В 2009 году российские банки испытали первый дискомфорт от кредитного бума – возникла угроза «кризиса неплатежей». Плохие долги абсорбировались в следующем витке кредитования – в 2010–2012 годах.

В 2013 году регулятор заявил о необходимости «охладить» кредитный ритейл.

В 2014 году девальвация рубля нанесла очередной удар по кредитному рынку, превратила в форс-мажор валютные кредиты, а вслед за этим повышение ключевой ставки опустило шлагбаум на массовой кредитной рознице.

И вот – эмоциональная точка. Градус интереса россиян к кредитам остывал с 2008 года и окончательно остыл недавно. По данным опроса портала  Superjob, количество одобряющих кредиты россиян за восемь лет истории массового кредитования сократилось более чем в два раза – с почти 50% до 20%. Количество трудоспособных россиян, пользовавшихся кредитами в течение последнего полугода, согласно опросу, составляет около трети, и, как гласит релиз портала, «лишь немногие из них отзываются об этой банковской услуге положительно». Только каждый пятый из опрошенных считает кредит хорошей возможностью для приобретений и решения каких-то финансовых задач. Около 60% считают кредит дорогой в финансовую кабалу.

Ситуация с валютными ипотечными заемщиками, которые уже полгода не получают от властей явного ответа, как будет решена проблема валютной ипотеки, добавляет свое в волну кредитного отрицания, охватившего страну.

С одной стороны – это плюс. При следующем витке развития кредитного рынка станет меньше оголтело бросающихся в долги россиян, безумных приобретений в долг всевозможных материальных «радостей», уменьшатся размеры приобретаемых автомобилей и метраж приобретаемых телевизоров. Следующая, третья волна заемщиков, очевидно, будет аккуратнее, осмотрительнее и скромнее двух предыдущих – 2005–2007 и 2010–2013 годов.

С другой – риск обратной крайности и все издержки для банкинга и потребительского рынка, с этим связанные.

Проблема усугубляется тем, что именно на кредитные «хотелки» до сих пор и опирался банковский ритейл. И за минувшие десять лет российского кредитного бума не было сделано ничего, чтобы отформатировать рынок и сделать его более «аккуратным» на случай экономических форс-мажоров. Рынок развивался по принципу «И так сойдет». Или – «пипл хавает».

Справедливости ради надо отметить, что кое-что было сделано. Заработал скоринг – не тот, который по абстрактным баллам выявлял соответствие заемщика некоему образу, сформированному в умах банковских аналитиков, а настоящий, основанный на обращении банков в БКИ. Появился институт финансового омбудсмена. Закон о потребительском кредите, почти десятилетие пылившийся в парламентских папках, был принят и хотя бы номинально обозначил некие «вешки».

Однако несделанного – намного больше.

Институт финансового омбудсмена так и не стал официальным, признанным государством, остается чем-то «кустарным». Этот проект так и мусолится в коридорах – судят и рядят, как делать, «под кого» делать и т.п.

Нет ограничений по валютному кредитованию – печальный опыт Венгрии и Польши не стал поводом заранее подстелить соломку. Впрочем, возможно, массовое банкротство валютных ипотечников заставит, наконец, этим заняться. У нас ведь некоторые правила тушения пожаров вводят после пожаров. Во всяком случае, планку страхования вкладов повышают только когда «горит».

Не создан банк «плохих долгов» – во время «пожара» 2008 года бурно обсуждали, обсуждали, да и позабыли – до следующего возгорания. Соответственно, вирус «плохих долгов» так и дремлет в кредитных портфелях банков.

Не вошел в практику институт личного банкротства – уж больно «антинародным» казался депутатам законопроект на сей счет, поэтому «народ» оставался без внятной процедуры на случай личного финансового дефолта.

Не отрегулирована сфера взыскания долгов, в итоге то ли коллекторы могут творить, что хотят, то ли сбор долгов – дело незаконное, а посему – кредитные риски выше, а посему – ставки по кредитам еще выше. Зато не осталось, пожалуй, ни одной телекомпании в стране, которая не порадовала бы публику сюжетом о том, как зондеркоманды коллекторов доводят россиян до самоубийства и выкидывают из квартир немощных стариков и малых детей. И что примечательно – с этим все согласны. Народу нравится такой «дуализм» идей – пусть Киев гасит долги за газ (вот ведь жулики!), и пусть коллекторы и банкиры не пристают к нам с долгами по кредитам (вот ведь негодяи!).

Трудно сказать, что будет сделано на этом пожаре. Может быть – очередные полумеры. Может, наконец, государство воспользуется «кризисной паузой» для приведения правил игры на рынке кредитной розницы к окончательной ясности.

Но пока – кредитное разочарование. И у тех, кто брал кредиты. И у тех, кто давал их. Впрочем, это, видимо, не проблема. Сейчас не до кредитов. Потому что кризис, и так все плохо. А потом будет не до правил. Потому что бум, и так все хорошо. Так и живем.