Яков Миркин, председатель совета директоров Инвестиционной компании «Еврофинансы», профессорЯков Миркин,
председатель совета директоров
Инвестиционной компании «Еврофинансы», профессор

Чем должен заниматься центральный банк?

1. Созданием рыночной среды.

В банковской системе нарастают нерыночность, сверхконцентрация. 5 крупнейших банков в 2001 году – 42% банковских активов, в 2015 году – 54%. Эти 5 банков получили 70% кредитов Банка России. 20 крупнейших банков в 2001 году – 65% банковских активов, в 2015 году – 75%. Эти 20 банков получили 87% кредитов Банка России. Концентрация остатков средств на корсчетах в Московском регионе в 2001 году – 50–55%, в 2015 году – 80–85%. Банки, брокеры-дилеры, страховые компании исчезают со скоростью 8–10% в год. Все это – олигополия, огосударствление. Рыночные силы действовать не могут. Невозможность финансировать средний и мелкий бизнес, инновации, все то, что с высокими рисками.

2. Финансовым развитием.

По насыщенности деньгами, финансовыми инструментами и институтами Россия – 60–70 место в мире. Входим в четверть экономик с самым высоким уровнем процента. Четверть века двузначной инфляции, за исключением нескольких лет. 40–45% монетизации России в 2 раза меньше, чем в развитых экономиках. Не сопоставимы с Китаем (выше 180%) и другими странами, совершившими экономическое чудо (больше 100% монетизации при низком уровне инфляции). То же по насыщенности кредитами. Мелкая финансовая машина.

3. Снижением регулятивной нагрузки.

Ее не повышают во время кризиса, когда всем плохо, всем нужно выживать. В 2001 году Банк России принял 262 нормативных документа, в 2010 году – 285, в 2014 году – 602 документа. Банки и весь финансовый сектор – в убытке, но при этом – его еще и «очищают», резко увеличивают регулятивный пресс. В кризисные времена – расширенный перевод финансовых институтов на ручное управление, запреты на активы, прямое отсечение линий ликвидности – это их смерть. Хорошо известно, что в кризис экономика выживает во многом за счет расширения неформального сектора. Попытка создать «здоровый финансовый сектор» во время кризиса, когда всем плохо, когда риски зашкаливают – еще один способ пустить его на дно. Врач всего тебя изрезал, связал руки-ноги и велит: «Беги, а то отправляю в морг!».

4. Не процикличной, а противоцикличной денежной и кредитной политикой.

По данным Росстата, великая экономика России производит за месяц 1 трамвай, чуть больше 200 токарных станков. В год – 1 пальто на 140 человек, 1 платье на 20 женщин, 1 пару носков на человека. Падение производства по отдельным видам продукции – до 70 – 80%. Минус 152 млрд. рублей – это прибыль минус убыток организаций за январь по всей России. Это – убыток корпорации «Россия». «Обрабатывающие производства» – убыток в 506 млрд. рублей. «Транспорт» – убыток в 143 млрд. рублей. Эту экономику нужно глубоко лечить. Одна из причин – резкий рост процента, идущий от центрального банка, снижение монетизации (холодная денежная политика), сжатие кредита. К внешнему давлению – еще и внутренние ограничения роста. И, как следствие, взрывной рост рисков, вспышка инфляции, обвал рубля, бегство капитала. Политика центрального банка в кризис – дешевый кредит, отрицательный процент, кредитная помощь не только крупнейшим, но и средним и малым, за счет которых выживает экономика. Не публично, без рапортов, чтобы не свалиться в гиперинфляцию. Финансовый инженер придумает десятки способов, как сделать так, чтобы это не сопровождалось падением курса рубля. Плюс борьба с немонетарной инфляцией, которую никто не отменял и никто не ведет.

5. Стать «центральным банком развития».

Вести так называемую «денежно-промышленную политику». Не нами придумано. Это сделали все страны экономического чуда. Огромный международный опыт. «Государство развития», «ЦБ развития», «экономика развития». Огромный объем фундаментальных исследований. Нельзя изображать из себя Банк Франции или Банк Англии. Вместо этого – настраивать финансовый сектор на «финансовый форсаж», если бы мы хотели догоняющей модернизации и опережающего экономического роста. Так сделали все страны «экономического чуда». Техническое руководство, которое только что нами выпущено в ИМЭМО – «Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика».

6. Расширением вмешательства в финансовый сектор.

Но какого? Не попыткой создать румяных богатырей «по Базелю» в больной экономике и деформированном финансовом секторе. Эта задача – заведомо невыполнимая. А низким процентом, обильным кредитом, целевыми кредитными эмиссиями в приоритетные точки экономики (там, где быстрее растут и модернизируются), постоянно удерживаемым, умеренно низким валютным курсом, ростом монетизации, выращиванием конкурентной рыночной среды вместо концентрации в нескольких банках и упрощения финансовой системы. Расширяется использование административных инструментов. Потолки процента, лимиты процентной маржи, ограничения колебания валютного курса, лимиты рефинансирования. Это очень неприятно, но что делать, если «больной, исцели себя сам» – не работает уже четверть века. В международной практике это называется страшно – «репрессированная банковская система». По сути, это хирургическая операция в российских финансах, которые настолько деформированы, что рыночные силы не способны себя проявить. Все это – при снижающейся инфляции. Иначе можно еще четверть века ждать нормализации процента. При олигополии это не произойдет. После такой «хирургической операции», по мере финансового развития, на втором этапе – финансовая либерализация. Конечно все это на фоне низких налогов, низкого регулятивного бремени, промышленной политики, формирующей точки быстрого роста и всех других прелестей «экономического чуда».

7. Снижением рисков.

Все публичные действия центрального банка должны служить снижению рисков в экономике. Это – не теория. Практика 2013–2014 годов – обратная. На сильнейшее внешнее давление на финансовый сектор – отвечаем резким усилением внутреннего давления, прежде всего со стороны ЦБ, на финансовый сектор. Ответ – взрыв в ощущениях рисков и то, что называется банковский мисменеджмент. Финансовый инженер (а центральный банк – главный финансовый инженер в экономике) придумает десятки способов добиться цели хитро, не прямо, не объявляя об этом публично, не повышая ожидания рисков и не способствуя тем самым финансовым шокам и бегству капиталов.

Все это то, что нужно ожидать от центрального банка в падающей экономике, находящейся под сильным внешним давлением, если она собирается остаться рыночной, открытой и перейти в режим догоняющего роста и модернизации.

Страница автора в Фейсбуке: https://www.facebook.com/yamirkin.