны. Клиент получит более выгодные условия кредита, а банк минимизирует риски неисполнения обязательств и сэкономит на резервах.

Однако сегодня банки вместо того, чтобы пойти навстречу клиенту и рассмотреть  возможность уступок, попросту избавляются от «балласта». Так уже в 1-м квартале 2015 года банки выставили на торги более 185 млрд. рублей проблемных кредитов, что в 5,7 раза больше показателя прошлого года. Следует отметить, что первый квартал традиционно характеризуется низким предложением проблемных кредитов для коллекторов, так как в основном банки передают их в конце года, стремясь «очистить» баланс. Поэтому наблюдаемое сегодня высокое стремление банков избавиться от плохих кредитов, передав их коллекторам, обусловлено острой проблемой ликвидности и нехватки капитала. Так как просроченные кредиты повышают расходы на формирование резервов, что отражается не только на прибыли, но и на капитале банка.

Для банков внедрение механизма индивидуальной работы по реструктуризации кредита с каждым клиентом кажется слишком затратным. Поэтому они должны разрабатывать системный подход к реструктуризации проблемных кредитов, который позволит решить проблему каждого индивидуального заемщика, при этом коллекторам будут передаваться  только действительно «злостные» неплательщики. Именно формирование методик работы по реструктуризации долга с каждой из групп заемщиков в рамках системного подхода позволит сократить удельные затраты на обслуживание одного кредита и окажет реальную помощь заемщику в обеспечении выполнения им своих обязательств.