В последние три месяца слово «Центробанк» мало кто произносит без эмоций. На классические российские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» кто-то с уверенностью отвечает, объявляя происходящее результатом «заговора ЦБ» и негативно интерпретируя воздействие Центробанка на российский рынок.

Свои вопросы задает и банковское сообщество, рассчитывая получить хотя бы некоторые ответы на традиционной встрече в Бору.

На протяжении пяти лет, с 2010 по 2015 годы, на портале Bankir.Ru регулярно проводились опросы, целью которых было выяснить отношение банковского сообщества к политике в сфере банковского надзора и регулирования.

Как изменились оценки работы Центробанка по итогам опросов портала Bankir.Ru за последние годы, можно увидеть в таблице «Оценка работы Центробанка по 5-балльной шкале».

Оценка работы Центробанка по 5-балльной шкале (в % от количества опрошенных)

Оценка Март 2011 Октябрь 2012 Февраль 2013 Октябрь 2013 Март 2014 Январь 2015
1 10,7 10,6 6,7 16,5 10,5 19,9
2 20,3 19,6 5,7 22,4 15,9 21,3
3 45,2 54 28 39 35,7 34
4 18,6 12,7 28,3 12 19,5 12,8
5 5,2 3 11,6 4,1 4,4 5,7
Источник: опросы аудитории Bankir.Ru за 2011–2015 годы.

На сегодня деятельностью ЦБ недовольны около 41% опрошенных (оценили работу регулятора на «двойку» и даже «единицу»). Треть опрошенных (34%) считают ее удовлетворительной, 18,5% поставили Банку России оценки «хорошо» и «отлично».

На выходе экономики из прошлого кризиса, в начале 2011 года, около половины респондентов (45,2%) считали деятельность ЦБ удовлетворительной, а 23,5 % одобряли и поддерживали.

В феврале 2013 года почти 40% аудитории Bankir.Ru оценивали работу ЦБ на «хорошо» и «отлично». И лишь 12,4% давали негативные оценки.

Тем не менее в контексте оценок воздействия на финансовый рынок различных государственных организаций Центробанк по-прежнему воспринимается банковским сообществом как самая эффективная организация.

Государственные организации, наиболее позитивно и профессионально воздействующие на банковский рынок России (в % от количества опрошенных)

Организация Февраль 2010 Март 2011 Июнь 2012 Октябрь 2012 Октябрь 2013 Январь 2015
Центробанк 56,4 53,6 71,2 66,5 55,7 17,6
Министерство финансов России 10,3 14,5 21,4 34,5 33,3 5,4
Министерство Экономического развития России - 7,5 9,22 9 13 7,7
Федеральная антимонопольная служба - 12,7 11,4 9,3 17,3 2
Росфинмониторинг 7,4 8,1 10,3 8,4 - -
Роспотребнадзор 3,6 9 7 6,9 16,3 4
Государственная Дума 2,1 1,4 7,7 - 6,2 3,7
Агентство по страхованию вкладов - 16,2 - 11,9 20,5 16,5
Агентство по ипотечному жилищному кредитованию - 11,9 - 4,3 8,1 4
Агентство реструктуризации ипотечного жилищного кредитования - 3,2 - 1,5 - -
Источник: опросы аудитории Bankir.Ru за 2010–2015 годы.

В феврале 2010 года наиболее профессиональное и позитивное влияние ЦБ подтверждали 56,4% респондентов. К октябрю 2012 года почти две трети (66,5%) опрошенных считали деятельность Центрального банка профессиональной и позитивно влияющей на банковский рынок России. 2014 год резко изменил эти оценки, что явно отразилось в итогах опроса за январь 2015 года. В настоящий момент 17,6% опрошенных считают ЦБ структурой, оказывающей на рынок позитивное воздействие.

Резко снизилась также оценка позитивного влияния Министерства финансов России: с максимума в 34,5% в октябре 2012 года до 7,7% в январе 2015 года. Снизилась и оценка благотворного влияния на рынок Государственной Думы: сейчас позитивно его оценивают лишь 3,7% опрошенных.

Довольно высокие оценки получает Агентство по страхованию вкладов, сейчас она сравнима с оценкой воздействия со стороны Центробанка: в январе 2015 года позитивность воздействия АСВ на финансовый рынок отметили 16,5% респондентов.

Результаты опросов комментируют

Людмила Коваленко, главный редактор журнала «Банки и деловой мир»:

Нет ничего удивительного в том, что оценка деятельности ЦБ, мягко говоря, не слишком высока. Этому можно привести довольно много объяснений, я же остановлюсь на нескольких.

Политика ЦБ – ставка на «крупняк» и огосударствление банковской системы (а именно такие выводы можно сделать из действий регулятора) – не может не тревожить бОльшую часть банковской системы, в том числе и те банки, которые априори предназначены «на убой» (только потому, что они небольшие – придумать же причину для отзыва лицензии при существующей нормативной базе достаточно просто). Создается впечатление, что ЦБ, как, впрочем, и монетарные власти в целом, не заинтересованы в развитии полноценного рынка и добросовестной конкуренции.

Эта политика, кроме всего прочего, свидетельствует о нежелании (или неспособности, что еще хуже) ЦБ видеть ту роль, которую сектор играет в общей ткани экономики в целом, а в регионах – в частности. На первое место выходят формальные показатели, не принимается во внимание значение того или иного банка для экономической стабильности регионов. Между тем в ряде случаев местный банк среднего размера является системообразующим для региона, области, города.

Кадровая «перетряска» 2013–2014 годов привела к снижению компетентности ряда сотрудников надзора (по отзывам представителей банковского сообщества) и падению их профессионального авторитета среди «поднадзорных».

Действия ЦБ в декабре 2014 – январе 2015 года, по мнению участников рынка, спровоцировали панику, отток и переток вкладов, активизацию валютных спекуляций и т.д. и т.п.

Не единожды те или иные публичные заявления некоторых руководителей ЦБ провоцировали турбулентность на рынке. Во многом на совести регулятора – паралич рынка межбанковского кредитования.

Банковский рынок зарегулирован до предела, причем «гайки закручиваются» всё туже.

Самое главное: такое впечатление, что регулятор предпринимает те или иные действия, не только не просчитывая, но даже не задумываясь о тех последствиях, которые эти действия могут оказать как на банковскую систему, так и на реальный сектор экономики.

Справедливости ради стоит отметить и то, что время от времени ЦБ пытается как-то исправлять допущенные ошибки и недочеты. К сожалению, чаще всего это полумеры или шаги, предпринятые с большим запозданием. В качестве пожелания: хотелось бы, чтобы ЦБ прислушивался к мнению как участников рынка, так и профессиональных сообществ, аккумулирующих это мнение. Пока, похоже, большинство предложений уходит в пустоту.

Елизавета Белугина, руководитель аналитического отдела международной брокерской компании FBS:

Участники рынка теряют доверие к Банку России, все меньше веря, что регулятор работает на поддержание финансовой стабильности. Напротив, сначала резкое повышение процентной ставки до 17% в декабре, а затем ее снижение в последнюю пятницу января до 15% говорят о том, что Центральный Банк подвергается сильному давлению со стороны Кремля. «Сорвавшаяся с цепи» инфляция, отпущенный в крайне бурное плавание рубль, серьезные проблемы банковского сектора – создается впечатление, что отсутствие четкого курса у главного банка страны еще больше усугубляет ту сложную ситуацию, в которой оказались национальная экономика и финансовая система.

Григорий Аветов, директор Школы бизнеса «Синергия»:

Отрицательная динамика в оценке деятельности Центрального банка связана с высокой активностью и частой цитируемостью ЦБ в СМИ. При этом сама активность объективно не оказывает негативного воздействия на рынок. Но на фоне общего положения, в котором мы находимся сейчас, популярных и однозначных решений у ЦБ быть не может. Следовательно, любое решение будет заведомо непопулярным и неоднозначным.

Далее включается социальная динамика: появляются эксперты с резко негативными оценками. Критиковать ЦБ сейчас легко, так как предпосылок достаточно. Вслед за критикой экспертного сообщества формируется общественное мнение. Важно понимать, что объективно действия ЦБ могут быть проанализированы хотя бы через несколько месяцев, когда будет точная статистика и результаты. Но почва сейчас такая, что можно «рубить сплеча» и рассчитывать, что критическая оценка будет ближе к правде.

Если ЦБ опубликует четкую стратегию действий, ему удастся сгладить негативную динамику, а эксперты получат более надежную основу для оценок и рекомендаций. Но сейчас геополитика полностью доминирует над экономикой, и я не уверен, что в данных условиях ЦБ предпримет этот шаг.

Павел Самиев, генеральный директор рейтингового агентства РА «Эксперт»:

В 2008–2009 годах ситуация была очень сложная, во многом похожая на то, что мы видим сейчас: заморозка кредитования, проблемы с ликвидностью, резкое ухудшение качества активов. Некоторые крупные и мелкие банки лишались лицензии и не могли отвечать по своим обязательствам. Но многие банкиры тогда отмечали, вспоминали об этом и после, что Центральный Банк очень оперативно создал комплексный, масштабный пакет антикризисных мер, который был очень хорошо воспринят финансовым сообществом. Мы часто слышали от банкиров: «Если бы не ЦБ, все было бы значительно хуже».

Что касается сегодняшней негативной оценки банками деятельности ЦБ, тому вижу три причины. 

Первая: у ЦБ появилась более или менее внятная антикризисная позиция лишь в самом конце 2014 года, когда ситуация для финансового рынка была уже фактически критической. Мало того, предпринятые в этот раз ЦБ меры несравнимы с введенными в 2008–2009 годах. Тогда это было и беззалоговое кредитование, и поддержка межбанковских отношений в части гарантий по межбанковскому кредитованию, и многое другое. Все эти мероприятия положительно сказались на финансовой устойчивости банковского рынка.

Действительно, часто со стороны банкиров существуют претензии к ЦБ. Мы их слышим в беседах – обычно жалобы на то, что при ухудшении экономической ситуации, росте напряженности не было поддерживающих мер, а напротив, «закручивались гайки». Ситуация планомерно ухудшалась в течение всего 2014 года, кризис был уже всем очевиден, а антикризисного пакета все еще не существовало. Ну и, конечно, рост ключевой ставки был воспринят банками крайне болезненно.

Отмечу, что вопрос не в том, правильны были действия регулятора или нет, а в том, что банковское сообщество многие меры не понимало, удивлялось – отсюда и такие оценки.

Вторая причина – многочисленные вопросы банкиров в части подхода ЦБ к отзыву лицензий в тех случаях, когда напрашивались санации. Часто это были системно значимые банки, лишение лицензий которых порождало на рынке цепную реакцию. Многие банки отмечают, что не очень понимают «развилку» – когда начинается санация, а когда – отзыв. А неопределенность также вызывает, скорее, негативные оценки.

Третья причина – повышение общего градуса негатива.

Ну а причисление столь критикуемого ЦБ к государственным организациям, наиболее позитивно и профессионально воздействующим на банковский рынок России, можно объяснить тем, что помимо надзора и регулирования Центральный Банк, безусловно, все-таки занимается именно развитием инфраструктуры банковского рынка и принимает меры, в отличие от многих других организаций, для снижения последствий кризиса. К тому же ЦБ все-таки находится с банками в диалоге – эта традиция сохраняется, и это ценят банкиры.

Большинство же других организаций и структур привносят чаще всего лишь запретительные меры. 

Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России», президент «Центра микрофинансирования»: 

Последние несколько месяцев мы наблюдаем тяжелый финансовый и банковский кризис, который связан с общеэкономической ситуацией в стране, с политической ситуацией, с резким ухудшением наших взаимоотношений с внешним миром, в частности с наиболее развитыми странами Евросоюза, с США, Японией. И самое главное, падение курса отечественной валюты, которое произошло по всем известным причинам. Поскольку от падения валюты страдают очень многие, и предприниматели, и граждане, то, соответственно, ухудшается оценка работы Центрального Банка.

Последнее совещание в Центробанке (на котором присутствовало все руководство «Опоры России») с участием председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной и практически всех замов, в том числе и нового заместителя председателя ЦБ Дмитрия Тулина, показало, что Центральный Банк достаточно внимательно прислушивается к мнению бизнес-сообщества. ЦБ готов вместе искать взаимоприемлемые с точки зрения поддержки бизнеса и банков выходы из сложившейся ситуации. В частности, было принято принципиальное решение о создании рабочей, постоянно действующей группы, которая будет мониторить ситуацию и разрабатывать рекомендации и предложения по развитию финансирования малого бизнеса, по защите региональных банков, несущих значительную долю нагрузки по кредитованию МСБ.

На этой же встрече мы подняли вопрос о снижении ключевой ставки хотя бы на 2 пункта, чтобы показать рынку, что ситуация исправляется. Центральный Банк прислушался к этому мнению. Я не хочу сказать, что мы сыграли тут единственно важную роль. Но тем не менее факт есть факт. 

Другое дело, что снижение ставки до 15% является явно недостаточным. Кредитование реального сектора по-прежнему остается крайне дорогим, дешевых ресурсов нет. Но самая главная проблема у банков и микрофинансовых организаций не в том, что нет дешевых ресурсов, а в том, что зачастую вообще нет ресурсов, даже дорогих. Решение о докапитализации крупнейших банков суммой в 1 трлн. рублей, выделяемой правительством, на мой взгляд, имеет один серьезный изъян. Из процесса были исключены сильные региональные банки, напрямую завязанные на кредитование малого и среднего бизнеса. 

Тем не менее правительство и ЦБ поставили нормативы по увеличению портфеля кредитования МСБ. Портфель должен возрастать на 1% в месяц. 

Василий Солодков, директор Банковского института Высшей школы экономики, заведующий кафедрой банковского дела факультета экономики Высшей школы экономики: 

Судя по данным опросов Bankir.Ru, начиная с 2011 года и заканчивая январем 2015 года, очевидна тенденция возрастания количества респондентов, оценивающих деятельность ЦБ плохо или очень плохо. Причин тому может быть несколько.

Первая связана с денежно-кредитной политикой Банка России, с постановкой невыполнимых задач по снижению инфляции в момент, когда падение рубля было совершенно неизбежно.

Вторая – обострение нездоровой конкуренции на российском банковском рынке, когда одни участники имеют достаточно свободный доступ к ликвидности, в то время как для других этот доступ затруднен. Та же проблема с банковской докапитализацией. Критерии таковы, что для кого-то просто невозможно попасть в заветный список. Все это планомерно ведет к тому, что количество банков концу 2015 года значительно сократится, а любое уменьшение конкуренции никогда не приносит системе ничего хорошего.

История вопроса. Не была создана система фондирования, особенно долгосрочного. Фонды ЦБ играли и играют немаловажную роль в пассивах многих банков, но только тех, что выбирает сам ЦБ. Результат – переток клиентов в госбанки. А запоздалое принятие решения об увеличении суммы страхования привело к абсолютному сокращению вкладов даже в Сбербанке. Длительное состояние неопределенности подтолкнуло вкладчиков к снятию денежных средств со счетов и размещению их в банковские ячейки или вывозу за рубеж, что явно не полезно для банковской системы.

Тем временем денежно-кредитная политика Банка России была достаточно невнятной. С одной стороны – ограничение ликвидности, с другой – решение ЦБ о принятии в качестве обеспечения бумаг «Роснефти». Все это вкупе вызвало обвал рубля 16 декабря 2014 года. Вот и причина сокращения доли респондентов, позитивно оценивающих политику ЦБ.

Того же порядка недавнее принятие решение о снижении учетной ставки с 17% до 15%. ЦБ придерживалось идеи таргетирования инфляции. Тогда, если ускоряется инфляция и ослабляется рубль, необходимо ставку не снижать, а повышать… Факт снижения можно объяснить лишь тем, что ЦБ пошел на поводу первого вице-премьера Игоря Шувалова, заподозрившего Банк России в излишней независимости. Результат – ресурсы как были недоступны, так и остались, 2% ничего существенно изменить не могут, но всем стало очевидно, что Центральный банк «прислушивается» к правительству, что запрещено законом. Возникает вопрос, что будет дальше? Будет ли ЦБ таргетировать инфляцию, как провозглашал ранее в качестве своего курса?

И тем не менее, несмотря на критику, звучащую сегодня в сторону ЦБ, необходимо признать, что Центральный банк не в состоянии отвечать за всю экономику России. Он отвечает за денежно-кредитную систему. И если во всех странах ставки в кризис снижаются, то у нас все происходит наоборот. Причина в том, что правительство умудрилось создать такую высокомонопольную систему, что любое изменение курса тут же влияет на уровень инфляции. Нет демпфера в лице малого и среднего бизнеса (МСБ), который, по сути, уничтожен. И здесь, к сожалению, Центральный банк ничего сделать не может. А правительство как проводило эксперименты по удушению МСБ, так и проводит, как на федеральном, так и на местных уровнях.

Но по большому счету у нас есть только две уважаемые организации, это Центральный банк и Агентство по страхованию вкладов, что и подтверждают результаты опросов. Очевидно, что для опрошенных не совсем понятно воздействие на финансовый рынок всех остальных. И в первую очередь это относится к Государственной думе и Федеральной антимонопольной службе.