- Анатолий Геннадьевич, позади очередная встреча банкиров с руководством Центробанка в пансионате «Бор». Прислушался ли Центробанк к соображениям, которые высказали участники рынка? И идет ли регулятор этим пожеланиям навстречу?

- Несколько предложений, которые выносила на обсуждение ассоциация, Банк России уже реализовал – в конце 2014 года. Это связано с дерегулированием банковской системы, с временным снижением требований к банкам со стороны регулятора. Я хочу отметить, что 90% из наших предложений ЦБ учел.

- Каких сторон работы банков это коснулось в первую очередь?

- Прежде всего – формирования резервов на возможные потери по ссудам, переоценки ценных бумаг и валютной переоценки. Курс валюты зафиксирован на 1 октября 2014 года, на эту же дату зафиксирована оценка рейтинговых агентств при оценке вложений банков в ценные бумаги эмитентов России. Также ценные бумаги оцениваются по той стоимости, которую они имели на ту же дату – 1 октября 2014 года. Это предохраняет от рисков возникновения маржин-коллов по тем кредитным средствам, для получения которых банки использовали эти ценные бумаги. ЦБ пошел на снижение коэффициентов риска по тем активам, которые он принимает от банков как обеспечение при проведении операций РЕПО. Это решение дало банкам возможность спокойно работать в это непростое для рынка время.

- Но, несмотря на такое решение, введение требований Базеля III все же не будет отложено?

- Введение требований Базеля в 2015 году – это одна из тех мер, в переносе срока которых нам навстречу Центробанк не пошел. Вернее, регулятор нам пошел навстречу в вопросе о переносе сроков расчета норматива ликвидности. Здесь ЦБ передвинул сроки реализации с 1 января на 1 июля 2015 года. А потом срок был и вовсе перенесен на 1 января 2016 года. Но, полагаю, этот срок может быть еще отложен.

А вот в вопросе оценки капитала и требований к капиталу кредитных организаций Центробанк нам не пошел навстречу. И я думаю, что это сделано из тактических соображений, поскольку Россия является подписантом международных соглашений. И ЦБ таким образом дал сигнал международному сообществу о том, что регулятор последовательно идет по пути реализации подписанных соглашений и не отступает от них.

Но при этом есть некоторые смягчения, которые вводит ЦБ для того, чтобы компенсировать банкам ту потерю капитала, которая будет вызвана введением требований Базеля.

- Есть ли какие-то иные источники фондирования банков, кроме операций РЕПО с Центробанком, оживился ли этот рынок к весне 2015 года?

- Минфин размещает в крупнейших банках свои временно свободные средства на депозиты. Несмотря на то, что получают эти деньги только крупные банки, ликвидность все же через них потихоньку растекается по банковскому древу и попадает в реальный сектор экономики. В этом есть и минус – клиенты понимают, что государство выделяет особую группу среди банков, это дает определенный сигнал клиентам банков, и они переходят на обслуживание из малых и средних банков в банки с госучастием.

- Какие вопросы предполагается рассмотреть на 17-й всероссийской конференции «Банковская система России: новые вызовы и решения»?

- Первый вызов – это ухудшающаяся макроэкономическая ситуация в стране. И связанное с этим ухудшение платежеспособности заемщиков и снижение качества кредитных портфелей банков. Это, в свою очередь, влечет за собой повышенные отчисления в резервы банков на потери по ссудам и приводит к снижению доходности банковского сектора, к снижению сумм тех налогов, которые банки платят в бюджет. Банки и так по итогам января 2015 года впервые за много лет показали отрицательный результат по доходности. Правда, если из этой оценки убрать санируемые банки, в которых сформированы резервы на потери по ссудам на 100% под все кредиты, то будет небольшой плюс – 10 млрд. рублей доходов.

Да, резервы необходимы. Это те подушки безопасности, которые в благоприятные годы будут ослаблены, и они принесут большую прибыль и самим банкам, и бюджету. Но нам нужны и другие механизмы поддержки банковской системы.

Одним из наиболее тревожных признаков ухудшения условий банковской деятельности является снижение финансового результата и рентабельности проводимых операций, рост числа убыточных кредитных организаций. Тем самым подрываются возможности органического роста российского банкинга на основе рекапитализации части прибыли, доформирования в случае необходимости резервов на возможные потери по ссудам и ценным бумагам. Со второй половины 2014 года в большинстве банков продолжает ухудшаться ситуация с пополнением и поддержанием ликвидности.

Поэтому сегодня вновь актуальны меры, направленные на обеспечение ликвидности. Мы считаем, что надо вернуться к поднятой в 2009 году теме создания банка «плохих долгов»; такой институт мог бы разгрузить балансы кредитных организаций. Необходимо изыскать возможности для увеличения фондирования АИЖК и МСП-Банка – сегодня именно они выступают в качестве основных институтов развития на рынках ипотеки и кредитования малого и среднего бизнеса. Надо поддержать развитие Агентства кредитных гарантий; расширить круг кредитных организаций, имеющих доступ к средствам государственных и муниципальных органов и компаний; внести необходимые изменения в нормативные правовые акты, исключающие требование о наличии у кредитных организаций международных рейтингов при допуске к ресурсам государственных и муниципальных органов, а также компаний с госучастием.

Кроме того, надо ускорить введение страхования инструмента сберегательных сертификатов; расширить права ЦБ в части возможностей рефинансировать банки и ввести налоговые льготы при инвестировании доходов как самих кредитных организаций, так и их собственников в капитал банков, а также стимулирующие размещение в банки амнистированных «офшорных капиталов». Это стимулирует собственников рекапитализировать прибыль и создаст реальные предпосылки для реализации выдвинутой президентом России идеи амнистии капиталов.

- Одним из механизмов обеспечения ликвидности может считаться программа докапитализации. Как участниками АРБР была воспринята программа докапитализации российских банков, о которой объявлено в январе 2015 года?

- Программа докапитализации банков на сумму в 1 трлн. рублей за счет инвестирования в капиталы кредитных организаций облигаций федерального займа (ОФЗ) была объявлена в конце января 2015 года. Важным аспектом является то, что требования программы к тем банкам, которые смогут получить средства, практически исключают возможности участия в программе региональных банков. Так АСВ определило условия, на которых российские банки смогут докапитализироваться за счет ОФЗ. Условия включают наличие капитала в размере не менее 25 млрд. рублей, а это практически только банки с госучастием и немногие крупные московские банки. Всего их было отобрано 27.

Сейчас из общей суммы в 1 трлн. рублей банки выбрали 870 млн. рублей, и есть основания полагать, что оставшуюся сумму в 130 млн. рублей все же получат региональные банки. Мы считаем, что должны быть подпитаны средствами малые и средние банки, не обязательно региональные, есть же и московские небольшие банки, активно работающие в регионах, кредитующие малый и средний бизнес. Их, может быть, всего 5 или 10. Но они имеют широкую региональную сеть и хорошую крепкую клиентуру.

- Почему важно, чтобы в программе участвовали представители небольших региональных банков?

- Вспомните последнее послание президента России Владимира Путина к Федеральному собранию. Оно практически все было о работе в России малого и среднего бизнеса, а вот малый и средний бизнес в России кредитуют практически только небольшие банки. Потому что у больших госбанков и интересы другие – кому-то же надо кредитовать крупные компании, да и ставки для кредитов сектора МСБ – выше, и подход более жесткий. Сегодня у всех банков России затруднен доступ к кредитным ресурсам, а у небольших банков – особенно. И вот так получается, что давно ожидаемая программа лишает их и доступа к капиталу. Это же несправедливо. Очень важно расширить число участников программ капитализации банков, для того, в первую очередь, чтобы у клиентов банков была возможность выбора кредитной организации.

Быть может, на поддержку малых и средних банков будет выделено не 130 млн. рублей, а даже больше. Потому что есть сигналы, что некоторые банки из числа 27 отобранных в программу докапитализации с помощью ОФЗ, могут от этих средств отказаться. Условия участия в программе для банков оказались довольно тяжелыми, многие банки банально не хотят «залезать в кабалу» особого надзора. Кроме того, в программе есть четкое указание – наращивать кредитный портфель на 1% в месяц. А зачем банку его наращивать, если у него нет четкого понимания, что он будет доходным? Сложный вопрос.

Мы в АРБР получаем письма о том, что банки озабочены решением государства ограничить число участников программы лишь крупными банками. Обращаются банки Новосибирска, Владивостока, Краснодара, Челябинска.

- Что ассоциация намерена делать для решения вопроса?

- Мы намерены обратиться в правительство, Центробанк и Агентство по страхованию вкладов, так как программа будет проходить под патронажем АСВ.

Кроме программы докапитализации мы рассчитываем, что программа поддержки проектного финансирования все же будет запущена, чтобы средства на поддержку таких проектов перетекали из крупных банков в средние и мелкие. Мы также надеемся, что заработает программа гарантий Агентства по кредитным гарантиям. И этими совместными усилиями негативные вызовы в экономике для банков будут преодолены.

Мы рассчитываем и на рост инвестиций в реальный сектор экономики. Рост объема инвестиций, увы, у нас пока на текущий момент отрицательный, и, на наш взгляд, это вина правительства. После Олимпиады в Сочи у нас очень мало проектов, которые бы поддерживались государством. Объем государственных инвестиций в 2015 году сократился, и это повлияло на макроэкономику в целом. Даже подготовка к чемпионату мира по футболу по своему объему – дело гораздо менее масштабное, чем Олимпиада. И к тому же нам хотелось бы строить не только стадионы, но и инфраструктуру – например, дороги, отсутствием которых так славится Россия.