Страхование заемщиков давно практикуется банками, а в условиях ужесточения регулирования, снижения маржи и роста рисков интерес кредитных организаций к продаже страховых полисов естественным образом растет. Речь идет не только о снижении рисков для банка, но и дополнительном доходе – комиссионном: страховая премия, которую платит клиент, распределяется между банком и страховщиком.

Интерес заемщиков к этой услуге я бы назвал неоднозначным, тем более что ментальность россиян в целом к страхованию каких-либо рисков адаптируется умеренными темпами. И если, к примеру, в полезности автострахования многие уже неоднократно убедились на собственном опыте, то такие вещи, как страхование жизни или риска потери работы до сих пор у многих граждан вызывают недоумение и непонимание. Мол, умирать я не собираюсь, да и с работой вроде все в порядке… То есть эти риски, в отличие от автомобильных, многим людям кажутся призрачными, а страховка от них – пустой тратой денег.

Но по мере развития кризиса, падения доходов, сокращения сотрудников и резкого роста  числа резюме на одну вакансию популярность страхования от потери работы стала возрастать. Особенно тогда, когда человек собирается взять на себя финансовые обязательства. Банкам, развивающим потребительское кредитование, эта ситуация на руку. И сейчас можно говорить о том, что доля клиентов, оформляющих необеспеченные займы со страховкой, сопоставима с долей заемщиков, которые покупку этих полисов игнорируют (при беззалоговых кредитах страхование – дело добровольное).

Но теперь начинается другая история. Страховщики почувствовали неладное, и уже есть первые кардинальные решения, когда крупная страховая компания приостанавливает продажи полисов от потери работы, объясняя это «тревожной ситуацией на рынке труда».

Не думаю, что именно так будут поступать другие страховщики, развивающие это направление. Предполагаю, что решиться на полный отказ от продажи таких полисов можно лишь тогда, когда ранее компания слишком сильно увлекалась этим видом страхования, и теперь риски убыточности стали зашкаливать. Если же доля таких страховок в общем портфеле умеренная, то можно будет обойтись без экстренных мер. Тем более что страховщики зачастую предлагают клиентам страховку от потери работы не в чистом виде, а в рамках пакета услуг, в который входят и другие риски.

А вот повышения тарифов, то есть страховых премий, скорее всего, не избежать, поскольку предпосылки действительно заставляют задуматься: количество обращений у страховщиков именно по риску потери работы за последние месяцы возросло многократно. И в сухом остатке это повлечет за собой удорожание полной стоимости кредитов – тех, которые оформляются со страховкой. А нужно учитывать, что и при текущих тарифах страховка является немалым «довеском» к кредитной ставке. Да, заемщик может от страховки отказаться вовсе, но тогда ставка по кредиту изначально окажется существенно выше – это уже фактически закон.

Кто виноват в очередном кредитном «сюрпризе»? Кризис. Что делать? Разве что ждать. К тому же, и без учета страховки сегодня ставки по кредитам даже в самых консервативных банках глаз не радуют, да и в принципе взять ссуду стало намного сложнее. Банки уже перестраивают бизнес-модели, понимая, что кредитование сегодня не может являться локомотивом. А заядлым заемщикам приходится мириться с тем, что теперь пришло время думать о погашении взятого ранее и о накоплении хоть каких-то сбережений.

Кстати, любопытно, что, по данным Росстата, в январе 2015 года уровень безработицы в России составил 5,5%, а годом ранее в этом же месяце она была немного выше – 5,6%. Выходит, по статистическим данным никакой катастрофы на рынке труда пока нет. Но есть статистика, а есть суровая правда жизни.