Реальные доходы россиян (то есть доходы за вычетом обязательных платежей с поправкой на инфляцию) сокращаются, сообщил на днях Росстат. В марте этого года они уменьшились почти на 2% по сравнению с 2014-м, а в апреле – на 4%. Если учесть, что последний прирост этих доходов ведомство фиксировало в прошлом октябре, то приходится констатировать – они «подтаивают» шестой месяц подряд. И это не лучшим образом отражается на состоянии банковского сектора страны – увеличивается задолженность по кредитам, падают темпы роста вкладов. Не обходится и без неожиданностей.

Чек стал поскромнее, кофе – пожиже

По информации опять же Росстата, покупательная способность заработной платы россиян из-за повышения цен на потребительские товары и услуги упала в апреле этого года к апрелю предыдущего на 13,2%. Годовая инфляция к середине весны составила 16,4%, продукты же подорожали за год (с апреля-2014 по апрель-2015) сразу на 24,4%.

Опубликованные в середине мая данные исследовательского холдинга «Ромир» по среднему чеку логически поддерживают статистику официального ведомства: средний чек в апреле текущего года уменьшился по сравнению с мартом, составил 567 рублей (именно столько потратил среднестатистический российский горожанин за один поход в магазин). Снижение суммы – без малого на 4%. Специалисты холдинга отмечают, что чек «похудел» почти во всех регионах страны, исключение составляет лишь Северо-запад. «Видимо, благодаря активности питерских покупателей, которые в минувшем месяце даже немного увеличили свои единоразовые траты за один поход в магазин», – указывают авторы доклада и обращают внимание, что жители мегаполисов в целом не сильно сократили свои средние чеки – не то что потребители из небольших городов, решившие, судя по скромности их расходов, экономить.

Снизился, хотя и ненамного, в апреле и ежемесячно рассчитываемый «Ромиром» индекс «Кофе с молоком», он упал на 1,3% относительно мартовского показателя. Для расчета этого индекса в качестве базы берется динамика цен на товары, не являющиеся продуктами первой необходимости – кофе, молоко, бутилированную воду, шоколад, – и данные по объему их потребления. Таким образом, ингредиенты индекса «Кофе с молоком» являют собой набор «простых удовольствий», который фактически демонстрирует экономическую уверенность россиян. Как видно, и с незатейливыми гастрономическими радостями у нас стало чуть похуже.

Коллекторы порой настолько рьяно исполняют свой долг по взысканию долгов, что могут довести заемщика до депрессивного, а то и суицидального состояния.

Разумеется, эти проблемы не из разряда тех, что «подкрались незаметно», аналитики их прогнозировали загодя, учитывая политические и экономические процессы, протекающие в России и в мире в целом.

Так, в середине декабря прошлого года эксперты компании Hay Group опубликовали данные исследования, составленного на основе опросов 24 тыс. компаний. «Реальные зарплаты россиян в следующем году уменьшатся на 1,7%, тогда как во всем мире прогнозируется их рост по сравнению с 2014 годом, – заявили специалисты Hay Group. – На сокращение влияют высокая инфляция и отказ компаний повышать зарплаты».

Hay Group также спрашивала руководителей компаний о возможности индексации заработных плат. Большая часть топ-менеджеров отвечали, что этот вопрос будет рассматриваться. Что касается непосредственно банковского сектора, то примерно половина компаний заявляли, что не будут повышать зарплату сотрудникам в 2015 году.

Тогда же, в декабре 2014 года, обнародовал итоги своего исследования об индексации портал Superjob, опросивший 1000 российских HR-менеджеров. Согласно результатам интервью, только 12% компаний планировали в ближайшее время индексировать зарплаты сотрудников. Более 60% работодателей не намеревались делать этого, четверть респондентов затруднились с ответом.

Россияне крепки, но все равно грустят

Итак, негативные прогнозы сбываются с некоторой долей погрешности, а что же рядовые граждане, какова их реакция на точность предсказаний?

Тут нелишне отметить, что умение держать удар при экономических встрясках стало национальной чертой россиян. По крайней мере летом 2012 года, когда экономическая ситуация в Еврозоне была опасно шаткой из-за аутсайдеров ЕС – Греции и Испании, и это грозило обернуться проблемами для российских рынков, социологи и психологи отмечали отсутствие в обществе ярко выраженных упаднических настроений. Состояние жителей ряда стран Европы между тем можно было охарактеризовать как депрессивное. Специалисты объясняли это тем, что нам, как это ни странно звучит, хорошую службу сослужил дефолт 1998 года, другие внутренние кризисы меньшего масштаба и, наконец, экономический коллапс-2008 – испытания из разряда «Не убивают и делают сильнее». Кроме того, европейские проблемы многим казались чем-то далеким – нас не касается.

Однако закалка закалкой, но уже в начале этого года настроения россиян были далеко не радужными. В ходе январского опроса фонда «Общественное мнение» 45% граждан заявили, что за последние три месяца их материальное положение ухудшилось. Это самый высокий показатель за последние 15 лет, отмечают социологи. Цифры для сравнения – в 2012 году число ответивших так респондентов составляло 21%, в 2013-м – 24%, в 2014-м (в конце года) – 32%. Назвали свое материальное положение хорошим 7% опрошенных, плохим – 32%, средним – все, кто в остатке, то есть 6% от числа участников. Аналитики отмечали, что, по их наблюдениям, на точность ответов в немалой степени влияют не только объективные факторы, но и негативный информационный фон.

Долги по кредиткам стали для банкиров в какой-то степени сюрпризом, поделился с Bankir.Ru Павел Самиев, генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА».

Национальное агентство финансовых исследований (НАФИ) провело мониторинг материального положения россиян в апреле этого года. Итоги, опубликованные на сайте НАФИ, предсказуемы: нестабильная экономическая обстановка в стране привела к тому, что количество россиян с низкими доходами выросло с 18% до 25%. Этим людям хватает средств на питание, но покупать одежду им уже затруднительно. Их, по словам руководителя департамента исследований банковского сектора НАФИ Ирины Лобановой, отличает самый высокий уровень закредитованности. Многие из них фактически не могут обслуживать те кредиты, которые были оформлены в более благополучный для них период.

Долги наши тяжкие

Разумеется, и сокращение доходов россиян, и соответствующий эмоциональный фон в обществе не лучшим образом влияют на банковский сектор. Здесь связь настолько прямая, что ряд экспертов на просьбу о развернутом комментарии удивленно вскидывают брови: разве и так непонятно?

«Действительно, в банковском секторе ситуация сейчас не очень хорошая, – констатирует главный экономист МТС-банка Евгений Надоршин. – Что касается кредитов, то их обслуживание осложнилось из-за падения реальных доходов, из-за инфляции. И это создало в банковском секторе проблемы в виде роста просрочки. Это все очевидно».

Говоря о депозитах, эксперт отметил, что вышеуказанные экономические проблемы обусловили резкое понижение возможности граждан сберегать деньги на имеющихся счетах и открывать новые. «В апреле и в мае мы наблюдаем рост депозитов, но это, скорее всего, временное явление», – полагает Надоршин.

Генеральный директор «Фаст Финанс Система» Дмитрий Коршунов тоже связал падение реальных доходов и уменьшение активности граждан в качестве банковских клиентов. Однако при этом он считает, что снижение кредитования в первую очередь обусловлено не этим, а ростом ключевой ставки, вслед за которой поднялись проценты по займам. Большую роль, на его взгляд, сыграли также пиковые значения роста просрочки по кредитам, вследствие чего сами банки существенно ужесточили требования к клиентам.

Что говорят цифры? По данным компании «Секвойя кредит консолидейшн», 38% россиян испытывают сложности в регулярных платежах по кредитам из-за неожиданного и резкого падения достатка. А, как сообщил на днях в одном из интервью зампред Банка России Василий Поздышев, на 1 мая задолженность россиян перед банками достигла уже 10,8 трлн. рублей. По словам зампреда ЦБ, 3,6 трлн. из них – это ипотека, а свыше 6 трлн. – необеспеченные потребительские кредиты. При этом уровень просроченной задолженности по потребкредитам достиг отметки в 14,2%, а по ипотечным – 1,4%, конкретизировал зампред ЦБ.

Несколько ранее Объединенное кредитное бюро (ОКБ) обнародовало следующие данные: «На конец 1-го квартала 2015 года в портфелях банков находилось более 70,5 млн. активных кредитов общим объемом 12,62 трлн. рублей. Общий остаток ссудной задолженности составляет 8,86 трлн. рублей. Доля просроченных кредитов составила 17,6% от общего количества активных кредитов, из них 11,8% имеют просрочку платежа 90 и более дней».

По информации ОКБ, на одного заемщика в России приходится в среднем 1,8 кредита. 57% заемщиков имеют 1 действующий кредит, 25% – 2 кредита, 10% – 3 кредита, и по 4% заемщиков имеют 4 и 5 и более кредитов.

Примечательно, что за последний год резко увеличилось количество кредитных карт с просроченными долгами – их на начало мая насчитывалось порядка 3 млн. штук. В документе, подготовленном бюро, отмечается, что доля просроченных кредитов здесь составляет 15,8% от общего количества активных кредитов, из них почти 10% находятся в просрочке более 90 дней. В деньгах эта доля равна 22% от общего объема кредитов, то есть более 190 млрд. рублей.

Задолженность россиян перед банками достигла уже 10,8 трлн. рублей. 3,6 трлн. из них – это ипотека, а свыше 6 трлн. – необеспеченные потребительские кредиты.

Такой карточный долг стал для банкиров в какой-то степени сюрпризом, поделился с Bankir.Ru Павел Самиев, генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА». «Многие банки ожидали, что тут будет ситуация лучше, чем просто в потребкредитовании некарточном, а оказалось ухудшение сильнее», – сказал он, затем пояснив: считалось, что карточную продукцию выбирают люди из клиентской базы чуть более качественной, чем в некарточном кредитовании. Кроме того, год назад не было столь негативных прогнозов по экономической ситуации, а в итоге на рынке стало хуже, чем ожидали в целом в конъюнктуре.

Начальник управления пластиковых карт банка ВТБ24 Александр Бородкин отмечает: в настоящее время наблюдается уменьшение спроса на карты, если сравнивать с прошлым годом, – как на дебетовые, так и на кредитные. По его словам, снизились также объемы досрочных погашений задолженности по карте.

Так что банкиры теперь могут, подобно Цезарю, потрясенно обратившемуся к вероломному другу: «И ты, Брут?» – восклицать: «И вы, карты?»

Уроки кризиса будут усвоены

Разумеется, сегодня все участники рынка ищут пути решения проблем, обсуждают, в частности, как наладить работу с просроченными долгами, организовать взаимодействие кредитных и оценочных организаций, как развивать коллекторский рынок и так далее.

Кстати, о коллекторах – в последнее время стал особенно часто подниматься вопрос о важности регулирования их деятельности. Так, Елена Докучаева, президент «Секвойя Кредит Консолидейшн» на состоявшейся 22 мая ежегодной конференции «Управление проблемной задолженностью» заявила, что регулирование коллекторской деятельности крайне необходимо, первые шаги в этом направлении уже сделаны: с июля 2014 года действует закон о потребительском кредитовании, а с июля 2015 года вступает в силу закон о банкротстве физических лиц. «Возможно, в этом или в следующем году будет принят закон о коллекторской деятельности», – предположила Докучаева.

Пока же выдвигаются инициативы, связанные с упорядочиванием процедуры взыскания долгов. Например, Общероссийский народный фронт недавно предложил в ожидании нормативного акта принять так называемые точечные решения: запретить коллекторам, во-первых, звонить должникам более четырех раз в сутки, во-вторых, разглашать информацию о задолженности третьим лицам, в том числе руководству, коллегам, соседям.

Покупательная способность заработной платы россиян из-за повышения цен на потребительские товары и услуги упала в апреле этого года к апрелю предыдущего на 13,2%. Годовая инфляция к середине весны составила 16,4%, продукты же подорожали за год сразу на 24,4%.

Ведь, как показывает практика, коллекторы порой настолько рьяно исполняют свой долг по взысканию долгов, что могут довести заемщика до депрессивного, а то и суицидального состояния. Некоторые недобросовестные представители сообщества не гнушаются в прямом смысле слова телефонным терроризмом, когда количество звонков должнику превышает 40 в день, угрозами, передачей информации о долге другим людям.

Это необходимо искоренить, справедливо полагают общественники. Представители банков не спорят с ними, напоминают лишь, что заемщики обязаны перед подписанием договора с банком о кредите осознать степень своей финансовой ответственности, оценить свои возможности, поскольку экономические прогнозы большинства экспертов заставляют забыть о расслабленности. Например, Евгений Надоршин (МТС-банк) приоткрывает завесу будущего без особого оптимизма. По его мнению, пока нет оснований считать, что рост доходов возобновится, а значит, перспективы возможностей россиян формировать банковские депозиты, откладывать часть средств, весьма неоднозначны. «Я боюсь, что тренд в течение этого года в части привлечения средств населения будет неутешительным. Рост возможен, однако он будет небольшим», – сказал экономист. При столь высокой инфляции многие люди будут «проедать» тот резерв доходов, часть которого ранее шла на формирование банковских депозитов. Так что возможностей для формирования сбережений вообще и размещения их в банках в этом году будет мало. И это будет мешать развитию банковского сектора, резюмировал эксперт.

Дмитрий Коршунов («Фаст Финанс Система») более позитивен. «На мой взгляд, сейчас рынок начинает искать равновесие, – считает он. – И в будущем этот урок для банков и населения позволит избежать повторения ситуации».