Не успели граждане толком ощутить все прелести двукратного увеличения госгарантий по вкладам (до 1,4 млн. рублей), как снова на государственном уровне заговорили о разделении рисков между государством и вкладчиками. В первую очередь обсуждается введение франшизы – чтобы гарантировался возврат не всей суммы, а ее части (например, 90%).

Все новое – это хорошо забытое старое. Франшиза действовала в 2007 году. Тогда Агентство по страхованию вкладов (АСВ) возвращало 100% суммы, не превышающей 100 тыс. рублей, плюс – 90% части вклада, превышающего 100-тысячный порог. Но в совокупности вкладчик на тот момент мог получить в рамках компенсации не более 400 тыс. рублей.

Эту ступенчатую систему расчетов в дальнейшем отменили. Долгие годы обсуждали повышение максимальной суммы страховки, которая «застопорилась» на отметке в 700 тыс. рублей. Год за годом ждали увеличение хотя бы до 1 млн. И вот несколько месяцев назад, наконец, свершилось: вкладчикам стали гарантировать возврат целых 1,4 млн. рублей, причем на 100%.

Естественно, повышение страховой суммы в два раза не порадовало госбанки. Безусловно, для них в данном случае – чем хуже, тем лучше. Чем меньше гарантий у вкладчиков, тем больше денег перетечет в самые устойчивые банки страны. А для госбанков пассивы от населения явно не будут лишними, особенно в условиях санкций с Запада.

Но кажется мне, что должна быть какая-то последовательность действий в этом вопросе. Если приняли решение поднять до 1,4 млн., то как-то странно тут же «отнимать» у вкладчиков 10%. Теоретически франшизу вернуть можно (а затем – опять отменить?), но только не трогать уже утвержденные 1,4 млн. Пусть уж на них клиенты банков рассчитывают 100-процентно. А то, что сверх – пожалуйста, можно «резать». Это было бы, по крайней мере, более справедливо. Совокупную максимальную сумму, конечно, потребовалось бы повысить еще – скажем, до 2 млн. И здесь можно возразить: фонд АСВ не резиновый, а ситуация с его достаточностью далека от идеала. Но придется как-то выкручиваться. Иначе получится, что только дали населению депозитную уверенность в пределах почти полутора миллиона, как сразу вселили в людей сомнение.

Возможный механизм распределения риска между государством и вкладчиками обсуждается, другая идея – компенсировать только «тело» вклада без процентов. Вспоминается фраза Ипполита из фильма «Ирония судьбы»: «Не мелочитесь, Наденька». Да и в техническом исполнении возникнут проблемы. Что делать, к примеру, с капитализацией процентов, которые могут присоединяться к тому самому «телу» вклада хоть каждый месяц? Запретить банкам предлагать клиентам эту опцию?

В целом, на мой взгляд, эффект от государственных гарантий в данной ситуации может быть именно тогда, когда они 100-процентные. Другие варианты лишь взбудоражат и так взволнованных кризисным информационным фоном частных лиц. Поэтому, принимая то или иное решение относительно рисков вкладчиков, важно четко определиться – какой результат планируется получить. В конечном счете, все участники системы страхования в свое время были туда приняты, проходили долгий отбор. А способов воздействия на кредитные организации, которые по тем или иным причинам перестали внушать доверие, у регулятора и так немало.