Виталий Коваленко,
руководитель проекта
«БДМ. Банки и деловой мир»

Суть же его выступления — всей России не выжить без собственной стратегии развития в быстро меняющемся глобальном мире. И руководитель небольшого банка, живущий, что называется, «на земле», абсолютно с ним согласен.

Второй год битвы за Украину радикально преобразил нашу страну. Что-то очень важное неуловимо «щелкнуло» в жизни, и люди — ощутили себя другими. Не поехали, например, в Европу, а теперь, говорят, и вовсе заявок на загранпаспорта стало вдвое меньше. И «эффект Крыма», неожиданно мощный и все еще до конца не осмысленный, не устает поражать. Социологи недавно с удивлением сообщили, что 81% молодых россиян, оказывается, ни при каких условиях не собираются уезжать из страны. Давно ли студентка МГУ под телекамеру убеждала Владимира Путина, что выезд за рубеж — обязательный шаг к «успеху»? Теперь же, получается, что ее сверстники вдруг превратились в романтиков и стали воспринимать свой личный успех как часть общего. А значит — подавай им целиком успешную страну.

Задача буквально висит в воздухе. О ней говорят депутаты Думы — независимо от фракционной принадлежности, ее ждут в студенческих аудиториях, у станков и компьютеров. Рейтинг президента — подтверждение немыслимой прежде консолидации общества. Но одновременно и предостережение: за сделанное благодарны, однако ждём новых шагов. Напряжение становится почти физическим. И даже финансисты, люди профессионально закрытые, начинают выносить на трибуну то, о чем было принято говорить только в курилках. Понятно почему — это через них сегодня проходит разлом ожиданий.

Я согласен с Сергеем Карагановым: люди выводят деньги из страны, руководствуясь естественным желанием их сохранить, а вовсе не потому, что они не патриоты. Сам встречал навороченные джипы с надписью: «Спасибо деду за Победу!». Но нельзя не признать, что патриот, живущий «на два дома», — это нонсенс. Потому что одно дело — его личная позиция, и совсем другое — его инвестиционная логика. А именно эта логика и лежит в основе кривой долгосрочного спада нашей экономики, которую всеми ругаемый финансово-экономический блок выстроил задолго до санкций. В полном соответствии с этим прогнозом мы и продолжаем падение, а санкции его только ускорили. Ежу понятно, что при таком шизофреническом раздвоении у страны нет и не может быть никакой собственной стратегии развития.

Сегодня, однако, наступает момент истины: с кем вы, господа элита? Президент поставил вопрос ребром. И как всегда, Запад нам помог — на пальцах, буквально, показав на примере Украины, что происходит со страной, если ее государственность выстраивается на кулаках и подкулачниках, выражаясь советской терминологией. Ну, а уж «тихая расправа» над самым могущественным украинским олигархом Коломойским убедила, думаю, последних сомневающихся. Увы, но это факт — ни один человек не может ощущать себя в безопасности, если яйцо с заветной иголкой внутри он положил в американский банк.

Выбор, конечно, непрост. Но разве кто-то обещал, что будет легко? А главное, выбор этот, как мне кажется, уже сделан. Те, кто по-любому не собирался оставаться в родной стране, уже съехали или, как минимум, прикупили лондонскую недвижимость. А большинство останется, и некоторым из них, как Клименту Тимирязеву, надеюсь, поставят когда-нибудь памятник на столичных бульварах. Так что «философский пароход» не понадобится. Хватит и каботажного судна.

…В конце марта вся страна с тревогой следила за сообщениями с самого края нашей земли, где дерзкий преступник застрелил охранника и сбежал средь бела дня из автозака. По меркам совсем недавнего прошлого, он вполне мог скрыться, залечь «на дно» — не так уж далеко ушел Владивосток от «бандитского Петербурга». Однако погулять ему всего-то и удалось — двое суток. «Щелчок», что произошел в нашей жизни после Крыма, сплотил горожан, и они зажгли землю под ногами бандита, загнали его под самый чердак, где он и застрелился. Мог, конечно, и сдаться. Но реальный финал мне кажется более закономерным.