Сергей Крюков, председатель правления МСП-банка:

«2015 год будет сложным»

В нынешних условиях ситуация могла быть и хуже. На съезде АРБ прозвучали оптимистичные ноты и реальный трезвый взгляд на текущую ситуацию. В целом впечатления от съезда очень позитивные. Хорошо, когда эксперты сходятся во мнении, что поддержка малого и среднего предпринимательства должна быть ключевым направлением, а те институты, которые занимаются этим, получают особый статус – все это отрадно.

К озвученной Гарегином Ашотовичем Тосуняном инициативе относительно придания статуса института развития МСП-банку по аналогии с материнской организацией мы относится сдержанно. Очень опасно, когда пытаются включить особые режимы в жестко регулируемую систему. Банковская система как раз является жестко регулируемой, и это дает свои плоды. Та очистка банковской системы, которая происходит в последние годы, ее оздоровила. Банки стали более сильными.

Жизнь так устроена, что если где-то делаются какие-то послабления, разрешается по-другому смотреть на риски, то должен быть тот, кто заплатит за них в случае их реализации. Если это не надзорный орган, который такими мерами сдерживания пытается снизить риски, то все они переходят на акционера. Наш акционер – Внешэкономбанк – сам находится в достаточно сложной ситуации. Мы знаем проблемы по крупным инфраструктурным проектам, сочинские трудности и другие сложности, с которыми он сталкивается. Обещано нашему акционеру денег было много, а реально средств он получил крайне мало. Мы не хотим, чтобы дополнительные риски перекладывались на ВЭБ. Нам, конечно, хорошо: особый статус – это замечательно. Но мы не хотим перегружать Внешэкономбанк.

Если государство, принимая решение об особом статусе МСП-банка, дает ресурс из федерального бюджета, то это одна ситуация. Сейчас этот ресурс является бесплатным и безвозвратным, он может быть заменен на платный и возвратный через институт развития. Это даст возможность ВЭБу стать более устойчивым и ощущать поддержку со стороны государства. В свою очередь ВЭБ становится более устойчивым и позволяет брать большие риски по кредитованию сектора МСП, что, собственно, и требуется.

В чем интерес банков? В том, чтобы государство взяло на себя больший риск кредитования малого и среднего бизнеса, подставило еще большее «плечо». Наше «плечо» сегодня составляет порядка 2% рынка. Если еще большее плечо и еще больший процент риска забирает на себя институт развития, то это – правильный подход. Но если это не подкреплено финансовым ресурсом государства, то это неправильно, и отношение к такой инициативе у нас крайне сдержанное. Если соединить эти два механизма, скажем, поддержка государства через другие различные программы с кредитной поддержкой ВЭБа на платформе института развития – это абсолютно правильный подход, и такую инициативу мы поддерживаем. Именно она позволит увеличить «плечо» государства в финансовой поддержке бизнеса. Это один из вариантов реорганизации системы поддержки МСП. А другие подходы – они как раз перекладывают больше рисков на ВЭБ. Соответственно, при таких вариантах мы считаем, что сложившаяся форма бизнеса для нас является оптимальной. Взаимодействие с Центральным банком у нас носит позитивный характер. Напомню, что, когда ключевая ставка была поднята до 17%, наши программы рефинансирования портфеля сохранили ставку в 6,5%. Мы увеличиваем финансирование в ЦБ и до конца года планируем еще увеличить это направление на 30–40%. Сейчас это около 25 млрд. рублей. Сегодня председатель Центробанка говорила, что лимиты есть, они активно выбираются, имея в виду и нашу программу, но они, к сожалению, краткосрочные – до 1 года. Так что мы здесь крайне осторожно действуем, учитывая, что 85% нашего портфеля – это долгосрочные кредиты на 5 лет и больше. Мы закрыть краткосрочным ресурсом можем только часть этого портфеля, чем мы активно пользуемся и планируем до конца года увеличить рефинансирование в Банке России.

Также мы сейчас прорабатываем вопрос о рефинансировании кредитов не только коммерческим банкам, но и микрофинансовым организациям. Там будет существенно меньшая сумма. Но для нас важен сам инструмент – рефинансирование кредитов МФО – важное направление поддержки бизнеса.

…По моему мнению, 2015 год будет сложным. Трудно сказать, будет ли он тяжелее, чем 2014-й, но легче точно не будет. Наши партнеры в этих условиях могут рассчитывать на то, что размер поддержки не снизится – сейчас это почти 104 млрд. рублей. Приблизительно такую планку мы и будем держать в дальнейшем. Кроме того, мы разработали специальный продукт под названием «МСП антикризис». Он создан для усиления поддержки бизнеса. Есть инвестиционные проекты, которые наши банки-партнеры уже прокредитовали. Они вынуждены в сложившихся обстоятельствах повышать процентную ставку. Мы таким банкам говорим: если вы не будете ухудшать условия, если удлините срок кредитования, если измените валюту кредита, переведете его в рубли, то на этих условиях мы готовы вам кредит рефинансировать, дать под него наш льготный долгосрочный ресурс. Предлагать рынку «МСП антикризис» мы будем в зависимости от того, как он будет востребован.

Мы активно сотрудничаем с Агентством кредитных гарантий (АКГ). У нас даже есть примеры сделок, когда и мы, и АКГ выдаем свои гарантии и поручительства одновременно. Есть инвестиционные проекты, в которых мы по нашему гарантийному механизму для среднего бизнеса выдали гарантию, а другую часть риска частично закрывает АКГ. Очень положительный опыт сотрудничества, которое мы также планируем продолжать.

Артем Констандян, председатель правления Промсвязьбанка:

«Правильные меры надо применять в правильное время»

Со стороны Центробанка я вижу конструктивный подход к решению беспокоящих финансовые организации проблем. Я услышал на съезде АРБ несколько очень важных вещей.

Первое – ЦБ сказал, что временные послабления, которые ввел регулятор, останутся временными, но отменять свои решения ЦБ будет поступательно, а не все сразу. Об этом глава ЦБ Эльвира Набиуллина сказала даже два раза. Есть надежда, что в этом вопросе ЦБ прислушается к предложению Ассоциации российских банков выходить из программы ослабления требований к банкам медленно и плавно, стараясь не разрушать сложившееся равновесие на рынке.

Хочу отметить, что политика количественного смягчения, которую предлагает Центробанку ввести АРБ – это дискуссионный макроэкономический вопрос, и я не вижу ничего страшного в том, что позиции главы АРБ и председателя ЦБ по этому вопросу не сходятся.

Второе – из того, что сказал министр финансов Антон Силиуанов, мы поняли, что если спрос на ипотеку будет устойчивым, то программа субсидирования процентной ставки будет продолжена и расширена. Наши планы по ипотеке таковы: мы подали в программу заявку и принимаем, в свою очередь, заявки от желающих взять в нашем банке ипотечный кредит. Наш банк находится в списке тех банков, которым государство приняло решение выдать на докапитализацию сумму в 1 трлн. рублей. Но мы эти средства пока не только не получили, мы еще и не приняли окончательное решение, брать ли эти средства. Тем не менее, учитывая наши позиции в области работы с малым и средним бизнесом, мы уверены, что в области кредитования МСБ критерий наращивания портфеля на 1% в месяц нам не страшен, мы будем наращивать портфель даже более успешно.

Третье – дифференцированный подход к суммам отчислений банков в Систему страхования вкладов до сих пор обсуждается. Вопрос надо ставить так – всему свое время. В декабре 2014 года на рынке была не только нестабильность, а настоящая паника, и ситуация стабилизировалась лишь сейчас. И систему надо лишь укреплять, а не расшатывать. И любое ухудшение позиции вкладчика в этой обстановке недопустимо. Стабильность – это залог успеха в нашем бизнесе. Поэтому даже правильные меры надо применять в правильное время.

Дмитрий Олюнин, председатель правления Росбанка:

«Розничное кредитование пока не восстановилось от потрясений 2014 года»

Съезд АРБ всегда проходит в конструктивной и партнерской обстановке. За последние годы на этом мероприятии сложилась атмосфера диалога и взаимопонимания. И если по некоторым вопросам позиции регулятора и банковского сообщества расходятся, то мы эти разногласия честно и открыто обсуждаем, находим возможности для сближения позиций.

Съезд обсуждал возможность продления или непродления тех мер поддержки банковского сектора, которые были введены регулятором в конце прошлого года, расширение спектра государственного регулирования сектора, были затронуты проблемы розничного кредитования.

Мы ожиданием снижения учетной ставки Центробанка к концу апреля этого года, мы полагаем, что чем раньше это произойдет, тем лучше, но этот вопрос находится в компетенции совета директоров ЦБ, поэтому будем на него и уповать. Снижение ключевой ставки до 10% будет недостаточным, надо способствовать дальнейшему ее ускоренному снижению. Отмечая важную роль ЦБ в рефинансировании банковской системы, я призываю думать не только о его объемах, но и о его срочности.

Драйвером роста банков сейчас является корпоративное кредитование, в то время как розничное кредитование пока не восстановилось от потрясений 2014 года. Розничный сектор находится в состоянии коллапса, рост портфеля розничных кредитов негативный. В нынешних условиях целесообразно поддержать авторынок, в том числе – за счет распространения госпрограммы на сегмент подержанных машин, следует также расширить источники долгосрочного фондирования, обратить внимание на ипотеку. Еще одна наша рекомендация – перенести в электронный вид всю переписку банков с регуляторами и клиентами.

Алексей Саватюгин, президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств:

«Никакой катастрофы в 2015 году не будет: ситуация тяжелая, но рабочая»

У меня замечательные впечатления о съезде. Вообще, съезды АРБ, несмотря на вроде бы их формальный характер (любая ассоциация должна проводить ежегодные встречи), – это всегда событие. Причем независимо от ситуации в стране и в банковской системе. И когда все хорошо и все растет – это интересно. И когда стагнация или кризис – все равно интересно, потому что АРБ – это одна из немногих ассоциаций, которая на свои съезды может приглашать спикеров высшего уровня. Сегодня мы с интересом слушали доклады и главы Центрального банка, и министра финансов, и экспертов из профильных комитетов Госдумы и Совета Федерации. На съездах АРБ все ведущие банкиры могут сказать то, что они думают, причем публично. Таких событий не очень много у нас в стране, когда все ведущие банкиры и регуляторы могут на публике что-то сказать, а потом в кулуарах можно услышать их точку зрения подробнее, задать актуальные вопросы.

Некоторые предложения, которые озвучил Гарегин Ашотович Тосунян в своем докладе, я полностью поддерживаю, некоторые – считаю сложно реализуемыми. Скажу о спорных моментах. Например, присутствие представителей банковского сообщества на заседаниях совета директоров ЦБ РФ мне представляется маловероятным. Кроме того, при всем уважении к банковскому сообществу, я не считаю правильными вхождение представителей ассоциации в структуру надзора, даже с теми ограничениями, которые озвучил Гарегин Ашотович. Продуктивное взаимодействие и обратную связь можно наладить и другим образом. Скажем, в Центральном банке существует несколько экспертных и консультационных советов по разным направлениям. В них надо участвовать, их решения нужно серьезно обсуждать.

С моей точки зрения, к числу спорных инициатив относится и предложение о продлении льгот для банков. Я понимаю, почему банкирам хочется их продлить, так же как и представляю, почему Центробанку не хочется этого делать. Но это как раз легко моделируемый вопрос. Его экономические последствия можно легко просчитать, причем как в целом для системы, так и конкретно для каждого банка. Мне кажется, что это предложение еще недостаточно просчитано.

Что касается доклада ЦБ – всегда, когда выступает глава Центрального банка, доклад строится по одной схеме: макроэкономическая ситуация, описание положения дел с банковским надзором, принимаемые меры и планы на будущее. Традиции и в этот раз были соблюдены. Все, что говорила Эльвира Сахипзадовна Набиуллина, верно: со статистикой не поспоришь. Другое дело, что она больше говорила о прошлом, о том, что было сделано в прошлом году и в первом квартале 2015 года. Наверное, большинству присутствующих в зале было бы более интересно послушать о том, что планируется в дальнейшем. Конечно, такая позиция регулятора объяснима: ситуация в экономике настолько непредсказуемая, что давать обещания и делать долгосрочные предсказания мало кто решится. Пока я не встречал ни одного человека, который утверждал бы, что 2015 год будет легким. Однако по сравнению с катастрофическими сценариями, которые рассматривались в конце 2014 года, в докладах экспертов звучат ноты сдержанного оптимизма. По моему мнению, никакой катастрофы в 2015 году не будет: ситуация тяжелая, но рабочая.

Юрий Андресов, председатель правления банка «Хоум Кредит»:

«Сегодня люди взвешенно подходят к выбору банка для своих сбережений»

У меня остались очень позитивные впечатления от состоявшегося съезда АРБ. Я увидел, что представители государства и участники банковского рынка настроены на планомерную конструктивную работу по устранению негатива в экономике в целом и на банковском рынке в частности.

По всем оценкам, пик инфляции пройден в марте этого года. Сейчас стоимость нашей национальной валюты возвращается к своим справедливым значениям, инфляционные ожидания практически нивелированы. Уже на следующем заседании совета директоров Банка России будет рассмотрен вопрос о величине ключевой ставки. Мы надеемся, что в текущих условиях регулятор примет решение о ее дальнейшем снижении. К концу года, при отсутствии дополнительного негатива, можно ожидать, что ее величина будет составлять около 11% годовых.

Что касается изменений, предлагаемых в Систему страхования вкладов, то в целом люди сейчас достаточно взвешенно подходят к выбору банка для своих сбережений. Лидерами по объемам сбережений граждан являются только крупные устойчивые банки – на 15 крупнейших банков приходится примерно 2/3 рынка. С 1 июля 2015 года вступают в силу изменения в законодательстве, благодаря которым величина отчислений в фонд обязательного страхования вкладов будет зависеть от размера ставок. Кроме того, банковский надзор обладает всеми необходимыми ресурсами для недопущения излишне рискованной политики отдельных участников рынка. Поэтому мы поддерживаем позицию Центробанка о том, что в данный момент острой необходимости в реформе системы страхования нет.

Андрей Семенюк, заместитель генерального директора Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК)

«Программа субсидирования ипотеки даст толчок роста строительства жилья»

Программа субсидирования ипотеки будет продолжена и расширена, о чем сказал, выступая на съезде АРБ, министр финансов Антон Силуанов. И ни мы, ни Минфин и правда не ожидали, что спрос на ипотечные кредиты после того, как государство заявило о своей поддержке отрасли жилищного строительства через программу субсидирования ипотечной ставки, будет так велик. Мы уже видим, что банки начали выдавать кредиты по сниженной процентной ставке. Еще очень важно и то, что банки начали в рамках этой программы конкурировать между собой и предлагать ставки по ипотеке ниже заявленных государством 12% годовых. Еще один большой плюс этой программы в том, что в нее допущен очень широкий круг банков. Так крупные банки могут подавать заявки на получение денег из лимита Минфина напрямую в Минфин, а вот небольшие и средние банки могут работать через АИЖК. Поэтому мы считаем, что программа льготного кредитования будет работать во всех регионах России. В прошлом, 2014 году ипотечных кредитов было выдано на 1 трлн. 650 млрд. рублей. Из этой суммы, по нашим оценкам, на покупку жилья в новостройках пошло примерно 700 млрд. рублей. Получается, что программа субсидирования процентной ставки, под которую предусмотрено выделение 400 млрд. рублей, фактически закрывает половину прошлогоднего спроса на покупку жилья в новостройках. В рамках программы зафиксирована максимальная сумма кредита – 3,8 млн. рублей, поэтому я думаю, что программа будет успешно выполняться как в регионах, так и в Москве.

Что касается перспектив развития рынка ипотечных ценных бумаг, то могу сказать, что Центробанк уделяет этому сегменту облигационного рынка очень большое внимание. Под залог ипотечных облигаций банки могут привлекать ликвидность от ЦБ. И в прошлом году под программы реструктуризации ипотечных кредитов путем выпуска облигаций было профинансировано примерно 15% всех вновь выдаваемых кредитов. Несмотря на тяжелую ситуацию на финансовом рынке, в 2014 году объем выпуска ипотечных ценных бумаг был достаточно большим. Банки в своей массе уже научились работать с этими бумагами – как выпускать облигации, так и правильно ими распоряжаться. Об этом говорит и рост количества выпусков как отдельными банками, так и рост числа выпусков, когда по программе АИЖК несколько банков могут объединить пулы своих кредитов и выпускать облигации на платформе одного оригинатора. Особенно эта программа интересна для небольших банков, чей объем ипотечного портфеля невелик для организации выпуска полноценного облигационного займа.

Александр Мурычев, исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей:

«Промышленность ждет дешевых кредитов»

Выступления главы Центробанка и Минфина на съезде АРБ подтвердили все наши предположения о том, что макроэкономические условия в России стабилизировались. Поэтому ЦБ продолжит политику по снижению учетной ставки. Так мы в буквальном смысле услышали эксклюзив. Поэтому до съезда Центробанк на наши вопросы о том, когда будет снижена ставка, и произойдет ли это вообще когда-нибудь, предпочитал отмалчиваться. И мы не понимали, чего ждать – то ли ЦБ снизит учетную ставку, то ли поднимет. Теперь же мы четко понимаем, что на совете директоров ЦБ в конце апреля мы можем ждать снижения этой ставки – как минимум на 1 процентный пункт, а может быть, что это будет и 2 процентных пункта.

Бизнес просит Центробанк следовать за инфляцией – а она снижается, поэтом и ставка должна снижаться. В первой половине марта 2015 года рост инфляции составил 0,4%, цены на нефть стабилизировались, а курс рубля укрепляется. Эти три главных макроусловия свидетельствуют о том, что пора бы Банку России ставку опустить. Это нужно для банков, которые кредитуют, в первую очередь, промышленность. Рентабельность производства продукции в нашей промышленности – от 5% до 7%, и понятно, что при ставке по кредитам выше 15% никакое производство такие кредиты не потянет.

Теперь об идее реформы Системы страхования вкладов. За те 20 лет, что я работаю с банковским сектором, идея введения франшизы в страховании вкладов возникала неоднократно. Но в сегодняшних условия заострять внимание на ухудшении положения вкладчиков нельзя, поведение вкладчиков при принятии такого решения будет непредсказуемо. Люди снимут средства из банков, уйдут в валюту или будут хранить средства дома. Мы живем в России, надо смотреть на наши проблемы реально – человека надо защищать, не надо пытаться разбалансировать рынок, который складывался так долго и непросто.

Петр Ушанов, председатель правления банка «Российский кредит»:

«Интуитивно я чувствую, что позитивные изменения произойдут»

Мне очень понравилось выступление главы Ассоциации российский банков Гарегина Тосуняна, так как оно отражает те тенденции нашего сектора, которые на себе чувствует все наше сообщество, и которые разделяю я сам. Что касается выступления министра финансов Антона Силуанова, то для меня в его словах позитив заключается в том, что наш министр стал обосновывать свою позицию. Если смотреть на выступления представителей ЦБ и Минфина, то рационально – вроде бы ничего не изменилось в их словах, но интуитивно я чувствую некий позитив. Отрадно еще и то, что хотя бы какие-то позиции банковского сообщества наши регуляторы наконец-то услышали.

Выйти из кризиса теми методами, которыми мы в этот кризис вошли, не удастся. Поэтому те поблажки, которые дал на время регулятор банкам, это лишь подпорки для устойчивости нашей системы, а нам нужны качественные сдвиги. Да, положительную роль для поддержки сектора могут дать и операции РЕПО с Минфином, и выпуск новых государственных облигаций, но это лишь полумеры – отношение к банковскому сообществу регуляторов должно кардинально поменяться.

Что касается Системы страхования вкладов, то она у нас уже сложилась, и качественные изменения в нее вносить все же не стоит. Люди приходят в банк, который имеет лицензию на право работать с этими людьми и их средствами – и государство, и Банк России должен нести ответственность за то, что банку эта лицензия была дана.

Снижения ключевой ставки я ожидаю интуитивно, мое мнение не основывается на каких-то объективных процессах или словах наших регуляторов. Просто я считаю, что до осени учетная ставка будет снижена.

Павел Медведев, финансовый омбудсмен:
«Государство не должно перекладывать риски регулирования банков на население»

Я поддерживаю заявление главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной о том, что не стоит реформировать сложившуюся Систему страхования вкладов. Обратите внимание на тот факт, что она не предлагает менять систему и позже, она предлагает сначала изучить новую систему мониторинга ставок по вкладам, а лишь потом делать какие-то выводы о том, какова же у нас справедливая ставка по вкладам.

Что касается предложения реформировать страхование вкладов, то я хочу сказать, что ни в какой мере государство не должно перекладывать риски своего регулирования на население. Если Центробанк как регулятор «проспал» ухудшение положения в каком-то банке, то откуда же рядовой вкладчик узнает о проблемах банка? Странно ждать, что рядовой хирург перестанет заниматься своим делом, то есть оперировать людей, и станет изучать баланс банка – это рядовому гражданину, далекому от финансов, сделать нереально, далеко не всякий финансовый аналитик сумеет проанализировать банковский баланс. Сейчас только-только стабилизировалась ситуация с вкладами населения, поэтому любое изменение, да еще ухудшающее положение вкладчика, подействует на систему как взрыв – люди снова могут начать паниковать. Я против введения франшиз и всяких неполных выплат. Это касается и предложения компенсировать вкладчику 90% или даже меньше процентов от тела вклада или не страховать проценты по вкладу. Если человек понимает, что он полностью защищен и получит до копейки все свои средства – что бы с банком ни случилось – он не реагирует на слухи. Если же человек видит возможность хоть что-то потерять, то человек при любом негативном слухе бежит в банк и пытается из него средства забрать. И рождается цепная реакция – процесс становится неуправляемым. В 2004 году ничтожно маленький банк устроил нам полномасштабный банковский кризис. И из этого кризиса нам удалось выбраться благодаря решению главы ЦБ Сергея Игнатьева, который пошел смелым и нетрадиционным путем – волевым решением застраховал все вклады во всех банках страны на определенную дату – 1 июня 2004 года. И тем самым успокоил рынок. И нам надо пользоваться этим положительным опытом и далее.

Олег Баранов, управляющий партнер компании «Неофлекс»:

«Угол расхождения между чиновниками и бизнесменами очень велик»

Я слушал выступление руководства ЦБ и Минфина на съезде, а после выступления Антона Силуанова и Эльвиры Набиуллиной послушал и руководителей крупных частных банков. И понял, что взгляды на проблемы у регуляторов и бизнеса расходятся. Поэтому хотелось бы, чтобы градус угла расхождения во взглядах на проблемы финансовой системы у чиновников и бизнесменов все же становился меньше.

В кризис для многих ИТ-компаний, как и для банков, наступают непростые времена. А наша компания «Неофлекс» работает практически только с банковским сектором, наши клиенты – 40 банков из ТОП-10 банковских организаций страны. У нас есть программный продукт, который автоматизирует сбор обязательной отчетности для Центрального банка – «Неофлекс-репортинг». И, как ни странно, из-за ужесточения требований ЦБ к отчетности и оперативности ее предоставления эта программа пользуется большим спросом сейчас, в период кризиса, чем в предыдущие, более спокойные для банков годы. Это, с одной стороны, внушает оптимизм конкретно нашей компании, а с другой – мы же понимаем, что этот спрос рожден ужесточением требований регулятора к нашим клиентам. На руку ли увеличение регуляторной нагрузки всей банковской системе? Это очень спорный вопрос.

Светлана Егорова, председатель правления ДС-банка:

«Банки зависят от клиентов, поэтому меры, направленные на поддержание экономики, смогут помочь и банковской системе»

В наши дни такое событие, как съезд АРБ, актуально как никогда. Сегодня особенно сильно хочется услышать доклады коллег, понять позицию регулятора по важным вопросам, обменяться мнениями, пообщаться в кулуарах. Для нас, банкиров, это очень серьезное событие. На съезде АРБ всем участникам предоставляется возможность услышать системный анализ ситуации со стороны экспертов рынка, послушать точку зрения профессионалов из разных ведомств, обменяться вопросами, обсудить интересующие темы.

Важно, что осторожный оптимизм не потерян, что органами власти осознается стабильность банковской системы, что всеми ведомствами, в том числе и регулятором, предпринимаются меры для того, чтобы смягчить пути выходы из кризиса и не допустить серьезных потрясений – как в целом в российской экономике, так и в банковской системе. Для нас, работающих банкиров, существующая ключевая ставка – это серьезное испытание. Мы прекрасно понимаем, что реальному сектору экономики тяжело справляться с такой ставкой. Для финансовых институтов это означает сокращение кредитования, поэтому (думаю, что мои коллеги будут со мной согласны) все мы хотим увидеть постепенно возвращение ключевой ставки к прежним уровням.

И в этом смысле Гарегин Тосунян в своем докладе на съезде АРБ выразил концентрированное мнение банковского сообщества. Видно, что съезду предшествовала огромная работа – встречи и консультации с банкирами, сбор информации из всех регионов, из крупных, средних и небольших банков. В своем выступлении Гарегин Ашотович прекрасно обобщил все сегодняшние вопросы и проблемы, поэтому доклад был очень концентрированным и системным, комплексно отразил ключевые темы, обсуждаемые в профессиональном сообществе.

Эльвира Сахипзадовна Набиуллина несет на себе большой груз ответственности. В рамках той деятельности, которую осуществляет Центральный банк, ее позиция достаточно четко сформулирована. Главное для нас – понимать посыл регулятора, на каких основах следует работать, какие нормы и правила действуют. Ясность в поведении и действиях очень важна для рынка.

Все коллеги-банкиры, со своей стороны, сегодня предпринимают серьезные усилия, чтобы выйти из ситуации, когда банковская отрасль показывает не очень хорошие результаты деятельности. Озвученные ожидания прибыльности российского банковского сектора по итогам 2015 года – это выражение осторожного оптимизма. Сегодня еще рано рассуждать о том, каким будет для всех этот год, поскольку пока подведены итоги только первого квартала и предстоит еще много работы. Многое будет зависеть от внешней ситуации. Но для всех участников рынка важно повышение качества надзора. Уверена, что всем банкирам хотелось бы, чтобы преимущества на рынке получили именно добросовестные игроки. А не соответствующие требованиям банки были ограничены – не через отзыв лицензии, а рядом действенных инструментов надзора, которыми обладает Банк России. Это очень важно для кредитных организаций, потому что в условиях экономической неопределенности мы особенно четко замечаем, что в конкурентной борьбе выигрывают иногда те, то позволяют себе нерыночные, некорректные поступки. А в итоге, после публичного разбирательства, уже в обществе в целом происходит падение доверия ко всей банковской системе. Поэтому вопросы надзора как никогда актуальны.

Кроме того, Центральному банку, на мой взгляд, возможно, следует пересмотреть свой подход по жесткому отстаиванию и последовательному внедрению международных систем регулирования. В сложившихся условиях это не является панацей от всех проблем, о чем часто говорят эксперты.

Банки зависят от своих клиентов, поэтому меры, направленные на поддержание экономики, смогут помочь и банковской системе. К ним относится, к примеру, поддержка строительной отрасли, льготного автокредитования и ряд других инициатив.

Сергей Осипов, председатель правления Капитал-банка:

«Идея укрупнения банков не принесет пользу банковской системе»

На съезде АРБ подтвердилось то, что ожидали от Минфина и Центробанка многие банки, – мы услышали довольно позитивные заявления представителей регуляторов о стабилизации макроэкономики. Следом мы ждем снижения процентной ставки.

Программа ослабления регулирования в банковской системе на период кризиса была принята в такой момент, которому предшествовал довольно жесткий период, когда ЦБ свое регулятивное давление усиливал. Поэтому осенью 2014 года, когда программа ослабления была введена, и зимой этого года банки вздохнули чуть легче. Сейчас мы ждем, что надзор будет снова ужесточен, поэтому банкам надо четко понять свою тактику и стратегию с точки зрения правильного распределения активов и, конечно же, четко выстроить стратегию рисков.

Идея Минфина выпустить облигации с номиналом, индексированным на величину инфляции, не нова, то есть эта бумага – не изобретение России. Но, полагаю, что такие облигации будут пользоваться спросом, правда, сначала надо посмотреть, какую доходность по этим бумагам предложит рынку Минфин.

Что же касается идеи о пересмотре Системы страхования вкладов, то все же не надо забывать, что отзывы лицензий у банков, работающих с вкладами населения, – это тяжелое бремя для АСВ. Да и ЦБ не может контролировать положение дел во всех банках всей страны, поэтому все же вкладчик в той или иной мере должен нести ответственность за выбор банка для размещения в нем своих средств. Для этого и существует программа повышения финансовой грамотности населения нашей страны. Но небольшие коммерческие банки в борьбе за вклады населения должны будут придумывать какие-то новые идеи для привлечения клиентуры.

Есть еще идея о том, что мелкие и средние банки должны укрупняться – через объединения и слияния. Но я не уверен, что такая тенденция в целом пойдет на пользу банковскому сектору страны. Если взять регионы, то любому клиенту гораздо проще и понятнее работать не с представительством крупного банка из Москвы или с его филиалом, а со своим местным банком.

Снижение учетной ставки Центробанка на 1 процентный пункт не приведет к прямолинейному снижению ставки по выдаваемым кредитам – промышленности и населению – на тот же самый 1 процентный пункт. Банкиры – это люди, которым тоже надо уметь зарабатывать средства, и сначала надо будет просчитать доходность своего бизнеса в новых условиях.

Андрей Фомичев, член правления группы компаний ЦФТ:

«Бережное отношение, которое я наблюдаю на съезде к банкам разных форматов, оцениваю очень положительно»

Мне на съезде АРБ понравился сдержанный оптимизм в оценках. Это луч надежды для банковской отрасли. В прогнозах прослеживается следующая тенденция: 2015 год не будет простым, 2016-й окажется получше, а в 2017-м ожидается рост, хотя и сейчас уже констатируется, что банковский сектор России даже в довольно трудном 2014 году стал сильнее по целому ряду показателей, несмотря на все трудности. Неприятным моментом является то, что по результатам первого квартала 2015 года отечественный банковский сектор находится в убытке. Я думаю, что это связано с волатильностью курсов валют на бирже, – слишком большие валютные позиции были у банков на рынке.

Мы ИТ-компания, и состояние макроэкономических показателей нас, конечно же, интересует, но не так живо, как сами банки. Но мы в определенной степени зависимы от банковского сектора. Если банковский сектор чувствует себя хорошо, то хорошо себя чувствуют их партнеры. Именно тот общий настрой, который ощущается на съезде, дает некоторую надежду на лучшее и он нам очень нравится.

Важным является вопрос о числе банков в стране. В официальных докладах мы не наблюдаем каких-то негативных тенденций или ограничений, связанных со снижением количества банков и т.д. Не секрет, что региональные банки умеют работать с малым и средним бизнесом продуктивнее больших кредитных организаций. Они меньше по размеру и гораздо более гибкие в подходах к вопросам кредитования. Впрочем, дело даже не только в гибкости подходов – они лучше знают клиентов на местах. У них есть своя ниша в регионах, где они успешно конкурируют с федеральными финансовыми институтами. И то бережное отношение, которое я наблюдаю на съезде к банкам разных форматов, оцениваю очень положительно.

Со своей стороны ИТ-компании готовы облегчить работу банков. Скажем, всё необходимое программное обеспечение уже давно готово, включая электронную цифровую подпись и т.д. И можно сказать, что в настоящий момент целый ряд отраслей находится в переходном состоянии от бумажного документооборота к электронному. Он, кстати, и так уже во многом электронный. Уверен, что в самом ближайшем будущем финансовые компании смогут перевести до 95% обмена информацией в электронный режим.

Сегодня весь рынок переживает кризис. Но лично я согласен с точкой зрения, что в кризис сильные компании становятся сильнее, а слабые – слабее. ЦФТ по итогам 2014 года нарастил свой бизнес на 8%, а при наших объемах это очень высокий показатель. Мы по итогам 2013 года были одними из лидеров рынка, а 2014 год стал в чем-то даже прорывным для нас. В 2015 году наш рост продолжился. Кризис действует и на розничный рынок, и на сферу взаимодействия юридических лиц одинаково. В этот период работает единственный закон: покупают только надежные, проверенные решения. Часто люди используют принцип «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи». Решения ЦФТ в кризис пользуются спросом, особенно учитывая, что мы работаем на рынке высокопроизводительных банковских систем. У нас свое отличие и своя особая ниша. А поскольку банки укрупняются, консолидируются, это катализирует спрос на наши решения. Если говорить про ответ ЦФТ на вызовы времени, то у нас для банков существуют специальные антикризисные предложения. Мы развиваем целое направление аутсорсинга банковских систем. Оно позволяет сократить издержки на ИТ банков до 2,5 раз. Это не просто слова, а факты, доказанные на практике. У нас есть пример Экспобанка – бывший Барклайс банк, – который, перейдя на аутсорсинг ЦФТ, сократил свои расходы в 2,5 раза. На 40% сократил свои издержки перешедший к нам на аутсорсинг банк МФК. Ряд других кредитных организаций, которые находятся у нас на аутсорсинге, констатировали примерно те же цифры: издержки падали от 40% и больше в зависимости от ситуации. Последний банк, который перешел к нам на аутсорсинг – это Korea Exchange Bank, представляющий финансовый институт Южной Кореи. И в ближайшее время на стадии подписания находится еще ряд контрактов с небольшими и средними банками, которые будут переходить на аутсорсинг в ЦФТ. Мы активно предлагаем банкам данное решение – переход на аутсорсинг – и наблюдаем повышенный интерес к нему. Мы обладаем значительными ресурсами, которые могут помочь банкам быстрее выходить на рынок с какими-то новыми продуктами и активнее работать с клиентами.

Аутсорсинг усиливает не только ИТ-сервис и гарантирует бесперебойность работы, но и скорость выхода на рынок новых продуктов, что улучшает конкурентную позицию средних и малых банков и позволяет конкурировать с гигантами. В случае аутсорсинга они по ряду направлений могут приблизиться к крупным банкам и конкурировать с ними на равных. Брать на обслуживание можно не только комплексные банковские системы. ЦФТ предлагает в режиме аутсорсинга дистанционное банковское обслуживание, и мы активно развиваем процессинговое сотрудничество с Visa и MasterCard на базе нашего процессингового центра «КартСтандарт».
Но в целом по рынку ситуация иная. Мы видим, что рост ИТ-компаний существенно замедлился, и у многих даже отрицательные показатели. Я ожидаю, что подобная ситуация будет и к концу 2015 года. Картина будет пестрая: будет меньше тех, кто рос или показал обороты, близкие к нулю. Негативные последствия кризиса для ИТ-рынка очевидны даже на этом съезде: мы здесь не видим стенды многих компаний, которые посещали прошлые аналогичные мероприятия, поэтому в целом 2015 год для ИТ-рынка будет непростым.

Виталий Коваленко, генеральный директор проекта «Банки и деловой мир»:

«У находящихся зале и в президиуме людей совершенно разная жизнь»

Если описать впечатления от съезда АРБ коротко, то можно назвать все одним словом: скучно. У меня сложилось ощущение, что в этот раз мероприятие посетило гораздо меньше представителей банковского сообщества, чем в прошлые годы. Раньше все ждали выступление председателя Центрального банка. На многое не рассчитывали, но что-то значимое ожидали услышать. Традиционно ждали выступления представителей Минфина. А сейчас никто ни от кого ничего не ждет. Просто те, кто в зале, живут в одной плоскости, а те, кто в президиуме – в другой. Они не могут договориться не потому, что они упрямые, а потому что они не слышат и не понимают друг друга. Тем, кто в президиуме, нужно, чтобы цифры сошлись правильно. А те, кто внизу – им нужно разбираться с заемщиками, со своими клиентами физическими и юридическими лицами, с теми, кто брал кредит и сейчас оказался в принципиально иной ситуации. А в президиуме такие детали никого не интересуют. В этом суть расхождения. У находящихся зале и в президиуме людей совершенно разная жизнь. Миры этих людей не пересекаются.

Выступающие на съезде эксперты заявили, что была выделена господдержка банковской системе и ее получили целых 4 банка. Извините, но 4 банка – это далеко не вся банковская система. Вот пример того, что разговор идет на разных языках. Но не нужно думать, что раз у нас такие проблемы в коммуникации, то мы кризис не преодолеем. Страна преодолеет. Вопрос только в цене этого преодоления…

Гарегин Ашотович Тосунян в своем докладе предложил вполне здравые меры. Он вспомнил и «Стратегию 2010», и «Стратегию 2020» – это все правильные документы. Они и тогда были правильные, и сейчас хорошие, но только не реализуются никак. Эти документы в результате с жизнью тоже мало связаны.

Флюр Галямов, председатель правления Башкомснаббанка, депутат Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан:

«Глава Центробанка понимает наши надежды»

На съезде АРБ мне все понравилось. Перед аудиторией выступил серьезный состав экспертов – и из Центрального банка, и из Минфина, и из Совета Федерации, и из Госдумы. Ответы, которые мы получили от них, вселяют определенную уверенность. Мы увидели, что у министерства финансов взгляд на происходящие события взвешенный, в чем-то даже оптимистичный, особенно – в отношении дальнейшего развития банковской системы. Эльвира Сахипзадовна Набиуллина также ответила на все поставленные вопросы. Ее взгляд на дальнейшее развитие также можно охарактеризовать как сдержанно-оптимистичный. Вся банковская отрасль, мы все должны аккуратно и консервативно двигаться вперед.

Гарегин Ашотович Тосунян очень хорошо сказал в своем выступлении, что у каждого из банкиров есть своя точка зрения на происходящее. Мы, банкиры, хотим больше денег и подешевле. Глава Центробанка понимает наши надежды и в своем докладе дала понять, что тренд на снижение ключевой ставки сохранится. Она будет постепенно уменьшаться, в зависимости от инфляции и других показателей финансовой системы. Будем идти к этой цели.

Что касается перспектив, то они для кредитных организаций будут разными. Часть банков покажут прибыль по итогам 2015 года, часть – нет. Но в целом текущий год будет сложным для всех. Основной вызов для банков заключается в росте просрочки, которая еще увеличится к концу года. Лично я очень сдержанно смотрю в будущее. Мне кажется, что в течение ближайших 8–9 месяцев большинство кредитных организаций будут ощущать трудности в работе. Конечно, у каждого банка есть антикризисная программа. У нас она тоже есть, и мы уверены, что разработанный нами план действий позволит преодолеть все проблемы.

Александр Генцис, руководитель комитета по развитию бизнеса в России компании «Диасофт»:

«Ситуация на рынке совершенно рабочая»

XXVI съезд АРБ – событие очень своевременное. Понятно, что все ждали докладов первых лиц – председателя Центрального банка и министра финансов. Мне кажется, что выступления добавили определенного спокойствия атмосфере мероприятия. Понятно, что внутри у банкиров определенное беспокойство накопилось, и внешняя среда не располагает к созерцанию. Но вид председателя Центрального банка, который демонстрирует уверенность в своих силах и контроль за ситуацией, добавляет в некотором смысле общего спокойствия системе. Каждый после услышанных здесь заявлений должен рассчитывать на себя и делать то, что он должен делать в этих условиях. Еще 4–5 месяцев назад общая атмосфера в банковской системе была значительно тревожнее, чем сегодня, тогда проявились риски, воздействие которых к настоящему моменту снижается.

В нашей стране все люди, которые самостоятельно делают бизнес, в первую очередь рассчитывают сами на себя. Для них самое главное – это «считать сигнал», понять, что будет происходить во внешней среде. Будет ли внешняя среда ухудшаться, будет ли она нейтральной, или она будет улучшаться? Мне кажется, что признаков того, что внешняя среда будет ухудшаться, на этом съезде точно не проявилось. Наоборот, можно отметить сдержанный оптимизм, который проскальзывал в выступлениях ряда экспертов, их надежду на будущее улучшение положения дел в отрасли. Это добавляет сил и уверенности в том, что мы пройдем через текущие трудности и выйдем из кризиса еще более сильными, опытными и профессиональными.

Я и сам не считаю сегодняшнюю ситуацию слишком мрачной. В 2008 году я встречал значительно более пессимистичные оценки происходящего. Настроения экспертов были значительно более тревожными. Сегодня я ощущаю сосредоточенность банковского сообщества, напряжение, профессиональную включенность в процесс. Ситуация похожа на описанную в известном анекдоте: «Да, ужас. Но ведь не ужас-ужас».

Наша компания, в отличие от всей ИТ-индустрии, практически не ощущает негативного влияния кризиса. Количество точек присутствия финансовой сферы в экономике в целом не сильно уменьшается. Даже если происходят отзывы лицензий или какие-то санации – они происходят с теми финансовыми организациями, которые занимают незначительную долю на рынке и не способны в силу своего размера повлиять на финансовый сектор. Если серьезные кредитные учреждения попадают в трудную ситуацию, то они, как правило, санируются и сохраняют количество точек своего присутствия. Соответственно, востребованность в финансовых услугах в стране сохраняется, как и потребность в их автоматизации. Банкирам нужно придумывать новые шаги, им нужно конкурировать на более сложном рынке, и понятно, что в современных условиях это можно делать только с ИТ. Как ИТ-компания, мы видим, что ситуация на рынке совершенно рабочая. По итогам 2014 года наш объем бизнеса увеличился, и у нас серьезные планы на дальнейшее развитие в 2015 году.

Наша компания готова предоставить своим банкам-партнерам решение, способное дать ответ на вызовы последнего времени. Мы последовательно продвигаем на рынок концепцию компонентной автоматизации, то есть идея заключается в том, чтобы автоматизировать те части и блоки, которые существенно влияют на бизнес именно сейчас. Не входить в огромные, длительные проекты, которые требуют больших материальных вложений, а разделить задачу на блоки, как говорится, «слона есть по частям». Под этим есть очень серьезная фундаментальная и технологическая основы. Мы видим сейчас по количеству проектов, которые открываем в банках, что эта концепция стала завоевывать все больше поклонников. Она, по сути, является антикризисной, поскольку можно быстро автоматизировать ту часть бизнеса, которая может дальше показать ощутимый рост, получить первый результат в привязке к тому результату, который уже был до этого. Не нужно ничего ломать, не нужно ничего менять, не нужно тратить деньги нецелевым образом.

Такая концепция была разработана не случайно. Мы целое поколение программных продуктов выпустили для этого – концепция заложена внутрь наших решений. Те банки, которые работают с нами, это чувствуют, видят и могут в этом смысле поделиться опытом с другими. Мы готовы давать рынку то, что он ищет, быстро и за относительно разумный бюджет. Мы чувствуем себя партнерами банков и финансовую свою политику строим таким образом, чтобы банки могли себе позволить пройти через этот кризис с нашими ИТ-решениями и выйти из него более сильными. Цена сейчас является одним из важных факторов принятия решения для наших клиентов. Мы готовы обсуждать и этот вопрос тоже. Мы с оптимизмом смотрим на 2015 год и видим большие возможности.

Сергей Бурцев, председатель правления Челябинвестбанка:

«Хотелось бы услышать больше информации о тех мерах, которые формируют инвестиционный климат и стимулируют развитие кредитования в малых и средних банках»

Предложения, которые Гарегин Тосунян озвучил в своем докладе, в частности, о необходимости перехода от практики отзыва лицензий к санациям, о необходимости усиления мер по поддержке банковской системы, о продлении льгот, я считаю правильными. Я придерживаюсь мнения, что к настоящему моменту, когда большинство лицензий недобросовестных банков уже отозвали, наиболее частой мерой со стороны регулятора будет именно санация банков. Что касается отмены льгот, то в любом случае, эта мера немного корректирует отчетность банков, но реально ничего не меняет. Эти льготы – не столько льготы, сколько модификация текущей отчетности. Многие банки, которые находились в хорошем положении, этими льготами не воспользовались. Но не хочется, чтобы банкиры, чрезмерно долго пользуясь льготами, пребывали в уверенности, что у них все нормально по балансу. Сегодня вопрос стоит не столько в сохранении льгот, сколько в их своевременной отмене.

В части общей поддержки банковской системы хотелось бы сделать акцент не только на развитии финансовой отрасли в целом, а подчеркнуть важность появления дополнительных стимулов для развития малых и средних банков. Хотелось бы, чтобы крупнейшие банки, которые и так имели большой размер капитала, не получали дополнительные преимущества. В российское законодательство часто вносятся изменения в части ужесточения по капиталу, по ликвидности, по всем ключевым параметрам. Естественно, что страдают, в первую очередь, малые и средние банки. К примеру, некоторые банки не могут давать гарантии по 44-ФЗ. Малые банки, хотя они сами на себя берут риск, все равно не имеют возможности выдавать гарантии. Некоторые банки «отрезаны» от кредитования оборотных предприятий. Никто не говорит о размещении средств оборонных предприятий на счетах малых банков. Но ведь некоторые банки не могут даже кредиты выдать тем оборонным предприятиям, которые в этих банках 20 лет обслуживались. Аналогичные трудности возникают при размещении средств негосударственных пенсионных фондов, накопительной части пенсии – постоянно идет ужесточение, постоянно вносятся изменения и корректировки в части требований по рейтингам международных агентств.

Хочется, чтобы работа с банками шла не только по линии ужесточения регулирования и создания приоритетных условий для крупных банков, но и по линии симметричной поддержки всей банковской системе, чтобы малые и средние банки могли поддерживать малый и средний бизнес. В докладе Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной хотелось бы услышать побольше информации о тех мерах, которые формируют инвестиционный климат и стимулируют развитие кредитования в малых и средних банках. Малым и средним банкам должно быть интересно кредитовать. Сегодня ситуация выглядит следующим образом: крупным банкам деньги дадут, их капитализируют, вольют государственные средства, и они обеспечат прирост кредитной задолженности. Но это тупиковый путь развития, потому что в рыночных условиях все банки должны развиваться, брать ресурсы с открытого рынка и направлять их в кредиты. Причем направлять средства в кредиты должно быть выгодно всем.

Сегодня эту проблему никто не решает. Все сосредоточены на антикризисных мерах, но в основном они также реализуются через крупные банки. На словах все утверждают, что готовы поддерживать малый бизнес, но продолжают создавать условия для монополизации рынка. То же самое происходит в банковской системе…

Для банка, имеющего хорошую бизнес-модель, 2015 год может быть успешным. На данный момент планируется, что общая прибыль отечественной банковской системы по итогам текущего года составит 100 млрд. рублей. Это раз в 10 меньше, чем в прошлом году, поэтому в целом для отрасли по финансовым результатам год будет сложным. Но это не означает, что у всех банков будет одинаковая ситуация. Все зависит от бизнес-модели конкретных кредитных организаций.

Степан Читипаховян, председатель правления Трансстройбанка:

«Любой клиент вправе купить тот финансовый инструмент, какой он пожелает»

Наши проблемы носят кратковременный характер, и мы надеемся, что в долгосрочной перспективе все российские трудности и проблемы преодолимы. Что же касается новых предложений Минфина и о проведении операций РЕПО с Минфином, и о выпуске новых облигационных займов с номиналом, который будет индексирован на размер инфляции, то сначала надо посмотреть условия этих новшеств, так как дьявол, как известно, кроется в деталях. Рынок сейчас реагирует по-разному на новые возможности и продукты, кто-то из банков предпочитает рискованные стратегии своего развития, кто-то предпочитает не рисковать. Лично я считаю, что слишком много риска банк на себя брать не должен, и все финансовые инструменты должны быть хорошо структурированы, а риск и доходность должны быть правильно сбалансированы. Инвестор должен понимать, во что он размещает свои средства. А если пока неясна ставка по продукту, то и рассуждать о его привлекательности рано.

В ожидании снижения ключевой ставки ЦБ падает и доходность по вкладам граждан в банках, то есть стоимость ресурсов снижается. Значит, надо ждать и удешевления стоимости рублевого ресурса для кредитования промышленности.

В отношении регулирования ставок в коммерческих банках по вкладам населения со стороны ЦБ я считаю, что на рынке должен быть различный уровень предложения – как продуктов, так и ставок по этим продуктам. Любой клиент вправе купить тот финансовый инструмент, какой он пожелает. Другое дело, что далеко не все люди в нашей стране имеют финансовое образование и умеют читать балансы банков, поэтому клиенту нужно предлагать широкой спектр продуктов – и одновременно возможность выбора. А рынок сам отрегулирует ставки. У каждого банка есть свои плюсы и минусы, но Система страхования вкладов – это огромный плюс всему банкингу, потому что воспитывает в гражданах доверие к банкам. Я считаю, что сумму вклада, застрахованного в банке, нужно увеличивать. Кроме того, я могу сказать, что я не люблю точечные решения каких-то проблем – решения регулятора и законодателей должны быть системные – симметричные для всех.

Борис Эндреев, президент Ассоциации банков Кабардино-Балкарской Республики:

«Если поддерживать, то нужно это делать симметрично в отношении всех банков – и малых, и средних, и крупных»

Съезд АРБ прошел в деловой обстановке. Обсуждались пути выхода из кризиса. Сегодня только усилиями правительства или товаропроизводителей этот вопрос решить невозможно. Его можно решить только совместными усилиями. Банки, предприятия, правительство, государство – мы все вместе должны приложить максимум усилий для того, чтобы ответить на вызовы времени.

Проблемы в экономике возникли из-за внешних факторов, но большую роль сыграли и внутренние трудности. Нам в корне нужно сегодня пересмотреть всю экономическую составляющую нашей системы. Мы должны дать больше приоритета малому и среднему бизнесу. Именно этот сегмент является сегодня локомотивом, который может вытащить нашу экономику из застойного состояния. Что для этого нужно? Мы сегодня и на уровне правительства, и на уровне государства говорим о поддержке МСБ. В регионах проводятся определенные мероприятия по поддержке предпринимателей: предоставляются субсидии, выделяются средства. Но главное – создать мотивирующую обстановку для бизнесменов и резко сократить давление на малый и средний бизнес.

Государственная поддержка сегодня направлена на крупные банки, имеющие миллиардные капиталы, но ни одного слова не сказано о малых и средних региональных банках. А именно они сегодня являются главной опорой малого и среднего бизнеса в регионах. Страна становится сильной и богатой, когда ее регионы становятся сильными и богатыми. Пока регионы слабы – центр стать сильным не сможет. Мы должны развиваться, поддерживая друг друга. Но ни на съезде, ни в ходе других мероприятий не было сказано, что именно малые и средние банки будут поддерживаться. Даже в выступлении руководителя Центрального банка было заявлено, что надзор будет усиливаться и требования ко всем участникам рынка будут одинаковыми. То есть фактически банки, получившие миллиардную поддержку, и те, кто стремится выжить в регионах, находятся в одинаковых условиях. Я считаю, что это неправильно. Если поддерживать, то нужно это делать симметрично в отношении всех банков – и малых, и средних, и крупных.

В декабре 2015 года, когда возникли проблемы в финансовой системе страны, мы были на приеме у Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной. И мы видели, как она оперативно вместе с правительством решала те проблемы, которые возникли в экономике. Просьбы, которые мы ей тогда высказали, она услышала и многие вопросы решила. Я думаю, что благодаря тому, что были приняты действенные меры, банковская система не рухнула, и экономика сегодня находится в относительно стабильном состоянии.

Однако сегодня большим тормозом являются те структуры, которые являются контролирующими органами. Знаете, когда я уезжал на съезд АРБ, к нам приехала пожарная инспекция. После того, как в Татарстане сгорел торговый центр, к бизнесу такие жесткие требования по этой части предъявляются, что их даже как-то охарактеризовать сложно. Предприятиям только для того, чтобы выполнить эти требования, нужно миллионные средства вложить в системы пожаротушения. Зачем, если где-то произошел несчастный случай, резко усиливать нагрузку на экономику в целом? Контролирующие органы должны отслеживать, чтобы разумные требования по технике безопасности соблюдались. Но если где-то что-то случилось, то это не означает, что теперь всем следует выкладывать огромные средства и решать проблемы, с которыми многие организации никогда не столкнутся. Имеющиеся сбережения лучше направить на развитие экономики…

Галина Хаустова, президент банка «Тамбовкредит»:

«Регулятор слышит о проблемах банковского сообщества»

Мне понравилось на съезде АРБ то, что регулятор слышит проблемы банковского сообщества, понимает, в каких непростых условиях живут сейчас банки. Радостно, что ключевая ставка будет снижаться, что рубль стабилизируется. Но проблемы остаются, и банкиры об этих проблемах говорят – например, о положении Центробанка № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности». Беспокоят нас и вопросы фондирования, так как в моменты кризисов государственные корпорации, да и просто крупные компании сами уходят в госбанки на обслуживание и стараются увести за собой своих партнеров. Это сдерживает развитие малых и средних банков, отток средств из них сказывается на развитии кредитования, малые и средние банки ощущают нехватку ресурсов.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина озвучила на съезде, что ЦБ слышит тот факт, что малые и средние банки нуждаются в поддержке. Рада, что ЦБ готов к диалогу. Хочу еще отметить и тот факт, что малые и средние банки всегда были более устойчивы к кризисам, чем банки крупные, так как не зависят от курса валюты и от внешних заимствований.

Часто можно услышать мнение о том, что ЦБ при проведении операций РЕПО кредитует только крупные банки, но мы сами пользовались возможностью получить средства в ЦБ под залог наших активов, кредитного портфеля первой категории качества. Сейчас мы обходимся своими ресурсами, но возможность снова обратиться за помощью в ЦБ у нас сохраняется.